Руководство краснокаменской колонии ЯГ 14/10, где отбывает заключение экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, получило от руководства Управления Федеральной службы исполнения наказаний в его адрес указание "прессовать козла"
НТВ

Накануне стало известно о том, что экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский уже в третий раз за полгода был отправлен в ШИЗО краснокаменской колонии ЯГ 14/10, где он отбывает заключение. С чем связаны такие действия руководства колонии в отношении Ходорковского, объяснил бывший краснокаменский священник Сергей Таратухин, лишенный сана за то, что назвал экс-главу ЮКОСа политическим заключенным.

Руководство краснокаменской колонии ЯГ 14/10 получило от руководства Управления Федеральной службы исполнения наказаний указание "прессовать козла". И произошло это за три дня до того, как Михаил Ходорковский в первый раз был отправлен в ШИЗО, сообщил Сергей Таратухин изданию РСН-Чита. Отец Сергий сообщил, что об этом "прессовании" рассказал ему в январе этого года один из представителей администрации колонии, который посещал Храм в Краснокаменске. "Спустя примерно три дня после этого указания, Ходорковский был помещен в ШИЗО за то, что, якобы, покинул рабочее место в неположенное время", - сказал Таратухин. (В первый раз Ходорковского поместили в ШИЗО 24 января 2006 года за "запрещенные" документы. За оставление рабочего места в середине декабря 2005 года он получил первое взыскание в виде строгого выговора. - Прим.ред.)

Таратухин отметил, что "подобные указания, естественно, в письменной форме не оформляются". 10 апреля указом главы Читинской и Забайкальской епархии Русской православной церкви епископа Евстафия священник Сергий Таратухин, назвавший Михаила Ходорковского политическим заключенным, был лишен сана.

- Инна Ходорковская: "Вокруг моего мужа концентрируется опасность"
- Правозащитники осудили помещение Ходорковского в ШИЗО
- Адвокаты обжалуют помещение Ходорковского в ШИЗО после согласования со своим подзащитным
- Справка: как сидят в ШИЗО
- Le Figaro: Ходорковского подбила на лету путинская дубинка судебного процесса

В субботу бывший глава вновь был помещен в штрафной изолятор на 10 суток. Поводом к новому взысканию стал пункт 15 правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, запрещающий заключенным "продавать, покупать, дарить, принимать в дар, отчуждать иным способом в пользу других осужденных либо присваивать продукты питания, предметы и вещества, находящиеся в личном пользовании, сообщил пресс-центр Михаила Ходорковского.

Ходорковский настаивал, чтобы процедура вынесения ему очередного взыскания проходила в присутствии адвокатов, однако, в этой просьбе ему было отказано.

Это уже третье заключение Михаила Ходорковского в ШИЗО. Первый раз он попал туда за найденные у него при обыске приказы Минюста, во второй раз поводом к наказанию стала кружка чая, выпитая в комнате совета отряда. А после этого Ходорковский около трех недель отбыл в одиночной камере после того, как один из осужденных колонии повредил ему заточкой лицо. Это решение начальник УФСИН мотивировал стремлением "прекратить спекуляции по поводу угрозы жизни Ходорковского".

Читинские правозащитники осудили помещение Ходорковского в ШИЗО

Специалисты Читинского правозащитного центра выразили удивление по поводу решения администрации колонии общего режима ЯГ-14/10 города Краснокаменска в очередной раз поместить Михаила Ходорковского в ШИЗО.

Председатель Читинского правозащитного центра Виталий Черкасов в интервью агентству "Интерфакс" назвал это решение "попыткой насадить в ИТК законы ГУЛАГа". "Я как бывший работник уголовно-исправительной системы хорошо знаю писаные и неписаные порядки. Осужденные называют подобные решение одним емким словом - произвол", - сказал Черкасов. По его словам, это право осужденного - делиться продуктами с сокамерниками.

"Ходорковский ничего не просит сверх того, что имеет, и повышенный контроль за его действиями говорит только о том, что он находится на особом счету", - считает Черкасов.

Между тем начальник УФСИН Читинской области Юнус Амаев заявил, что считает решение администрации колонии поместить Ходорковского в ШИЗО правильным. "Делиться с кем-либо продуктами питания запрещено, так как на этой почве среди осужденных могут возникнуть конфликты", - указал он.

Инна Ходорковская: "Я чувствую, как вокруг моего мужа концентрируется опасность"

Ходорковского в третий раз посадили в ШИЗО на следующий день после того, как завершилось его трехдневное свидание с женой Инной. Днем ранее - сразу после окончания свидания - на пресс-конференции Инна Ходорковская рассказала о "спокойно-грустном" настроении мужа и о том, что ежедневные проверки делают ситуацию в колонии достаточно напряженной.

На вопрос о том, опасается ли она за жизнь мужа, Инна Ходорковская ответила: "Конечно. Я чувствую, как вокруг моего мужа концентрируется опасность". А на вопрос о том, какая еще тема кроме семьи и детей больше всего волнует Михаила Борисовича, она ответила одним словом: "Свобода", передает пресс-центр Михаила Ходорковского.

Инна нашла мужа еще более похудевшим и поседевшим. По ее словам, разговаривали они в основном о семье и детях, а не о колонии. Дальше говорили о книгах и письмах. Последним Михаил Борисович придает огромное значение - письма приходят со всего мира, их очень много, и на каждое Ходорковский отвечает. При этом корреспонденция для Ходорковского из Австралии может добираться до Краснокаменска быстрее, чем корреспонденция из России. А письма самого Ходорковского имеют свойство и вовсе теряться. Например, из четырех его писем школьной учительнице до адресата дошло только одно, и то отправленное еще из Матросской тишины.

Из книг Михаил Ходорковский сейчас отдает предпочтение трудам Александра Меня и литературе по местному самоуправлению.

В этой поездке Инну сопровождала Марина Филипповна. Должна была поехать и дочь Настя, но школьные экзамены оставили ее в Москве. В следующий раз Инна обещала взять Настю с собой.

Адвокаты обжалуют помещение Ходорковского в ШИЗО после согласования со своим подзащитным

Адвокаты Михаила Ходорковского обжалуют решение администрации колонии общего режима города Краснокаменска об очередном помещении экс-главы ЮКОСа в ШИЗО только после согласования этого вопроса со своим подзащитным, сообщила агентству "Интерфакс" московский адвокат Ирина Хрунова.

Хрунова считает помещение Ходорковского в ШИЗО очередной попыткой лишить его права на условно-досрочное освобождение. "За последние 8 месяцев это уже четвертое взыскание", - уточнила адвокат.

Она напомнила, что Ходорковский уже добился признания одного из положений Правил внутреннего распорядка незаконным. 2 марта Верховный суд РФ удовлетворил иск Ходорковского и признал незаконными правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, регламентирующие свидания адвокатов с осужденными - предоставления времени для встречи только во внерабочее время.

На вопрос агентства "Интерфакс" о соответствии Конституции РФ требований Положения о внутреннем распорядке в исправительных учреждениях, запрещающих осужденным делиться друг с другом продуктами питания, предметами и прочими вещами, Ирина Хрунова ответила, что "это положение, безусловно, будет обжаловано на предмет соответствия Конституции и федеральному законодательству".

"Получается, что один осужденный вообще не может помочь чем-либо другому даже в трудной ситуации, а ведь известно, что у осужденных принято поддерживать друг друга. Ведь есть среди них такие, кому годами никто с воли не присылает никаких передач", - сказала адвокат.

"Ходорковский еще полгода назад при изучении Правил внутреннего распорядка обратил внимание на это положение, - сказала Хрунова. - Смысл его в том, чтобы исключить попадание осужденных в долговые ямы перед другими осужденными, а на практике, как и следовало ожидать, норму используют для ограничения свобод".

Как сидят в ШИЗО

Решение о наложении взыскания на заключенного в виде водворения в штрафной изолятор (ШИЗО) принимается начальником исправительного учреждения или лицом, его замещающим. Поводом является нарушение заключенным правил внутреннего распорядка. При применении взыскания учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение.

Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения проступка, а если производилась проверка обстоятельств нарушения – со дня ее окончания, но не позднее 3 месяцев со дня совершения проступка. Осужденному предоставляется возможность дать устные и письменные объяснения. В случае отказа от них администрацией колонии составляется соответствующий акт.

Осужденный может обжаловать наказание вышестоящему начальнику, прокурору или в суде, однако подача жалобы не приостанавливает исполнение взыскания. Разовое помещение в ШИЗО не должно превышать 15 суток, а общий срок наказания за год – двух месяцев.

При приеме осужденного в ШИЗО он должен быть осмотрен врачом и подвергнут обыску. В ШИЗО осужденным запрещается брать с собой продукты и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки и пасты, туалетной бумаги и выписанных ими журналов и газет. Водворенным в ШИЗО запрещаются свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов, получение посылок и передач.

Осужденные имеют право на ежедневную прогулку в один час. Письменные и почтовые принадлежности выдаются заключенному только на время написания корреспонденции. Минимальная температура в ШИЗО должна быть не ниже 16 градусов тепла. Постельные принадлежности осужденным выдаются только на время сна. Питание осуществляется по пониженным нормам, но с учетом медицинского заключения может производиться и по обычным нормам.

Le Figaro: Ходорковского подбила на лету путинская дубинка судебного процесса

Прошел уже год с тех пор, как нефтяному олигарху был вынесен приговор: восемь лет лишения свободы. Власть рвет на части его империю. Она упекла его в Сибирь, чтобы сломить и обречь на забвение. Но самый известный узник России сопротивляется. Он читает Макиавелли, Токвилля и работает над социальным проектом по выведению России из кризиса, пишет Le Figaro (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Вторник, 30 мая. Над сибирской степью под Краснокаменском сильный ветер поднимает песчаные вихри, когда джип доставляет мать и супругу заключенного Михаила Ходорковского к воротам исправительно-трудовой колонии ЯГ 14/10. Его жена Инна, симпатичная 36-летняя блондинка, носит черные очки. Воздух здесь имеет серо-красный оттенок, как урановая пыль на рудниках, расположенных в этом уголке Восточной Сибири – в 50 км от китайской границы и в 6500 км от Москвы. Сквозь мрачный туман, плывущий над городом, за колючей проволокой белеют крыши бараков.

Можно ли представить более "русскую" историю? Вознесение до небес – и падение. Успех, миллиарды – и каток судебной машины, подчиненной приказам Кремля, расчленение нефтяной империи ЮКОС и, наконец, тюрьма. Ходорковский был хозяином новой России, пока его не подбила на лету путинская дубинка судебного процесса, прошедшего с нарушением законов, пишет издание.

Ясно одно: Ходорковский раздражал власть, с которой он, в отличие от других олигархов, не хотел "договариваться". Его нужно было убрать. Показать, что в России на все есть воля царя. Решение сослать миллиардера в глушь сибирских степей говорит в пользу этой версии. По закону Ходорковский должен был отбывать наказание в московской тюрьме. Но судьи отправили его гнить в отдаленный район страны, с повышенным уровнем радиоактивности.

Два столетия назад по той же дороге другие женщины ехали к своим мужьям-декабристам, сосланным царем Николаем I за попытку устроить в России либеральную революцию. Была среди них и княгиня Ольга Волконская: она приехала к мужу Сергею, сосланному на читинские золотые рудники. Вчера это была Ольга, сегодня – Инна. С царской эпохи и до сегодняшнего дня, не говоря уже о депортациях советских времен, эта дорога символизирует собой неизбывность произвола российской власти.