Экстрадированный в минувшую субботу с Украины в Россию гражданин Казахстана Илья Пьянзин, отказавшись от признательных показаний, свалил всю вину на погибшего во время взрыва в Одессе Руслана Мадаев
Первый канал

В расследовании дела о подготовке покушения на президента РФ Владимира Путина неожиданный поворот: экстрадированный в минувшую субботу с Украины в Россию гражданин Казахстана Илья Пьянзин, отказавшись от признательных показаний, свалил всю вину на погибшего во время взрыва в Одессе Руслана Мадаева.

По данным источников газеты "Коммерсант", на состоявшемся накануне в московском СИЗО "Лефортово" допросе 29-летний Пьянзин рассказал следователю о том, что ему известно о создании террористической ячейки в Одессе и подготовке запланированных ею преступлений. Теперь подозреваемый утверждает, что он был лишь невольным соучастником преступной деятельности, организованной его приятелем и соседом по квартире Мадаевым. Таким образом, Пьянзин опроверг ранее выдвинутую следствием версию, что готовил покушение арестованный на Украине и признавшийся в этом уроженец Чечни Адам Осмаев, а он активно участвовал в подготовке.

"Российская газета" напоминает, что Пьянзин отказался от признательных показаний еще на Украине, заявив об оказанном на него следователями давлении. По сведениям источников издания, на допросе в минувший понедельник Пьянзин повторил российским следователям свой отказ от признания вины. Между тем в феврале Пьянзин заявлял украинским оперативникам, что они вместе с Осмаевым якобы планировали теракт в Москве в отношении Путина сразу после его инаугурации.

Напомним, что о раскрытии покушения на высокопоставленных лиц ФСБ отчиталась в феврале. Сообщалось, что на конспиративной базе террористов в одной из квартир Одессы, за которой велось наблюдение, 4 января случайно сработала собранная жильцами бомба. Руслан Мадаев тогда погиб, а задержанный первым Пьянзин рассказал сотрудникам службы безопасности Украины, что он и его подельники готовили взрывчатку для покушений на Путина и главу Чечни Рамзана Кадырова.

Через три недели был задержан третий член банды - Адам Осмаев. На обнародованной видеозаписи чеченец называл себя организатором покушений, а лидера северокавказских боевиков Доку Умарова - заказчиком преступлений. Позже Осмаев заявил, что сделал признания только для того, чтобы получить срок на Украине, избежав экстрадиции в Россию.

В марте в отношении Пьянзина и Осмаева возбудили уголовное дело по ст.258-3 ("создание террористической организации"), ст.14, ст.258 ("подготовка теракта") УК Украины. В апреле Лефортовский суд Москвы вынес решение о заочном аресте фигурантов.

Генпрокуратура РФ послала запрос об экстрадиции подозреваемых. Апелляционный суд Одесской области в середине августа принял о передаче Москве Осмаева. Когда Украина решила выдать главного подозреваемого России, тот от своих показаний отказался, назвав Пьянзина "провокатором от российских спецслужб".

Так как адвокаты Осмаева оперативно подали заявление в Европейский суд по правам человека, и там рекомендовали воздержаться от экстрадиции, Киев решил приостановить процедуру.

Защита Пьянзина не успела обратиться в Европейский суд, и в минувшую субботу он был экстрадирован в Россию. В российских спецслужбах не исключили, что Пьянзин через своих адвокатов тоже пытался оспорить решение Малиновского суда Одессы о своей экстрадиции, но по каким-то причинам апелляция в Страсбург не дошла, сообщает РГ.

Еще находясь на Украине, Пьянзин обвинял в преступлении Осмаева. Оказавшись же в России и поняв после консультаций с адвокатом бесперспективность избранной тактики, он, видимо, решил сделать организатором не живого Осмаева, а мертвого Мадаева, пишет "Коммерсант".

Накануне Илье Пьянзину были предъявлены обвинения в подготовке посягательства на жизнь Владимира Путина, бандитизме, хранении и изготовлении оружия и боеприпасов по ст.277, 209, 222 и 223 УК РФ. Уроженец Казахстана не признал себя виновным ни по одному из пунктов.

Теперь террористам в случае экстрадиции Осмаева и доказательства вины обоих в России грозит высшая мера наказания - пожизненное заключение. Минимальный же срок по инкриминируемым им статьям составляет 20 лет.