Адвокат бывших заложников "Норд-Оста" отказался отвечать на вопросы московской прокуратуры
Архив NEWSru.com

Адвокат Игорь Трунов отказался от дачи показаний в московской прокуратуре. Источники в прокуратуре сообщили, что адвокат, защищающий интересы потерпевших по делу о теракте в театральном центре на Дубровке, в понедельник отказался отвечать на любые вопросы следователя.

По данным источника, адвокату было предложено письменно ответить на четыре вопроса, касающиеся некой видеопленки со съемками внутри зала театрального центра с захваченными заложниками. В частности, следствие по делу об этом теракте интересуют обстоятельства получения этой видеопленки, сообщает "Интерфакс".

По окончании допроса в прокуратуре Трунов подтвердил, что он отказался давать какие-либо показания, поскольку его допрос как свидетеля по этому делу автоматически означал бы исключение его из ведения дела в суде по искам бывших заложников.

Несмотря на отказ давать свидетельские показания, представитель прокуратуры составил протокол допроса, который адвокат подписать отказался, сообщил Трунов.

Он подчеркнул, что закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ" гарантирует независимость адвоката и запрещает следственным органам истребовать у него конкретные сведения, касающиеся дела, в котором он участвует.

Что касается видеозаписи, то, по словам Трунова, он считает, что, прежде всего, она должна быть просмотрена Тверским судом в качестве доказательства физических и моральных страданий заложников, а впоследствии Прокуратура города Москвы может истребовать ее из суда и приобщить к уголовному делу по теракту на Дубровке.

Как рассказал Трунов, руководитель следственной бригады Прокуратуры Москвы по уголовному делу о теракте на Дубровке сообщил ему, что по обращениям ряда бывших заложников была найдена утерянная ранее часть принадлежащих им вещей. Следователь попросил адвоката сообщить об этом потерпевшим, для того чтобы они могли забрать свое имущество.

Со своей стороны, президент адвокатского бюро "Барщевский и партнеры" Михаил Барщевский заявил ранее, что "если Трунова вызывают в прокуратуру в качестве свидетеля в связи с делом на Дубровке, а тем более в связи с вопросами представления интересов потерпевших, то это прямое нарушение закона об адвокатуре".

Комментируя мнение Игоря Трунова о причинах вызова, Михаил Барщевский отметил, что "Трунову не имеют права задавать вопросов, связанных с этими материалами. Они попали в его распоряжение в связи с выполнением им поручения по адвокатскому "норд-остовскому" делу. Трунов не обязан отвечать на вопросы, откуда у него эти материалы и что это за материалы". По мнению Барщевского, "Трунов может явиться в прокуратуру и просто отказаться давать показания".

Мосгорпрокуратура не намерена изменять квалификацию уголовного дела, возбужденного в связи с захватом заложников в Москве

Мосгорпрокуратура пока не намерена изменять квалификацию уголовного дела, возбужденного в связи с захватом заложников в театральном центре на Дубровке по статье 205 УК РФ - "Терроризм".

Как сообщил Игорь Трунов по окончании допроса в прокуратуре, на его вопрос, не пойдет ли следствие на поводу у московских властей, предлагающих рассматривать трагедию на Дубровке не как теракт, а как "обычную уголовку", зампрокурора столицы Владимир Юдин сказал ему, что "пока вопрос о переквалификации не стоит".

В ближайшее время в суд будет подано еще несколько исков бывших заложников и их родственников

Игорь Трунов сообщил, что 18 января был оформлен еще "ряд исковых заявлений" от потерпевших от теракта на Дубровке к московским властям.

"У меня были назначены встречи еще с десятью бывшими заложниками и родственниками погибших, - сказал он в интервью "Эху Москвы". - Думаю, к четвергу мы предъявим еще пакет исковых заявлений".

На сегодняшний день в Тверской суд столицы подан 61 иск. Слушания по первым 24 искам бывших заложников и родственников погибших в результате теракта продолжатся в Тверском суде Москвы 20 января.

В понедельник Тверской суд заслушал показания трех родственников жертв теракта

Тверской суд столицы, рассматривающий иски бывших заложников и родственников погибших в теракте на Дубровке, в понедельник заслушал пояснения по трем искам.

Процесс начался с очередного отвода судье. Его заявила дочь погибшего музыканта оркестра мюзикла "Норд-Ост" Ирина Храмцова. По ее словам, "суд находится в экономической зависимости от ответчика (правительство Москвы) и не может быть беспристрастным". Однако судья Марина Горбачева в третий раз отклонила ходатайство о своем отводе и продолжила слушание.

Вслед за Храмцовой выступила Лариса Фролова, у которой в результате теракта погибли сын и невестка. Пожилая женщина и ее муж остались с двумя малолетними внуками. Фролова заявила в суде, что ее близкие погибли "из-за плохой организации спасательных работ".

Затем присутствующие в зале суда услышали рассказ Зои Чернецовой, потерявшей единственного сына Данилу 21 года, которого она воспитывала одна. По словам потерпевшей, за два месяца до трагедии сын женился и его 19-летняя жена Ника до сих пор не верит в его гибель и ждет, что он вернется, сообщает "Интерфакс".

Сама Чернецова рассказала, как мыкалась по больницам и моргам в поисках сына. Как выяснилось, его привезли сразу в морг, а опознание проводилось уже после вскрытия. Медик по образованию, Чернецова, прошедшая в 1979-1980 годах Афганистан, считает, что ее сын погиб из-за отсутствия вовремя оказанной медицинской помощи.

"У меня никого не осталось, как жить дальше, я не знаю", - сказала она суду, добавив, что ее пенсия составляет сегодня 1606 рублей.

Иски к правительству Москвы адвокаты потерпевших мотивируют статьей 17 закона "О борьбе с терроризмом", согласно которой, ответственность за последствия террористической акции "должен нести субъект Федерации, на территории которого произошел теракт".