В СИЗО умерла тяжело больная подсудимая, которую суд неоднократно отказался отпускать под подписку
Архив NEWSru.com

В тюремной больнице скончалась 53-летняя Вера Трифонова, обвиняемая в покушении на мошенничество. Несмотря на очевидно тяжелое состояние ее здоровья, суд отказывался освободить ее из-под стражи под подписку о невыезде.

Смерть наступила в пятницу в 12:15 в палате интенсивной терапии хирургического отделения спецбольницы СИЗО-1 Москвы, предположительно от острой сердечно-сосудистой недостаточности, сообщил "Интерфаксу" официальный представитель московского Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) при Минюсте РФ Сергей Цыганков,

"Трифонова была арестована 16 декабря 2009 года по ходатайству следственного управления СКП по Московской области по обвинению в покушении на мошенничество (статьи 30 и 159 УК РФ). И сразу помещена в московскую 20-ю горбольницу", - сказал Цыганков.

Он отметил, что подследственная страдала сахарным диабетом, диабетической нефропатией, нефропатическим синдромом и хронической почечной недостаточностью.

- Почему обвиняемых в экономических преступлениях не хотят отпускать из-под стражи

"За прошедший период времени Трифонова переводилась в различные режимные лечебные учреждения, в больницу СИЗО-1 она поступила 28 апреля", - сказал представитель столичного УФСИН.

Он добавил, что признаков насильственной смерти на теле Трифоновой не обнаружено.

"На месте работает следственно-оперативная группа из ОВД "Сокольники", - сказал Цыганков.

Со своей стороны официальный представитель московского управления СКП РФ Сергей Марченко сообщил, что следственный отдел СКП по Преображенскому району начал доследственную проверку обстоятельств смерти Трифоновой. Служебную проверку проводит и ФСИН.

Как ранее сообщали представители Следственного Комитета при Прокуратуре (СКП) и Департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ, Трифонова была сообщницей депутата Магаданской областной думы Георгия Шамиряна. Они предлагали двум банкирам за 45 млн рублей получить одному - место губернатора одного из регионов, а другому - представителя этого региона в Совете Федерации и 16 декабря при получении денег были задержаны в поселке Жуковке Одинцовского района Московской области.

"Мошенники утверждали, что имеют связи среди влиятельных людей, которых на самом деле у них не было", - сообщили в пресс-службе ДЭБ МВД РФ.

Журнал "Русский Newsweek" уточняет, что Трифонова работала президентом компании "КитЭлитНедвижимость", а место в Совете Федерации хотел купить председатель правления "МФТ-банка" Павел Разумов.

Трифонову держали под стражей, несмотря на тяжелые болезни. Чтобы выйти, ей надо было себя оговорить

О судьбе Веры Трифоновой незадолго до ее смерти много писали СМИ. В тревожных статьях предупреждалось, что у женщины мало шансов дожить до суда.

На одно из заседаний Московского областного суда ее доставили в инвалидной коляске. По заключению врачей, она почти не видела, у нее отказала почка, в легких скопилась вода, и три раза в неделю ей нужно делать гемодиализ. Но судьи в четвертый раз оставили ее за решеткой. Увидев тяжело больную женщину, врачи можайского СИЗО отказались ее принимать и отправили в реанимацию городской больницы. "Вот и получается, - говорил адвокат Владимир Жеребенков, - что либерализацию законодательства по экономическим преступлениям и требование президента Медведева о человеческом отношении к людям, находящимся в следственных изоляторах, не желают исполнять ни следователи, ни судьи".

Для освобождения из СИЗО под подписку о невыезде арестантка "Матросской тишины" Вера Трифонова должна была дать признательные показания. По словам адвоката, именно такое условие выдвинул следователь СКП Пысин, которого не устроили пояснения, данные Трифоновой в ходе последнего допроса. "Если же Трифонова себя не оговорит, она останется в СИЗО, где ей не могут оказать жизненно необходимую медицинскую помощь", - такие угрозы были высказаны в ее адрес, по данным Межрегиональной общественной организации содействия защите гражданских прав "Справедливость".

Действительно, в СИЗО тюремные врачи не могли помочь Трифоновой ничем, кроме совета "спать стоя" в ответ на ее жалобу о жидкости, которая стала скапливаться в легких. По требованию адвоката Трифонову все же перевели в 20-ю горбольницу. Там арестантка сразу попала в реанимацию. Врачи подтвердили, что ей необходима регулярная очистка крови (гемодиализ) и специализированное лечение, которое невозможно в условиях СИЗО.

Однако заключение медиков не произвело никакого впечатления на судью Одинцовского городского суда Ольгу Макарову, которая рассматривала вопрос об освобождении Трифоновой под залог. 6 апреля судья постановила, что содержание Трифоновой под стражей абсолютно законно (вероятно, потому, что Макарова сама выносила решение об ее аресте). А если следователи считают, что меру пресечения можно изменить, то пусть сами этим и занимаются.

По словам адвоката, таким образом суд просто переложил всю ответственность на следователей, которые на этот раз не возражали против освобождения под залог. Больше того, следственные органы и прокуратура собирались обжаловать решение Макаровой в Московском областном суде.

Однако на этом злоключения Веры Трифоновой не прекратились. Следователь СКП Пысин, который вел ее дело, заявил, что освобождение под подписку о невыезде будет возможно, если она даст признательные показания. Трифонова согласилась дать полные пояснения по существу дела, но оговаривать себя отказалась. После допроса, который состоялся в пятницу, Пысин пообещал, что решение будет вынесено в тот же день, но, по словам адвоката Трифоновой, "просто пропал".

Ответ пришел лишь через неделю после этого - 13 апреля. Следственная группа "передумала" и отказалась отпускать тяжелобольную женщину под подписку о невыезде.

"Сколько таких, как Вера Трифонова, не имеют доступа к СМИ - остается только догадываться. Сегодня много говорят о предстоящей амнистии к 65-летию Победы. Она коснется прежде всего женщин, а также тех, кто обвиняется или обвинен в нетяжких преступлениях. Но где гарантия, что освободившиеся места не займут те, кто по состоянию здоровья должен находиться в больнице, а не на нарах? Ведь такие, как следователь Пысин и судья Макарова, остаются работать в системе.

Вопрос не только в том, сможет ли общество повлиять на власть, но и в том, сможет ли власть, услышь она сигналы общества, повлиять на пенитенциарную систему, давно потерявшую человеческий облик", - негодует обозреватель Мария Эйсмонт в газете "Ведомости".

Почему обвиняемых в экономических преступлениях не хотят отпускать из-под стражи

47-летний Сергей Грищенко, бывший владелец обанкротившейся калининградской авиакомпании "КД авиа", стал одним из первых фигурантов громкого уголовного дела, который воспользовался президентским пакетом поправок в экономические статьи УК и УПК. Грищенко сидел в СИЗО по обвинению в преднамеренном банкротстве и превышении служебных полномочий. Следователь Анжелика Куликова отказалась изменить ему меру пресечения, но Грищенко доказал в суде, что это незаконно. Теперь Куликова может стать первым силовиком, пострадавшим от тех же поправок. Бизнесмен требует возбудить против нее уголовное дело.

Поправки вступили в силу 9 апреля, а 16-го числа Грищенко уже был на свободе. Медведевские поправки отменяют аресты для подозреваемых в экономических преступлениях - кроме исключительных случаев - и сильно смягчают наказания осужденным. Бизнесмены выходят из СИЗО, следователи переквалифицируют дела, а суды пересматривают уже вынесенные приговоры. Суды обязаны это делать, потому что облегчение наказания по закону имеет обратную силу.

Но не все так просто и радужно. "Жулики уже толпами идут на свободу, где мы их потом будем искать?" - возмущается сотрудник Следственного комитета при МВД России.

За девять месяцев прошлого года 37 из 6000 отпущенных под залог бизнесменов подались в бега. Сколько их будет теперь, переживают следователи и не скрывают, что ищут любые способы, чтобы оставить предпринимателей за решеткой, выискивая лазейки в новом законодательстве. Теперь аферы и провокации со стороны следствия превратятся в систему, жалуются адвокаты и уже даже говорят о саботаже президентских поправок, сообщает "Русский Newsweek".

"Эти поправки как нож в спину: столько работы, и все напрасно", - переживает следователь по особо важным делам в Следственном комитете при МВД. Он приводит пример: в 2008–2009 годах крупная группировка межрегиональных банкиров переправила за границу десятки миллиардов рублей. Два обвиняемых по этому делу Кирилл Тормышов и Александр Дорохин уже отпущены под залог в три и четыре миллиона рублей.

"Это просто смешно: для них это не деньги, залог просто неадекватный", - возмущается следователь. Он уверен, что теперь они сбегут за границу.

Вот, например, Дмитрия Пака обвинили в попытке хищения $71 млн у казахского "БТА-банка", он вышел из СИЗО под залог в 45 млн рублей, а через три месяца его сняли с поезда на российско-финской границе.

Дмитрий Пак нашел 45 млн рублей, но для многих это слишком большая сумма. Какой назначить залог, решают судьи. И поэтому у них часто и сейчас есть возможность оставить предпринимателей за решеткой - тем более что они охотно прислушиваются к просьбам следователей.

Гендиректора московской компании "Респект Лига" Константина Крайнева обвинили в крупном мошенничестве с кредитами. В середине апреля Мосгорсуд назначил ему залог в 50 млн рублей, и Крайнев остался сидеть в СИЗО - не смог собрать эту сумму.

Популярной уловкой стало заключение подозреваемого под стражу по так называемому сфабрикованному розыску. Это очень удобно, считает собеседник в Следственном комитете при МВД, потому что, если подозреваемый был в федеральном розыске, судья практически всегда оставит его за решеткой. Обычный прием, кивает Яна Яковлева, президент некоммерческого партнерства "Бизнес-Солидарность". Она объясняет, как это делается: следователь отправляет повестки не по тому адресу или приносит их в офис и отдает охраннику; не явился пару раз на допрос - объявляют в розыск.

Предпринимателя Серафима Яковлева в сентябре 2009 года обвинили в неуплате налогов на 126 млн рублей. "Посадили его в СИЗО по сфабрикованному розыску, - утверждает его жена Ольга. - Вышестоящий суд признал, что в розыск его объявили незаконно". За неуплату налогов в СИЗО не сажают с января этого года (только в исключительных случаях), но в судьбе Яковлева ничего не изменилось. Статью просто изменили на другую, и теперь его обвиняют в растрате. На прошлой неделе ему должны были пересмотреть меру пресечения. Но суд снова оставил его за решеткой с той же самой формулировкой: "Может скрыться от следствия, находился в федеральном розыске".

Следователи ропщут: что делать с рейдерами, реальными бандитами и профессиональными аферистами, которые тоже пытаются извлечь пользу из президентских поправок? Адвокаты говорят: все ровно наоборот - это силовики пролоббировали нечеткие формулировки и используют их в своих интересах, чтобы по-прежнему держать людей под стражей.