Яблоко пикетирует Госдуму с требованием наказать депутатов-антисемитов
Moscow-Live.ru

Утром 22 февраля у здания Государственной думы собрались на пикет представители московского отделения партии "Яблоко" с требованием "привлечь к ответственности депутатов-антисемитов". Об этом сообщил лидер столичной ячейки партии Сергей Митрохин в Twitter.

Он уточнил, что акция начнется с 9:30 утра у двух входов в здание нижней палаты парламента на Охотном ряду. Позднее Митрохин сообщил, что пикет против депутатского антисемитизма продолжился у здания Генеральной прокуратуры РФ.

Участники акции держали в руках плакаты с надписями "Антисемитов - на нары" и фотографиями двух видных парламентариев-единороссов, отличившихся антисемитскими высказываниями в связи с резонансной ситуацией вокруг передачи Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге Русской православной церкви.




На этой неделе думская комиссия по этике начала проверку заявлений депутата Виталия Милонова. После крестного хода сторонников передачи Исаакия в пользование РПЦ, прошедшего в Петербурге 12 февраля, Милонов заявил: "Христиане выжили, несмотря на то, что предки Бориса Лазаревича Вишневского и Максима Львовича Резника (члены петербургского Заксобрания. - Прим. NEWSru.com) варили нас в котлах и отдавали на растерзание зверям". Многие обвинили Милонова в антисемитизме, позднее он принес публичные извинения за свои слова.

Немногим ранее скандал спровоцировали высказывания вице-спикера Госдумы Петра Толстого, который 23 января на пресс-конференции по поводу дискуссии вокруг передачи Исаакия Церкви заявил, в частности, что "люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, - сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах - на радиостанциях, в законодательных собраниях, - продолжают дело своих дедушек и прадедушек".

Федерация еврейских общин России (ФЕОР) обвинила Толстого в антисемитизме и подрыве межнационального мира. Скандал докатился до Кремля и Белого дома. В итоге Толстой примирился с руководством ФЕОР, заверив, что не вкладывал в эти слова националистического смысла.