Тверской суд столицы во вторник продолжит слушание по 24 искам бывших заложников и родственников погибших в теракте на Дубровке. Накануне суд заслушал пояснения по трем искам
Архив NEWSru.com

Тверской суд столицы во вторник продолжит слушание по 24 искам бывших заложников и родственников погибших в теракте на Дубровке. Накануне суд заслушал пояснения по трем искам.

Процесс в этот день начался с очередного отвода судье. Его заявила дочь погибшего музыканта из оркестра мюзикла "Норд-Ост" Ирина Храмцова. По ее словам, "суд находится в экономической зависимости от ответчика - Правительства Москвы - и не может быть беспристрастным". Однако судья Марина Горбачева в третий раз отклонила ходатайство о своем отводе и продолжила слушание, передает "Интерфакс".

Вслед за Храмцовой выступила Лариса Фролова, у которой в результате теракта погибли сын и невестка. Пожилая женщина и ее муж остались с двумя малолетними внуками. Фролова заявила в суде, что ее близкие погибли "из-за плохой организации спасательных работ".

Затем присутствующие в зале суда услышали рассказ Зои Чернецовой, потерявшей единственного сына Данилу, 21 года, которого она воспитывала одна. По словам потерпевшей, за два месяца до трагедии сын женился, и его 19-летняя жена Ника до сих пор не верит в его гибель и ждет, что он вернется.

Сама Чернецова рассказала, как мыкалась по больницам и моргам в поисках сына. Как выяснилось, его привезли сразу в морг, а опознание проводилось уже после вскрытия. Медик по образованию, Чернецова, прошедшая в 1979-1980 годах Афганистан, считает, что ее сын погиб из-за отсутствия вовремя оказанной медицинской помощи.

"У меня никого не осталось, как жить дальше, я не знаю", - сказала она суду, добавив, что ее пенсия составляет сегодня 1606 рублей.

Иски к Правительству Москвы адвокаты потерпевших мотивируют статьей 17 закона "О борьбе с терроризмом", согласно которой ответственность за последствия террористической акции "должен нести субъект Федерации, на территории которого произошел теракт".