США не могут дать России юридических гарантий ненаправленности против нее системы противоракетной обороны: это был бы неправильный шаг, поскольку дело касается защиты стран НАТО
Russia Today

США не могут дать России юридических гарантий ненаправленности против нее системы противоракетной обороны: это был бы неправильный шаг, поскольку дело касается защиты стран НАТО. Однако Россия могла бы рассчитывать на политические гарантии, а также направить своих представителей с любой измерительной аппаратурой, чтобы они убедились в том, что ничего в системе ПРО не угрожает силам ядерного сдерживания РФ. С такими уверениями выступила новый заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Венди Шерман, впервые побывавшая в Москве с официальным визитом.

В интервью "Коммерсанту" она мягко опровергла слухи о том, будто на майском саммите стран "большой восьмерки" в Довилле декларация с юридическими гарантиями США была готова к подписанию, но в последний момент американцы передумали. "Я не уверена, что именно так все и было. Правда в том, что США сказали: мы не можем дать вам юридически обязывающие гарантии. Но мы можем предоставить политические гарантии", - сказала на это Шерман.

- СМИ: Америка загнала Россию в тупик, вынудив искать помощи у неожиданного союзника

При этом в Вашингтоне понимают тревоги российской стороны и поэтому приглашают специалистов приехать и лично убедиться в отсутствии угрозы, подчеркнула высокопоставленный дипломат. Она пояснила, что, прежде всего, речь идет о беспрецедентном предложении американцев России принять участие в испытаниях системы ПРО в Тихом океане весной 2012 года. Оно, напомним, поступило в октябре и было заявлено как очередная американская "уступка по ПРО". В России, впрочем, ее немедленно расценили как "символическую подачку".

Журналист "Коммерсанта" уточнил своей собеседнице: "В Москве заявляли, что поедут на испытания, только если им гарантируют возможность использования российского спецоборудования для измерений характеристик ПРО США. Внятных же гарантий по этому поводу США якобы не давали".

"Думаю, тут произошло некоторое недоразумение, - ответила Шерман. - Мы говорили, что представители РФ могут привезти с собой любое оборудование, которое они посчитают нужным. Видимо, кто-то это не совсем точно понял". В Америке вообще не считают вопрос с измерениями проблемой, заверила замгоссекретаря, еще как минимум дважды повторив, что разрешат привезти на испытания ПРО любую аппаратуру. Как это будет сочетаться с запретом Конгресса на предоставление Москве "чувствительной информации" по ПРО, она, однако, не объяснила.

Венди Шерман признала, что в переговорах по противоракетной обороне стороны сейчас находятся в сложной точке. Однако такие трудные моменты бывают всегда, а учитывая, что и Россия, и США хотят продолжить важный для них диалог, работа будет продолжена и выход будет найден, убеждена дипломат. Для этого просто понадобятся "время и находчивость".

Замгоссекретаря при этом сделала упор на то, что проблемная тема ПРО - это лишь один из аспектов российско-американских отношений. Помимо него, есть множество точек соприкосновения, и отношения продвигаются по самым разным направлениям. Поэтому их характер не должен зависеть лишь от одного, по которому существенного продвижения пока не получается.

В этой связи, а также ввиду предстоящего возвращения в Кремль Владимира Путина Венди Шерман отметила, что перезагрузка, которая, по ее оценке, "была невероятным успехом", уже стала неотъемлемой частью отношений между двумя странами. "Она состоялась не только между конкретными людьми. Я работаю на президента Обаму и верю, что он будет переизбран. Что же касается премьер-министра Путина, который может вновь стать президентом РФ, то он тоже был частью перезагрузки. Я полагаю, что он продолжит этот курс, если будет избран президентом", - заключила замгоссекретаря.

Отметим, по мнению Москвы, переговоры по ПРО находятся в мертвой точке. В МИД РФ недавно подчеркнули, что возможностей для снятия разногласий с каждым днем становится все меньше и меньше.

О безвыходной ситуации свидетельствует и то, что президенты РФ и США даже при личной встрече на недавнем саммите АТЭС в Гонолулу не сумели договориться по проблеме ПРО. Дмитрий Медведев на пресс-конференции по результатам признался, что даже не понял предложений иностранных партнеров по противоракетному вопросу, и тот продолжает отравлять его в целом прекрасные отношения с Бараком Обамой.

После этого с более резким заявлением выступил министр иностранных дел Сергей Лавров. Общаясь с журналистами в Хабаровске по пути с саммита АТЭС, он напомнил, что на днях стало известно о готовности США развернуть элементы ПРО в виде боевых кораблей не только в Средиземном, как говорилось раньше, но и в Черном, Баренцевом, Северном и Балтийском морях. "Все при этом остается в рамках все той же позиции, которую нам озвучивали изначально: "Вы не волнуйтесь, это не против вас", - нас это не может устроить", - сказал Лавров.

Ранее в российском внешнеполитическом ведомстве называли два варианта возможного "военно-технического ответа" несговорчивым партнерам: создавать собственную ПРО или возобновить гонку вооружений.

Расстроили Москву и высказывания нового американского посла в России Майкла Макфола (он назначен на эту должность, но еще не утвержден в ней - прим. ред.). Макфол, считающийся "архитектором политики перезагрузки", в частности, заявил, что США планируют создавать систему ПРО независимо от того, удастся ли наладить сотрудничество в данной сфере с Россией. "Мы движемся вперед в развертывании системы ПРО - с Россией или без России", - так звучали слова специального помощника президента США, старшего директора по России Совета национальной безопасности Белого дома.

Попытки американцев разместить систему ПРО в Европе в непосредственной близости от российских границ уже не первый год отравляют отношения между Москвой и Западом. При прежнем президенте США Джордже Буше-младшем планировалось разместить радар в Чехии и противоракеты в Польше. В Вашингтоне при этом уверяют, что система направлена в первую очередь против Ирана и КНДР. Нынешний президент США Барак Обама изменил стратегию европейской ПРО, но не отказался от нее полностью.