Сами депутаты производят своего рода "белый шум" - законопроекты, вызывающие широкий резонанс, но практически не имеющие шансов воплотиться в жизнь
© РИА Новости / Владимир Федоренко

"Коммерсант-Власть" в статье "Законодательная рецептура" разбирается в схемах появления наиболее резонансных законопроектов последних лет. Если верить источникам издания, последние острополитические инициативы исходят преимущественно из Кремля, в то время как экономические вопросы остаются в ведении правительства. Сами депутаты производят своего рода "белый шум" - законопроекты, вызывающие широкий резонанс, но практически не имеющие шансов воплотиться в жизнь.

Одним из законов, на примере которого издание рассказывает о депутатской "кухне", является закон об ограничении иностранного капитала в российских СМИ до 20%, авторами которого значатся Вадим Деньгин (ЛДПР), Владимир Парахин ("Справедливая Россия") и Денис Вороненков (КПРФ). По словам Деньгина, идея законопроекта появилась у них однажды утром в июне 2014 года. "Три мужика стоят в Думе. Конечно, с утра обсуждается животрепещущая тема - информационная война. Россию все лупят со стороны американских, европейских СМИ. Нас зацепила эта тема", - рассказал он.

По словам парламентария, "кто-то из комитета по информационной политике" рассказал, что частично иностранная медиагруппа покупает региональные сайты. "Это дало нам почву для подозрений, что другие иностранцы, прикрывшись "гламуром и рекламой", могут пройти в российские СМИ", - говорит Деньгин. "А региональные СМИ зачастую очень сильно влияют на местную политику. Сейчас же идет определенное информационное мракобесие, воздействие на умы", - вторит ем Вороненков.

Текст закона, как утверждается, они начали писать где-то в августе, созвонившись во время каникул. На это ушло "недели три". 17 сентября проект поправок к закону "О СМИ" появился на сайте Госдумы. В пояснительной записке приводились данные о зарубежной практике - в США иностранцы не могут владеть более 25% акций ТВ и радио, во Франции - не более 20%, в Австралии - не более 20%. Через 10 дней законопроект был принят в трех чтениях, а 15 октября его подписал президент.

Кто именно написал текст закона, неизвестно. Вороненков утверждает, что разрабатывал "юридическую составляющую", Деньгин ссылается на юристов из ЛДПР и комитета по информационной политике (хотя "Коммерсанту" в комитете сказали, что своих юристов у них нет). Иностранный опыт обобщал Деньгин - "в интернете". А Парахин говорит, что общался с друзьями-журналистами и издателями в Европе, правда, имен он не называет.

В то же время известно, что еще в конце марта 2014 года Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) Дмитрия Бадовского подготовил для администрации президента справку по мировому законодательству в области регулирования иностранных инвестиций и доли владения в национальных СМИ. Источники "Коммерсанта" на Старой площади утверждают, что ограничить участие иностранцев в СМИ было решено сразу после присоединения Крыма. Как отмечает издание, в справке Бадовского приводится больше нюансов, чем в пояснительной записке депутатов, но содержатся одни и те же ошибки. Например, в Испании доля иностранного капитала была ограничена 25%, но пять лет назад законодательство было смягчено. В институте отказались комментировать документ.

Источники "Коммерсанта" утверждают, что законопроект готовился в управлении внутренней политики администрации президента при участии государственно-правового управления Кремля. В то же время пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что текст документа был полностью написан депутатами.

Депутаты повторяют старые тезисы, защищая "нужные" поправки

Поправки к закону "о стратегах" ("О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства"), которые, как полагали эксперты, должны позволить контролировать покупку и продажу крупных изданий до начала действия поправок в закон "О СМИ", были внесены на рассмотрение Госдумы правительством в июле 2014 года, до начала парламентских каникул. Как обращает внимание "Коммерсант", вопрос поднимался с середины 2000-х годов. Сам закон "о стратегах" был принят в 2008 году. Против него выступали не только эксперты отрасли и представители СМИ, но и некоторые министерства. "За" выступал бывший в тот момент первым заместителем главы администрации президента Владислав Сурков.

"Аргумент был единственным - СМИ, интернет, прочие объекты - стратегически важные активы и должны контролироваться "нами", - рассказывает источник издания. Речь шла о крупных интернет-компаниях со стремительно растущей аудиторией. В 2010 году депутат-единоросс Анатолий Губкин внес в Госдуму законопроект, в котором предлагал объявить стратегически важными все радио, телевидение, печатные СМИ и "оказание социально значимых услуг в сети Интернет". Как вспоминает Губкин, коллеги-депутаты и "люди, работающие в этом бизнесе", показали ему справку о скупке иностранцами ведущих медиа в регионах. Законопроект поддержали в ФАС и Минэкономразвития, но дальше комитета он не пошел. Автор полагает, что документ не получил одобрения в Кремле и правительстве, поскольку инвестиционный климат после кризиса только-только начал налаживаться.

И вот, констатирует "Коммерсант", спустя четыре года депутаты Деньгин, Вороненков и Пархин слово в слово повторяют слова Губкина о скупке региональной прессы, так же, как и он, не приводя никакой конкретики. Источники издания в администрации президента говорят, что нынешние поправки - "из числа тех законов, которые направлены на защиту государства, особенно после присоединения Крыма".

"Закон Ротенберга" вносился депутатами трижды, а разработан был в правительстве

"У власти есть разделение законопроектной деятельности. Администрация следит за политическими вопросами: вопросами выборов, муниципальных отношений, прав и свобод граждан. А экономические вопросы администрация оставляет для правительства", - говорит экс-депутат Геннадий Гудков.

Так, юристы главного правового управления Кремля писали закон о компенсациях за счет бюджета российским гражданам за "неправосудные решения иностранных судов", известный как "закон Ротенберга" и формально внесенный единороссом Владимиром Поневежским, утверждает источник издания в администрации президента. Закон задумывался как символ защиты суверенитета российского права и демонстрация Западу намерений России в случае принятия им санкций. Никто не ожидал, что он превратится в антинародный и вызовет широчайший резонанс. Сейчас срок предоставления поправок по законопроекту продлен до 30 января, и не исключено, что до принятия документа так и не дойдет. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уверяет, что администрация Кремля к инициативе отношения не имеет.

Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова рассказала, что Дмитрий Медведев давно обдумывал инициативу и поручал экспертам проработать вопрос. Как напоминает "Коммерсант", в мае 2013 года в ходе Санкт-Петербургского юридического форума глава правительства говорил, что "судопроизводство... зачастую используется как инструмент политического давления на то или иное государство, которое представляет то или иное юридическое лицо".

Депутаты безуспешно вносили соответствующий законопроект трижды. В первый раз - в феврале 2013 года за подписью Михаила Старшинова. Второй - весной 2014 года, по инициативе Владимира Поневежского, от документа Старшинова он отличался лишь парой слов. Оба документа не были поддержаны в правительстве. Осенью 2014 года Поневежский внес в Госдуму свой проект снова. Документ прошел экстренное одобрение комитета, получил положительный отзыв правительства, был принят в первом чтении и стал известен как "закон Ротенберга".

Депутаты не могут объяснить, почему у законопроекта оказались разные авторы и почему его судьба так изменилась. Старшинов так и не смог припомнить, почему решил выступить с такой инициативой. Поневежский утверждает, что пытался защитить новых российских граждан в Крыму, у которых осталось имущество на Украине. Почему его текст слово в слово повторяет документ Старшинова, он не знает, но полагает, что "так бывает". Депутат Дмитрий Гудков, одним из первых поднявший шум по поводу законопроекта, утверждает, что документ "сто процентов был выброшен через "Единую Россию" из Кремля".

По политическим вопросам депутаты едины, потому что "нас окружили и кругом враги"

За "выбрасывание" проектов из Кремля и обеспечение их принятия в Думе отвечает управление по внутренней политике администрации президента. В случае с "законом Ротенберга" депутатов попросили подписаться под инициативой и обеспечили поддержку "Единой России", утверждает источник "Коммерсанта" в Кремле. Дмитрий Песков такую возможность отрицает: "Как администрация может вмешиваться в законотворческую деятельность?"

Единого механизма выбора формальных авторов инициатив не существует, удалось выяснить изданию. Иногда депутатов подбирают по принадлежности к тому или иному комитету. Формально оппозиционным партиям - ЛДПР и КПРФ - дается больше свободы в выборе авторов. При этом в администрации президента могут даже написать депутатам тезисы для публичной защиты законопроектов, если те сами не справляются с задачей.

"Несмотря на доминирующую роль правительства и администрации в законотворческих вопросах, большая часть инициатив исходит от самих депутатов, и некоторые из них даже принимаются", - говорится в статье, посвященной российской законотворческой практике.

Депутат Дмитрий Гудков полагает, что после присоединения Крыма в парламенте "по политическим вопросам все едины". "Все должны сплотиться вокруг президента, вокруг враги, и нас окружили, скоро Америку затопит, и поэтому американцы хотят завоевать землю на Байкале. Я шучу, конечно, но смысл такой", - говорит он, отмечая, что по социальным и экономическим вопросам у депутатов осталась возможность продвинуть свой законопроект.

В начале 2012 года, когда волна протестов после выборов в Госдуму спала, а победа Путина на президентских выборах стала более предсказуемой, на закрытом совещании с политологами Вячеслав Володин, бывший первым замглавы администрации президента, сформулировал задачи для нового созыва депутатов. Как утверждает "Коммерсант", он предлагал за счет парламентской повестки увести дискуссии с улиц. На первом же заседании новый спикер Сергей Нарышкин пообещал сделать Думу местом для дискуссий.

К концу 2014 года задача, поставленная Володиным, была решена, констатирует издание: депутаты всех фракций соревнуются в громких инициативах, но единодушно голосуют по действительно спорным вопросам.

Депутаты вносят проекты для пиара, серьезные документы готовятся в другом месте

"Ощущение, что Дума производит непрерывный поток безумных законотворческих инициатив, объясняется несколькими причинами. С одной стороны, в последние годы многократно усилилось публичное внимание к парламенту и его работе - это следствие общественного подъема 2011-2012 годов. С другой - медиа по-прежнему не в состоянии понять разницу между внесенным проектом и принятым законом, а также между принятием в первом чтении и финальным одобрением. Только единичные вылупившиеся черепашки доберутся до спасительного моря, большинство по дороге съедят крабы и чайки, но в СМИ часто сообщается даже не о внесенных проектах, а намерении депутатов их внести. Наконец, палата действительно время от времени одобряет законы, которые портят жизнь гражданам. Некоторое их количество бывает внесено депутатами, но большая часть - правительством и президентом, а политическую ответственность за происходящее несет только и исключительно Дума, хотя сама по себе она не может сделать ни один проект законом. Нигде не видно заголовков "Президент запретил иностранцам владеть СМИ", хотя финальная подпись на любом законе - его", - говорит Екатерина Шульман, доцент Института общественных наук РАНХиГС.

В качестве примера в статье приводятся данные о законотворческой деятельности эсера Олега Михеева, абсолютного чемпиона по числу законопроектов среди парламентариев (около 200 инициатив). Несмотря на жгучую законотворческую и медийную активность Михеева, инициативы за его подписью по достоинству коллегами не оценены: приняты не более десятка его законопроектов. Глава фракции Сергей Миронов говорил о своем коллеге так: "У него есть хорошая группа юристов, хорошая группа пиарщиков, которые говорят ему так: "Олег Леонидович, самый плохой комментарий в прессе, который идет в минус политику, это некролог, а все остальное - это в плюс: чем больше будет некой скандальности, чем больше вас будут обсуждать, тем больше ваша фамилия будет на слуху".

Добавим, выводы "Коммерсанта" в целом соответствуют откровениям депутата, на условиях анонимности рассказавшего о работе нижней палаты парламента изданию The Village. Народный избранник, отказавшийся представиться, утверждал, что в Думе, "как в любом рабочем коллективе, есть пара гениев, пара геев, пара шизиков, пара жуликов", у одного депутата в кабинете стоит надувная кровать, он поспать приходит, другой появляется раз в полгода. Парламентарий утверждал, что "сами депутаты придумывают законопроекты с очень низким прохождением", в то время как "если закон идет от исполнительной власти, значит, есть определенная политическая воля и какие-то влиятельные люди заинтересованы в нем, их поддерживает парламентское большинство".

Ранее единоросс Евгений Федоров сравнивал Госдуму с театром и утверждал, что депутаты инициируют законопроекты "для пиара", а серьезные документы готовятся в другом месте.

"Есть депутатские законопроекты для пиара, с помощью которых журналистов разводят, как лохов. Допустим, скоро выборы и депутату надо засветиться. Он придумывает проект - запретить шнурки на ботинках. Ну а чего, на них народ вешается, ими руки связывают, когда в плен берут. Хороший закон. Пишется обоснование, законопроект регистрируют, инсайдерская информация тут же утекает некоторым журналистам. И тут начинается: "Какие идиоты эти депутаты!" Завтра автора проекта пригласят на телеканал, он поговорит, его вся страна увидит. А кто там запомнит, хороший он законопроект вносил или плохой?" - рассказал он.