Группа больных детей из Шелковского района Чечни, которым несколько недель назад был поставлен диагноз - "психогенный псевдоастматический синдром психогенной реакции, конверсионные судороги", нуждаются в серьезном лечении
novayagazeta.ru

Группа больных детей из Шелковского района Чечни, которым несколько недель назад был поставлен диагноз - "психогенный псевдоастматический синдром психогенной реакции, конверсионные судороги", нуждаются в серьезном лечении и должны быть отправлены в Москву для обследования, заявил во вторник глава администрации района Хусейн Нутаев.

У заболевших в Чечне детей продолжаются приступы удушья. Те, кому поручили разбираться и искать выход из положения, стали маскировать реальную картину, тем самым, приговорив больных к мучениям, продолжающимся вот уже два месяца.

"Ситуация с больными детьми, к сожалению, складывается очень сложно. У десяти человек состояние тяжелое, их необходимо вывезти на лечение в Москву. Последние дни у них наблюдаются галлюцинации. Они нуждаются в срочной госпитализации и лечении", - сообщил во вторник "Интерфаксу" замминистра здравоохранения Чечни Заур Муслуев.

Еще у более чем 20 детей систематические приступы. "Надо вывезти больных в московские клиники, так как лечение в клиниках и реабилитационном центре в Ставропольском крае не дало результатов", - утверждает Муслуев.

Между тем родители больных детей во вторник отказались отправить их на лечение в Москву, сославшись "на свои обстоятельства", сообщает ИТАР-ТАСС.

"По-прежнему, ясности с диагнозом детей и причинами заболевания нет. За прошедшие месяцы разные врачи ставили диагнозы, однако у значительной части детей, несмотря на проведенный курс лечения, улучшения нет", - сказал глава администрации Шелковского района Хусен Нутаев. Наоборот, детям стало только хуже. У них, по-прежнему, наблюдаются симптомы неизвестной болезни, приступы, истерики.

По данным чеченского ТВ, больные, которые лечились в Ставрополе, говорят, что состояние их здоровья стало значительно хуже - теперь во время приступов у них из носа течет кровь, чего не было раньше. Одна из женщин, лечившаяся в Ставрополе, заявила: "Нам вводили лекарства, после которых мы часами не контролировали свои действия, находились в состоянии опьянения, и мы не знаем, чем нас лечили".

- Комиссия: диагноз засекретить, больных считать симулянтами
- Документы, связанные с массовым отравлением, изъяли
- Хронология заболевания
- Ситуация в Шелковском районе критическая
- Массовое отравление в Чечне напомнило о старых случаях

Главный психиатр Минздрава Чеченской республики Султан Алимхаджиев, являющийся также главным врачом республиканской детской больницы, заявил "Интерфаксу" в понедельник вечером, что с самого начала считал необходимым, чтобы детей направили на лечение в специализированный медико-психологический реабилитационный центр в Москве или Подмосковье, где имеются высококвалифицированные кадры и необходимые условия.

"Детей нельзя помещать в обычную больницу и лечить обычными методами одинаково с другими больными", - отметил Алимхаджиев. Врач подтвердил, что часть детей, вернувшихся из Ставропольского края, действительно, стала чувствовать себя хуже, и у них появились осложнения. "Не исключается и вероятность того, что это связано с резким прекращением лечебного процесса", - отметил Алимхаджиев.

Ситуация в Шелковском районе Чечни остается критической

Четыре школы района, дети и учителя которых подверглись странному отравлению в декабре ушедшего года, - эти четыре школы так и закрыты. Родители не пускают туда детей, требуя детоксикации помещений и официальных гарантий, что ничего подобного повториться не может. "Нет гарантий безопасности для школьников, и я в этом полностью поддерживаю жителей нашего района, - заявил глава администрации Шелковского района Хусен Нутаев, сам отец троих детей.

Ни у главы администрации, ни у кого-либо еще нет никаких сведений, будет ли проведена детоксикация, а также когда и кто этим будет заниматься. Как этого добиться, когда власти отрицают массовые отравления, настаивая на диагнозе "массовый психоз". Невзирая на то, что 85% врачей Чечни продолжают категорически отрицать такой диагноз, будучи уверены в массовом отравлении, и это значит: требуются и детоксикация, и серьезные исследования в токсикологических клиниках.

Позиция министерства здравоохранения республики, тем не менее, по-чиновничьи примитивна: оно требует 4,6 млн рублей из федерального бюджета, чтобы постепенно пролечить всех отравленных. Однако пострадавшие нуждаются в срочной помощи и лечении именно сейчас, многие уже очень сильно истощены продолжающимися приступами и судорогами.

"Ситуация с больными детьми в Шелковском районе Чечни не утихла, просто ее стараются не афишировать. Люди больны до сих пор, это факт, от этого никуда не денешься. Если бы это был психоз, то лекарства должны были уже подействовать, люди уже должны были прийти в себя, - сообщила ранее "Кавказскому узлу" заместитель председателя комитета по здравоохранению парламента Чечни, главный врач Побединской участковой больницы Зинаида Магомадова. - Такой ситуации, что бы люди возвращались к нормальной жизни, нет".

"Врачи колют димедрол, аспирин, но до сих пор судороги у больных есть. Нас убеждают, что это острый психоз. Меня чуть не убедили в этом. Но потом подумала, снова проанализировала эти случаи. Я не могу, хотя сама врач, однозначно сказать, что это было - психоз или отравление", - подчеркивает Магомадова.

Число заболевших в Шелковском районе в декабре прошлого года достигало, по официальным данным, от 87 до 92 человек (официальные данные о заболевших не могут быть признаны корректными, поскольку многие семьи отказались регистрировать "своих" больных - Прим. "Новой газеты"). Весь декабрь из Чечни приходили сообщения о массовых отравлениях в школах Шелковского района. Пик массовой госпитализации пришелся на 16 декабря. 19 детей и трое взрослых из Старогладовской были доставлены в Шелковскую ЦРБ прямо из школы. Врачи наблюдали множественные потери сознания - коматозные состояния, судороги, слабость, амнезию, нарастающее удушье, онемение конечностей по типу "чулок" и "перчаток", озноб. Дети жаловались на резь в глазах, сухость слизистых. Анализы крови показали снижение гемоглобина (до 76) и увеличение доли сегментоядерных клеток крови (до 89). Стало ясно: это отравление, и источник его - в школе. В Шелковской районной больнице по-прежнему находятся четыре человека с симптомами неизвестного заболевания. Это один ребенок и трое взрослых.

Правительственная комиссия: диагноз засекретить, больных считать симулянтами

Напомним, о странных симптомах, массово проявившихся у жителей Чечни, стало известно в минувшем декабре. Болезнь сопровождалась удушьем, обмороками и истерией. Так, "Новая газета" описывает приступы. На койке у стены в палате № 1 Шелковской районной больницы корчится совсем юная девушка. У нее - очередной приступ, типичный для тех, кто пострадал. У девушки попеременно то белое, то желтое, то ярко-алое лицо. Дыхания незаметно. Брат разжимает ей ложкой зубы, чтобы вытащить западающий язык. Мать навалилась всем телом и пытается сдержать судороги у дочери, которая изогнулась в такую неправдоподобную дугу - пятки к затылку, - что это почти кольцо, доступное в обычной жизни лишь отлично тренированным гимнасткам. Девушка ничего не видит, не слышит, глаза ее закрыты. На нее вылили уже столько нашатыря, что остальным в палате дурно, но она не реагировала. Такие приступы у 20-летней Асет Магамшапиевой случались три-четыре раза в день.

Медики долго не могли определить природу заболевания: высказывались предположения об отравлении. Накануне новогодних праздников правительственная комиссия, созданная "для выяснения причин и ликвидации последствий" во главе с заместителем директора института судебной психиатрии имени Сербского Зурабом Кикалидзе, обнародовала официальный вердикт: не стоит беспокоиться, никаких отравлений не было, это массовый психоз на почве многолетнего нервного перенапряжения, который, уверяли члены комиссии, подстегнул СМИ, слишком много внимания уделявшие демонстрации припадков потерпевших, пишет "Новая газета".

Но исполняющий обязанности главврача Шелковской больницы Ваха Эселаев говорит: "Мы - те врачи, которые были с пострадавшими с первых дней и до сих пор, - так и не снимаем свой диагноз: отравление неясной этиологии. Потому что мы видели, как все было. Какая тут истерика или массовый психоз?"

Заместитель главного врача по лечебной работе Рабадан Рабаданов был первым, кто вместе с доктором Джамилей Алиевой 16 декабря по вызову поехал в станицу Старогладовскую, в школу: оттуда позвонили, что у них дети падают без сознания. "У всех были психомоторное возбуждение, затрудненное дыхание, галлюцинации, какой-то странный смех, - вспоминает доктор Рабаданов. - Сильные судороги. Учительница одна была совершенно синюшная от удушья. Ничего не помогало. Мы давали и седативные, и противосудорожные, и успокаивающие - и ничего не действовало, приступы возобновлялись. Родители на нас кидались, доходило до драки, а мы были беспомощны".

Он уверен, что одномоментно не может такое количество детей попасть в психомоторное возбуждение просто на истерической почве, и считает, что в школах, откуда пострадавшие, был агент отравления. "Но политика такова, что надо это отрицать. Сами мы агент не знаем. Нашими силами выявить его невозможно. Мы лишь понимаем, что агент, на них подействовавший, был отравляющим веществом, превращающим нервную систему в сверхлабильную. Приступы вызываются и скрипом двери, и шуршанием пакета… Конечно, это не подпадает ни под одну известную картину заболевания, требуются исследования…", - говорит он.

Первоначальные документы, связанные с массовым отравлением в Чечне, изъяли

Ожидая исследований и схем лечений, врачи в Шелковской ЦРБ, а с ними и родные пострадавших и большинство жителей Шелковского района, уверены, что источник заражения находился в женском туалете Старогладовской школы. Все пострадавшие так или иначе побывали там. Причем заметна следующая тенденция: кто заходил в туалет - имеет тяжелую картину последствий. Кто был рядом - полегче. Врачи настаивают: отравляющее вещество, скорее всего, было твердым, но способным к газообразному волновому распространению и теряющим свою силу по мере удаления от источника. Точно та же картина - во 2-й школе в Шелковской и в школе станицы Шелкозаводской. Те, кто был рядом с женским туалетом, заболели, хоть и не так тяжко.

"Школьная" локализация заболевших - во времени и пространстве - определяющая деталь картины массового заболевания. В станице Шелкозаводской, например, вообще заболели только те, кто был на первом этаже школьного здания. Девочки-подростки и учительницы, которые вели первый и второй уроки. Те, кто в этот день не пришел в школу, сегодня здоровы. Правда, никто своих здоровых детей в отравленные школы отправлять не собирается - ждут полной детоксикации помещений.

В результате 16 декабря в Чечне создают правительственную комиссию и штаб по локализации и ликвидации последствий массового заболевания. 17 декабря члены комиссии и военные отправляются в Шелковскую, ведут осмотры и опросы в школах и ЦРБ, а также встречаются в Грозном с самыми тяжелыми больными, которых перевезли в Республиканскую детскую клиническую больницу (школьники) и в 9-ю горбольницу (учителя). И вот поворотный момент - на стол председателя правительственной комиссии ложится справка-доклад старшего врача-специалиста подвижной военной лаборатории № 1309 капитана медицинской службы С. Ефимова. "Новая газета" приводит этот уникальный на сегодня документ. Это результаты поездки в Старогладовскую и Шелковскую:

"Я, старший врач-специалист подвижной лаборатории 1309 ЦГСЭН (т) СКВО капитан м/с Ефимов С.Н. 17.12.2005 в составе правительственной комиссии Чеченской Республики при опросе и осмотре пострадавших выявил следующую картину развития отравления…. источник отравления расположен в основном здании школы (т.к. данную группу пострадавших объединяет исключительно пребывание в ней), предположительно на 3-м этаже (где работали пострадавшие учительницы). Мог быть реализован в первую очередь дыхательный путь отравления, также не исключен контактный. Агрегатное состояние возможного отравляющего вещества было жидким или твердым, которое бы под воздействием окружающей среды выделяло в нее ядовитые испарения. Точно определить вид отравляющего вещества лишь по одной клинической картине (выявленной симптоматике) пострадавших не представляется возможным. РЕКОМЕНДОВАНО: для уточнения вида отравляющего вещества проведение токсикологической экспертизы пострадавших и осмотр специалистами-токсикологами, с привлечением необходимого оборудования и реактивов"…

Со справки капитана в деятельности комиссии и начался отсчет назад. Токсикологи продолжали работать, только ничего они уже упорно не находили. И так все и осталось до нынешнего момента: из вещественных официальных доказательств версии отравления "в живых" имеется только два. Во-первых, справка капитана Ефимова. Во-вторых, выписка из истории болезни Зареты Шарановой, которую родители забрали из больницы (из РДКБ) раньше, чем явился на свет официальный диагноз. В выписке значится: "Отравление неясной этиологии", отмечает издание.

Хронология заболевания

Все началось 7 декабря с 13-летней Таисы Минкаиловой, ученицы "новой" школы в станице Старогладовской (примерно 20 км от райцентра Шелковской). Таиса пожаловалась на приступы удушья, судороги, сильную головную боль и онемение конечностей. Родители решили отвезти ее в больницу в Кизляр (Дагестан), но назначенное там невропатологами лечение результатов не дало. Все симптомы сохранились, и состояние только ухудшалось.

9 декабря из той же Старогладовской школы, но уже в 9-ю горбольницу Грозного родители привезли еще двоих старшеклассниц с аналогичными симптомами. Это были Зарета Шаранова, 1993 г.р., и Лейла Дибирова, 1992 г.р.

Пик массовой госпитализации пришелся на 16 декабря. 19 детей и трое взрослых из Старогладовской были доставлены в Шелковскую ЦРБ прямо из школы. В результате в Чечне создают правительственную комиссию и штаб по локализации и ликвидации последствий массового заболевания.

17 декабря члены комиссии и военные отправляются в Шелковскую, ведут осмотры и опросы в школах и ЦРБ, а также встречаются в Грозном с самыми тяжелыми больными, которых перевезли в Республиканскую детскую клиническую больницу (школьники) и в 9-ю горбольницу (учителя). После 17 декабря комиссия резко двинулась в другую сторону - психолого-психиатрическую, невзирая на то, что доказательства именно картины отравления продолжали поступать.

Прежде всего, 19 декабря - когда подобных же больных привезли из средних школ селений Коби, станиц Шелкозаводская и Шелковская. В день у них наблюдалось до 17 приступов удушья. Некоторые были тяжелейшие, с комами. И 20 декабря закрыли все школы Шелковского района, а республиканская прокуратура возбудила уголовное дело по факту массового заболевания школьников.

Тем не менее, 21 декабря вдруг появляются первые официальные сообщения, что "во всем виноваты СМИ": якобы приступы усиливаются и появляются новые больные по мере демонстрации сюжетов на эту тему по телевидению. Звучат заявления членов комиссии, что вообще нет таких токсических веществ, которые поражают по половому признаку, версия с ОВ, которое могло быть подброшено в женские туалеты, высмеивается.

И вот 22 декабря главный нарколог ЧР психиатр Муса Дальсаев объявляет диагноз: никакого отравления не существует, это "псевдоастматический синдром психогенной природы". Или "психологическое самозаражение". Муса Дальсаев собирает родителей и фактически обвиняет заболевших детей в симуляции, а мам — в потакании им.

Так, 23 декабря под эти препирательства с больными детьми и их родителями наступил еще один пик заболевания. Был зарегистрирован уже 81 случай с аналогичной симптоматикой. В Шелковском районе началась паника. Никто не поверил ни Дальсаеву, ни комиссии, которая выдала свои выводы: "правильной" причиной заболевания следует считать "высокое психоэмоциональное напряжение из-за ситуации в республике, приведшее к "конверсионным судорогам". Но люди не верили.

25 декабря первых отравленных стали выписывать. 26-го Чечню посетил главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко и окончательно спустил трагедию на тормозах. Посидев несколько часов в Грозном, он заявил, что никаких тревожных, угрожающих состоянию здоровья явлений нет.

27 декабря президент Алу Алханов съездил к президенту Путину в Москву, доложил о том, что это массовый психоз, и передал бумаги, сколько потребуется денег в ближайшее время, чтобы побороть новые массовые психозы путем грандиозного строительства.

31 декабря группу из 17 детей и трех взрослых - самых тяжелых - отправили в детский санаторий общего профиля "Салют" в Железноводске, откуда 4 января, ввиду тяжести положения, стали постепенно перевозить в клинику пограничных состояний Ставропольской медицинской академии, где их наблюдает профессор Игорь Боев, заведующий кафедрой психотерапии.

Массовое отравление детей в Шелковской напомнило о старых случаях

В Чечне в связи с трагедией в Шелковской все чаще вспоминают старые случаи. Подобное в Чечне происходит не в первый раз. Отравления неизвестными веществами, идентифицировать которые никто не задался целью, несколько раз чудом удавалось зафиксировать.

Врач Шелковской ЦРБ Джамиля Алиева напоминает, что все то же самое, только в меньших масштабах, в их районе уже было. В сентябре и в октябре 2005 года: "23 сентября 19 детей и одну учительницу привезли с аналогичной симптоматикой из школы в станице Старощедринской. Мы видели тот же странный смех, галлюцинации - страшная картина… Родители несут детей на руках, а они не могут остановиться – смеются".

Расследование инцидента ничем не закончилось, подтверждает главврач Эселаев. Анализы возили на экспертизу в Махачкалу, в бюро судмедэкспертизы, и там признали, что дети получили отравление угарным газом. Но в тот день была жара. "Мы тогда подняли шум, но он остался внутри республики, так решило руководство, и все дело спустили на тормозах, ничего не изучали. Несмотря на то, что смешно было говорить о 25% угарного газа в крови, мы бы таким детям тут ничем помочь не могли, они бы умерли без барокамеры, когда 25-29% крови не переносят кислород", - говорит Эселаев.

Кроме того, в республике вспоминают массовое отравление в селении Старые Атаги, схожее по симптомам, но также оставшееся не расследованным до конца. 26 июля 2000 года около пяти вечера на юго-восточной окраине селения Старые Атаги Грозненского сельского района, над рекой Аргун, раздались два несильных взрыва, и образовался серебристо-фиолетовый светящийся столб дыма, по виду напоминавший тюльпан высотой до 150 м. Столб быстро стал облаком, которое повисло над южной окраиной села - улицами Береговой, Нурадилова, Подгорная, Нагорная, Зеленая и двумя искусственными прудами.

Из донесения Центра госсанэпиднадзора в ЧР № 96 все тому же Г. Онищенко, главному санитарному врачу России: «…Через день после взрывов появились первые случаи заболевания с признаками отравления: сильные тонические судороги, потеря сознания, агрессивное возбуждение, заторможенность, неукротимая рвота, сильные головные боли, чувство страха, у некоторых кровохарканье. Температура, пульс и давление нормальные. Диспепсия и сыпь отсутствуют»…

И это те же симптомы, схожие с отравлениями теперь в Шелковской. Трагедия в Старых Атагах привела к трем смертям на 23 случая, причем смерть приходила достаточно быстро после первых признаков заболевания, через день-два. Так погибли: Умар Садыков, 1981 г.р., заболел 29.07, умер 30.07; Хазгериева Хадижат, 1978 г.р., заболела 31.07., умерла 1.08, была беременна, шестой месяц; Хазгериев Сайдаш, 1981 г.р., заболел 5.08 (купался в прудах), умер 7.08; все трое - жители улицы Нурадилова.

После проведенного расследования комиссия пришла к выводу, что отравление жителей села Старые Атаги вызвано "химическим соединением неясной этиологии, исключается инфекционный характер вспышки".