Секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Лариджани прибыл в пятницу в Москву с третьим за этот год официальным визитом
Первый канал

Секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Лариджани прибыл в пятницу в Москву с третьим за этот год официальным визитом. Связанно это с начавшимся в Нью-Йорке обсуждением "иранской резолюции", которая грозит Тегерану международными санкциями, и Иран стремится заручиться поддержкой России в СБ ООН.

В пятницу Лариджани провел переговоры с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, после чего он встретился один на один в московском "Президент-отеле" с секретарем Совбеза России Игорем Ивановым. Главной темой обеих встреч стала ситуация вокруг ядерной программы Ирана. По словам Иванова, переговоры будут продолжены в субботу.

Как сообщает ИТАР-ТАСС, встреча также будет проходить в закрытом формате. Иванов и Лариджани будут беседовать о иранской ядерной программе и вопросах двустороннего сотрудничества с глазу на глаз. По итогам первого раунда переговоров представитель Ирана объявил, что прошли они "конструктивно и успешно".

По прилете в Москву Лариджани заявил, что Иран намерен пересмотреть свои отношения с МАГАТЭ в случае, если СБ ООН примет проект резолюции по иранской ядерной программе, внесенный "евротройкой". "Мы пересмотрим свои отношения с МАГАТЭ, если в ООН будет принята резолюция "евротройки" без учета поправок, сделанных Россией", - заявил он.

Он также отметил, что если даже подобная резолюция будет принята, "то это не повлияет на волю Ирана". "Необходимо искать логичный путь решения данной проблемы", - считает Лариджани. Он добавил, что Иран самым тщательным образом рассмотрел предложения "шестерки". "Надеемся, что проблема будет решена в рамках этих предложений", - подчеркнул Лариджани.

Иранский представитель кроме того заявил, что Иран не отвергает предложения России о создании совместного предприятия по обогащению урана на территории РФ. "Это предложение никогда не отвергалось, и оно остается на столе переговоров", - сказал он. Вместе с тем, как ранее сообщил РИА "Новости" источник в атомной отрасли России, совместное российско-иранское предприятие по обогащению урана "скорее всего не будет создано никогда".

Ранее планировалось, что с визитом в Москву отправится глава МИД Исламской Республики Манучехр Моттаки, однако в среду стало известно, что иранскую делегацию возглавит куда более влиятельный политик. Связанно это с начавшимся в Нью-Йорке обсуждением "иранской резолюции", которая грозит Тегерану международными санкциями, и Иран стремится заручиться поддержкой России в СБ ООН. По информации газеты "Коммерсант", Лариджани вез в Москву приглашение президенту РФ Владимиру Путину посетить Тегеран до конца нынешнего года.

По информации издания, Тегеран настойчиво просил включить в программу пребывания Манучехра Моттаки в Москве аудиенцию у президента РФ Владимира Путина. Ради этого главу МИД Ирана даже снабдили личным посланием к российскому руководителю президента Исламской Республики Махмуда Ахмади Нежада. Но Путин от встречи уклонился. Сославшись на чрезмерную занятость, он перепоручил вести переговоры главе МИД РФ Сергею Лаврову.

В итоге по личному распоряжению президента Ахмади Нежада визит Манучехра Моттаки был отменен. Вместо него в Москву прибыл глава Совбеза Ирана Али Лариджани, лично курирующий ядерную проблематику Исламской Республики. В иранской иерархии он занимает одно из первых мест и, как уверены в Тегеране, вполне может рассчитывать на аудиенцию у президента РФ.

Переговоры с Игорем Ивановым

После многочасовых переговоров с Игорем Ивановым Лариджани опять подчеркнул важную роль России в регионе. "Вы хорошо знаете, - заметил иранский дипломат, - что в нашем регионе очень изменчивая ситуация, и поэтому Иран и Россия - два очень важных государства в этом регионе, и их сотрудничество имеет важное значение для этого региона".

Лариджани заявил о готовности продолжить переговоры по разрешению ядерной проблемы. "Иран принимает инспекцию МАГАТЭ, мы привержены Договору о нераспространении ядерного оружия. И если есть разногласия между сторонами, мы готовы путем переговоров их все разрешить", - заявил Лариджани в пятинцу вечером.

В то же время он отметил, что Иран не намерен отступать от своих прав по использованию мирной ядерной энергетики, под прикрытием которой, как подозревают западные державы, Тегеран разрабатывает ядерное оружие. "Мы хотим использовать свои права в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия", - заявил Лариджани, подчеркнув, что "в этом отношении не будет отступлений".

При этом он предупредил, что проект резолюции ООН по Ирану в его нынешнем виде не будет способствовать урегулированию проблемы. "В нашей оборонной доктрине нет никакого места ядерному оружию", - сказал представитель Ирана. "Но те, кто поддерживает принятие резолюции СБ ООН в отношении Ирана, хотят усугубить ситуацию", - считает он.

Лариджани особо отметил роль России в урегулировании: "Иран и Россия - два важных государства в регионе, их сотрудничество имеет важное значение для этого региона". А перед началом переговоров с Ивановым он также заявил: "Россия - один из центров, вносящих баланс в миропорядок. Иран играет важную стабилизирующую роль в регионе и во многом уравновешивает политику США". Напомним, Москва сильно смягчила вариант резолюции СБ ООН по Ирану, предложенную "евротройкой", что послужило поводом для обвинений в отступлении от прежних договоренностей со стороны США.

В свою очередь Игорь Иванов подчеркнул, что Россия "уделяет особое внимание вопросам, связанным с ядерной программой Ирана". "Наши встречи позволяют обмениваться мнениями по двустороннему сотрудничеству, а также по международным проблемам, связанным с безопасностью в целом", - отметил секретарь СБ РФ.

Переговоры с Лавровым

Ранее утром Лариджани провел переговоры с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Их главной темой также стала ситуация вокруг ядерной программы Ирана. Перед началом переговоров с иранским гостем Лавров сообщил журналистам, что "Россия неизменно выступает за переговорное решение этой проблемы, посмотрим, как удастся продвинуться".

Лариджани подчеркнул "необходимость в постоянных консультациях с Россией, учитывая напряженную ситуацию в регионе". По его словам, "после исламской революции создалась почва для реального сотрудничества между Ираном и Россией". "Мы смотрим в будущее основываясь на развитии отношений , существующих в политической, экономической и военной областях", - сказал он.

Ирана и Россия, продолжил глава иранского ВСНБ, "сотрудничают по большинству глобальных и региональных проблем , по которым позиции близки или совпадают". Он отметил, что возлагает "большие надежды на сегодняшние переговоры в Москве".

Руководитель ВСНБ Ирана в беседе с журналистами по прибытии в Москву сообщил, что намерен обсудить с российскими коллегами не только ситуацию вокруг ядерной программы Ирана, но и планы развития отношения с Россией. По словам иранского дипломата, "речь пойдет и о графике завершения строительства АЭС в Бушере". Иран, заметил иранский посол в РФ Голямреза Ансари в интервью ИТАР-ТАСС, "не видит причин для приостановки строительства".

Это третий визит Али Лариджани в Россию в этом году. Первая поездка состоялась 24-25 января, вторая - 1-2 марта. Как правило, его основным партнером на переговорах был секретарь Совета безопасности РФ Игорь Иванов. Несколько встреч глав российского и иранского Совбезов прошли и в Тегеране. Игорь Иванов посетил Иран 3 октября, а до этого провел в Иране серию консультаций 27-28 мая.

Иранская проблема: разногласия РФ и "евротройки"

Иран настаивает на своем праве обладать полным ядерным циклом, включая обогащение урана. Это вызывает озабоченность международного сообщества, которое опасается, что Тегеран использует свою ядерную программу в военных целях. В этой связи страны "евротройки" - Великобритания, Германия и Франция, а также постоянные члены СБ ООН Россия, США и Китай требуют от Ирана заморозить всю деятельность по обогащению урана.

Со своей стороны Москва предлагает создать совместное предприятие по обогащению урана для энергетических нужд Ирана на российской территории.

В настоящее время в Совете Безопасности ООН рассматривается вопрос о введении санкций против Ирана, запрещающих поставки в эту страну технологий, которые могут быть использованы для создания ядерного оружия. Россия со своей стороны настаивает на том, что эти меры должны быть соразмерными действиям Ирана, ограниченными по времени и только при условии продолжения переговоров.

"Евротройка" представила новый проект резолюции СБ ООН по Ирану постоянным членам СБ ООН. Предлагаемые санкции предусматривают запрет на продажу Ирану ракетных и ядерных технологий, замораживание военных иранских счетов, ограничения на выдачу виз для высокопоставленных иранских чиновников, имеющих отношение к ракетной и ядерной сферам. Проект резолюции, внесенный "европейской тройкой", предлагает также ограничить помощь Тегерану со стороны МАГАТЭ.

Как сказал Лариджани перед визитом в Москву, "если Россия проголосует за проект резолюции СБ ООН по Ирану в нынешнем его виде, она проголосует за санкции против себя".

Глава МИД России уже назвал представленный "тройкой" проект резолюции неприемлемым для России из-за чрезмерной жесткости, которая ведет к изоляции Тегерана. Российские поправки в этот проект постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин после неформальных консультаций Совбеза ООН назвал "очень конкретными и взвешенными предложениями, базирующимися на европейском проекте резолюции". "Резолюция по Ирану должна обеспечить условия для продолжения диалога", - сказал Чуркин. По его словам, позиция Москвы сводится к перекрытию каналов обогащения урана и поставки ядерных технологий, которые могут быть использованы в военных целях.

В МИД России считают, что российское предложение обогащать уран для мирной ядерной программы Ирана будет востребовано в ходе полномасштабных переговоров с Ираном. "Когда переговоры начнутся, будут рассматриваться все варианты, которые будут способствовать режиму нераспространения. И в этом контексте, я думаю, наше предложение о том, чтобы обогащать уран для мирной ядерной программы Ирана на российской территории, вполне будет востребовано", - сказал глава МИД Лавров журналистам накануне. По словам Лаврова, российская позиция по ядерной программе Ирана определяется главным критерием - сохранением режима нераспространения. "Каких-либо изменений в нашей позиции нет. Любые риски, которые возникают в этом свете - а при их определении мы опираемся на критерии МАГАТЭ - воспринимаются нами серьезно. Именно поэтому мы добиваемся скорейшего начала переговоров по урегулированию этой проблемы", - сказал глава МИД РФ.

Как сообщил председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов, Россия "готова к оказанию давления на Тегеран, если он не сделает свою ядерную программу более прозрачной и не откажется от обогащения урана, но в более мягкой и конкретной форме". Визит в Москву руководителя ВСНБ, по словам Маргелова, это - "шанс для иранской стороны в очередной раз прояснить свою позицию по ядерной проблеме перед предстоящими консультациями в СБ ООН".

Скорее всего, Лариджани приезжает в Россию, чтобы "прозондировать позицию России по санкциям, которые планируется принять в СБ ООН в случае продолжения ядерной программы, и заручиться ее поддержкой", заявил генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

Президент Фонда "Политика" Вячеслав Никонов полагает, что от переговоров в Москве не следует ожидать прорыва. "Я бы не стал чего-то ожидать от этой встречи", - сказал он. "Россия не заинтересована в приобретении Ираном ядерного оружия. В то же время она не заинтересована в том, чтобы инициировать какие-то меры, которые могут быть интерпретированы как согласие на применение силы против Ирана", - отметил эксперт. По его мнению, российская дипломатия "стремится пройти по этой узкой грани, пытаясь убедить Иран в том, чтобы позитивно отреагировать на российские предложения, связанные с возможностью обогащения урана на российской территории". "Иран в последнее время итак вполне успешно тянул время, продолжая свою ядерную программу", - заключил политолог.

Примерно такого же мнения придерживается и первый заместитель председателя думского комитета по безопасности Михаил Гришанков. "Не думаю, что могут быть какие-то серьезные договоренности. Практика ведения переговоров с Ираном показала, что он готов своих старых партнеров водить за нос", - сказал Гришанков. "Иран ведет очень искусную дипломатическую борьбу, балансируя на грани, с одной стороны отстаивая свои интересы, а с другой - не доводя ситуацию до каких-то суперкритических точек в переговорном процессе", - отметил депутат.

США надеются, что в Москве Лариджани откажется от обогащения урана

США надеются, что Али Лариджани в ходе своего визита в Москву "заявит о готовности прекратить любую деятельность по обогащению" урана.

Об этом сообщил в четверг на брифинге для журналистов начальник пресс-службы госдепартамента Шон Маккормак. "Это было бы новостью, которую бы мы приветствовали", - подчеркнул он.

По словам Маккормака, госсекретарь Кондолиза Райс "в среду и на прошлой неделе" обсуждала по телефону с главой МИД РФ Сергеем Лавровым пути урегулирования иранской ядерной проблемы. "Сейчас в Нью-Йорке в ООН идет переговорный процесс" по проекту резолюции по санкциям против Ирана, напомнил начальник пресс-службы. И Райс "со своей стороны предпринимает усилия с тем, чтобы резолюция была принята". На вопрос, достигла ли госсекретарь какого-либо прогресса в ходе своих телефонных звонков, Маккормак уклончиво ответил: "То, что сейчас происходит - многосторонняя дипломатия. Она требует определенного времени".

Двумя днями ранее Маккормак признал, что у России есть свой взгляд относительно того, "насколько сильным должно быть давление на иранцев и как быстро это должно происходить". "Мы с пониманием к этому относимся", - сказал он. "Однако мы считаем важным в целях сохранения доверия к СБ ООН и всему мировому сообществу принять сейчас резолюцию по санкциям", - добавил он.

США считают, что "иранская программа ядерных вооружений представляет очевидную угрозу международному миру и безопасности" и хотят закрепить это определение в преамбуле проекта резолюции СБ ООН, который обсуждается в Нью-Йорке в рамках "шестерки" (пять постоянных членов Совета Безопасности плюс Германия). Такого положения, нет в первоначальном проекте резолюции, представленном европейской "тройкой" в составе Великобритании, Франции и Германии, а также в поправках к нему, предложенных Россией.

Как следует из американских поправок к проекту резолюции, копия которых попала в распоряжение ИТАР-ТАСС, США также хотели бы создать параллельный механизм контроля над выполнением санкций, предусмотренных европейским проектом. В частности, они хотят, чтобы помимо предусмотренного европейским проектом Комитета СБ ООН по санкциям, генеральный секретарь ООН учредил бы на период в полтора года наделенную широкими функциями комиссию из пяти экспертов. Она фактически контролировала бы осуществление режима санкций государствами-членами. В частности, предлагается наделить ее полномочиями расследовать любые нарушения такого режима, представлять Комитету СБ ООН по санкциям рекомендации по ужесточению этого режима, анализировать доклады, поступающие в Комитет СБ от государств-членов о выполнении ими данной резолюции, и др.

Как и европейцы США предлагают вывести из-под действия санкций строящуюся при содействии России АЭС в Бушере, в том числе поставки материалов и оборудования, технологий, перевод финансовых средств, связанных с сооружением данного объекта. Вместе с тем из содержания проекта явно вытекает, что все эти исключения распространяются лишь на период строительства АЭС и не охватывают поставки РФ ядерного топлива для ее эксплуатации.

Согласно проекту вся такая деятельность должна заблаговременно быть одобрена Комитетом СБ в каждом отдельном случае.

Что касается российских поправок, то в них, как стало известно, вообще отсутствует упоминание о Бушере. По словам постпреда РФ при ООН Виталия Чуркина, этот проект имеет сугубо гражданский характер, осуществляется в строгом соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия и не имеет никакого отношения к существу данной резолюции. Россия также считает, что санкционные меры должны ограничиваться исключительно деятельностью, связанной с обогащением урана, реакторами на тяжелой воде и разработкой систем доставки ядерного оружия.

В европейском проекте и в американских поправках к нему содержится запрет на зарубежные поездки иранских физических лиц, имеющих отношение к ядерным и ракетным программам, а также замораживание их финансовых активов. Россия считает, что такие положения должны быть исключены из текста.