В расследование обстоятельств смерти в московском СИЗО "Матросская тишина" 53-летней Веры Трифоновой вмешался председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин. Глава ведомства накануне поручил начать служебную проверку
Архив NEWSru.com

В расследование обстоятельств смерти в московском СИЗО "Матросская тишина" 53-летней Веры Трифоновой вмешался председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин. Глава ведомства накануне поручил начать служебную проверку заявлений адвокатов президента компании "КитЭлитНедвижимость" Трифоновой о бездействии своих подчиненных.

Бастрыкин также распорядился проверить всю систему по рассмотрению жалоб, касающихся защиты прав подозреваемых и находящихся под стражей обвиняемых. Глава СКП пригрозил своим подчиненным уголовной ответственностью за халатное отношение к жалобам граждан и адвокатов, сообщает "Коммерсант".

- Общественная палата просит лишить статуса судью Макарову
- СМИ: общество и пресса не смогли достучаться до совести Пысина и Макаровой

В настоящее время адвокаты Трифоновой, умершей 30 апреля в СИЗО от острой сердечной недостаточности, добиваются переквалификации уголовного дела, возбужденного в отношении следователя следственного управления по Московской области СКП Сергея Пысина. Дело в отношении следователя, который вел дело Трифоновой, было возбуждено по ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность). Как считает адвокат Владимир Жеребенков, дело необходимо переквалифицировать на статью о злоупотреблении служебным положением. Это предложение поддерживает и заместитель председателя комитета по правовым и судебным вопросам Совета федерации Михаил Капура.

Как указывает защита, следователь был осведомлен о тяжелой болезни Трифоновой - у женщины были сахарный диабет, диабетическая нефропатия и хроническая почечная недостаточность. Кроме того, он знал мнения врачей, которые настаивали на экстренной госпитализации Веры Трифоновой и проведении ей регулярной процедуры гемодиализа.

Напомним, что Вера Трифонова была фигуранткой громкого уголовного дела по статье о мошенничестве. Дело было возбуждено подмосковным управлением СКП РФ в отношении депутата Магаданской областной думы Георгия Шамиряна. 16 декабря 2009 года при получении 45 млн рублей от одного из банкиров Шамирян был задержан сотрудниками милиции в деревне Жуковке Одинцовского района Московской области.

По данным следствия, Шамирян совместно с Трифоновой и другими членами ОПГ предложил двум банкирам за 1,5 млн долларов помощь в назначении на должности членов Совета Федерации РФ. Мошенники утверждали, что имеют связи среди влиятельных людей, на самом деле это было не так.

Во вторник члены Общественной палаты выступили с предложением лишить судью Одинцовского суда Ольгу Макарову ее статуса. Макарова неоднократно выносила решения о продлении срока содержания под стражей предпринимательницы, несмотря на ее тяжелое состояние.

В Мособлсуде не комментируют ход проверки, которая началась в отношении судьи. Одинцовский горсуд, в котором работает Макарова, считается одним из лучших в регионе. К такому же мнению пришли и члены европейской комиссии по эффективности правосудия, которые осенью прошлого года посетили этот орган.

СМИ: общество и пресса не смогли достучаться до совести Пысина и Макаровой

Общественность продолжает обсуждать случай с гибелью Трифоновой. Как отмечает в газете "Ведомости" директор программ поддержки независимых СМИ фонда "Новая Евразия" Мария Эйсмонт, которая поднимала проблему, когда Вера Трифонова еще была жива, и пресса, и общество были в курсе происходящего, но достучаться до совести следователя Пысина и судьи Макаровой все равно не получилось.

Как отмечает журналистка, официальная реакция властей, как и в случае со смертью в СИЗО в ноябре 2009 года юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, последовала только после того, как сообщения о смерти Трифоновой стали заголовками новостей. Как считает Мария Эйсмонт, реакция СКП, которую правозащитники назвали "нормальной и адекватной", была бы таковой, если бы ее высказали, когда подследственная была еще жива.

По мнению журналистки, жесткие меры против ряда руководителей и исполнителей, причастных к делу Трифоновой, коллеги наказанных сочтут скорее "досадным невезением, чем карой за бесчеловечность и наплевательство на закон".

Как уверена Мария Эйсмонт, необходим комплексный пересмотр подобных дел, отстранение от работы и привлечение к уголовной ответственности следователей и судей для того, чтобы ситуация в корне изменилась.