Анализируя события теракта на Дубровке баварская газета Sueddeutsche Zeitung (перевод на сайте Inopressa.ru) пишет сегодня: при Путине судьба отдельного человека - это пустое место по сравнению с делами государственной важности
Архив NEWSru.com

Анализируя события теракта на Дубровке, баварская газета Sueddeutsche Zeitung (перевод на сайте Inopressa.ru) пишет сегодня: при Путине судьба отдельного человека - это пустое место по сравнению с делами государственной важности.

129 человек погибло в результате операции, осуществленной элитным спецподразделением: сначала спецслужбы пустили в театр усыпляющий газ и лишь затем пошли в атаку. Некоторые заложники погибли сразу, другие - из-за отсутствия своевременной медицинской помощи - через несколько часов после освобождения, напоминает баварское издание.

Тогда президент России Владимир Путин выразил по поводу проведенной операции свое удовлетворение: несмотря на то что государство проявило твердость и не пало перед террористами "на колени", большей части заложников в результате рискованной акции по их освобождению удалось остаться в живых. И вот теперь, год спустя, на Дубровке открылся соответствующий памятник, произносились речи, осуждался - с полным на то основанием - теракт чеченских мятежников, направленный против ни в чем не повинных мирных жителей.

Однако в день годовщины наряду с естественным порицанием терроризма следует вспомнить, что во время драматических событий, продолжавшихся несколько суток, Путин проявил непоколебимую твердость в отношении террористов, захвативших заложников, пишет Sueddeutsche Zeitung. Тогда, как казалось, его волнует судьба несчастных заложников, но позже впечатление изменилось.

После штурма глава Кремля повесил спецназовцам на грудь ордена, однако до сих пор государство практически не возместило пострадавшим понесенный ими ущерб. Основная масса исков, предъявленных пострадавшими от событий на Дубровке, обращена, по причинам юридического характера, непосредственно к московской администрации, но по большому счету ответственность все равно лежит на президенте и его правительстве. То, что глава Кремля не принял участия в судьбе этих людей, показывает: российская политика при реформаторе Путине так же унижает человеческое достоинство, как и раньше.

Для своих монументов Россия не жалеет ни бронзы, ни мрамора, в повседневной же жизни она ведет себя по отношению к пострадавшим цинично. Памятник и поминание заложников с Дубровки не могут затмить тот факт, что Россия не много сделала для выживших и родственников погибших. Месяцами пострадавшие от теракта добивались правды в судах. В большинстве случаев они терпели неудачу, униженные юстицией или политикой, которые в России сплошь и рядом слишком тесно связаны друг с другом.

И при Путине судьба отдельного человека - это пустое место по сравнению с делами государственной важности. Власть, как считают россияне, - это государство со всеми его интересами, символами и функционерами. Гражданин - это третьестепенный фактор. То, что Кремль не уступил террористам, было с точки зрения государства абсолютно правильным. Но с точки зрения жертв, все, естественно, видится иначе. И именно поэтому власть после кровопролития должна была проявить заботу к своим гражданам.

Реформатора Путина его друзья, главы ведущих мировых держав, часто называют "современным русским политиком". О нем много говорят, его много обсуждают: возьмется ли он за судебную реформу, когда он наведет порядок в армии, когда он создаст современную банковскую систему, зачем он все больше и больше возвышает спецслужбы...

Однако точка опоры и центр тяжести всех российских реформ лежит глубже - в отношениях между человеком и государством. До тех пор, пока государство не будет отвечать за каждого отдельного гражданина, никакая реформа не сможет сделать из постсоветской империи современное гражданское общество.

В общем, день поминовения жертв теракта в театре на Дубровке - это очень по-русски, резюмирует Sueddeutsche Zeitung.