Генпрокуратура предъявила ему обвинения в организации еще одного убийства и двух покушений. Якобы заказчиком преступлений был крупнейший акционер Group Menatep Леонид Невзлин
Архив NEWSru.com

Пресса в пятницу комментирует новые обвинения Генпрокуратуры РФ бывшему главе службы безопасности нефтяной компании ЮКОС Алексею Пичугину, уже приговоренному к 20 годам в колонии строгого режима за организацию убийства и покушение на убийство. На этот раз Генпрокуратура предъявила ему обвинения в организации еще одного убийства и двух покушений. Якобы заказчиком преступлений был крупнейший акционер Group Menatep Леонид Невзлин.

Следует отметить, что подобный поворот в деле Пичугина вряд ли можно назвать неожиданным. Сразу после вынесения приговора гособвинитель по делу Камиль Кашаев заявил, что расследование преступных деяний Пичугина продолжается, и ясно дал понять, что сотрудник ЮКОСа окажется на скамье подсудимых повторно. Что это за эпизоды, гособвинитель пояснять тогда не стал.

Как следует из официального сообщения Генпрокуратуры, Пичугин в январе 1998 года организовал убийство директора компании "Торговая фирма "Феникс" Валентины Корнеевой, а в ноябре 1998 года и марте 1999 года - покушение на управляющего East Petroleum HandelsGes mbH Евгения Рыбина. Следствие выяснило, что Пичугин по указанию Невзлина передал исполнителям фотографию Рыбина, его домашний и рабочий адреса, сведения о его автомобилях, охране и маршрутах передвижения, сообщает "Коммерсант".

Мотивы покушения на Рыбина следствие называло и раньше - его фирма вела арбитражные суды с ЮКОСом из-за конфликта, связанного с Восточной нефтяной компанией. За что выстрелом в голову убили Валентину Корнееву, фирма которой специализировалась на торговле продуктами, Генпрокуратура до вчерашнего дня не сообщала.

Как сообщали газеты "Московская правда" и "Сегодня" в январе 1998 года после покушения на Валентину Корнееву, убийство предпринимательницы, возможно, было связанно с ее коммерческой деятельностью. Одна из столичных криминальных 'бригад' попыталась взять подведомственные Корнеевой магазины под свой контроль и, получив отказ, решила по-своему отомстить несговорчивому директору.

Столичные милиционеры через день после убийства взяли под стражу подозреваемого в организации убийства Корнеевой, расстрелянной накануне вечером в подъезде своего дома на улице Чечулина. Задержанным оказался житель подмосковной Лобни, один из соучредителей "Феникс" г-н Тарахтелюк. Однако с тех пор эта фамилия СМИ в связи с убийством Корнеевой не упоминалась, и о его судьбе как подозреваемого ничего не известно.

Как пишет ГАЗЕТА GZT.ru, эпизод с убийством Корнеевой - это совершенно новое слово в деле Пичугина. 21 января 1998 года около девяти вечера в подъезде дома на улице Чечулина (Восточный округ столицы) была расстреляна 47-летняя предпринимательница, пока ее муж открывал входную дверь квартиры. Основной версией следствия стала коммерческая деятельность Корнеевой. Якобы ее фирму "Феникс", торговавшую продуктами питания, пыталась взять под контроль одна из столичных бандитских группировок.

А через семь лет следователи вдруг нашли связь этого убийства с "делом ЮКОСа". Теперь начальник ЦОС Генпрокуратуры РФ Наталия Вишнякова заявляет, что банк МЕНАТЕП в 1993 году вошел в конфликт с директором фирмы "Феникс" Корнеевой, которая была владелицей магазина "Чай", который располагался в здании, на реконструкцию которого с правом последующей аренды и выкупа получил разрешение банк МЕНАТЕП. Якобы Корнеева отказалась от невыгодного предложения продать принадлежащее ей помещение, и Пичугин вступил в преступный сговор с Леонидом Невзлиным для ее убийства. Именно такую версию выдвигает Генпрокуратура, отмечает "Коммерсант".

При этом представитель Генпрокуратуры подчеркнула, что преступления Алексей Пичугин организовал по прямому указанию крупнейшего акционера ЮКОСа Леонида Невзлина.

"Я не знаю, чего они всем этим добиваются, - заявил Леонид Невзлин. - Ни меня, ни Алексея Пичугина с упомянутыми в обвинении людьми ничего не связывает. Что касается моей причастности к убийству, к примеру, Валентины Корнеевой, то совершенно очевидно, что вопросы, связанные с приобретением недвижимости, в лучшем случае решаются на уровне управделами, а не руководства крупной компании, которой в 1998 году был ЮКОС".

Действия Генпрокуратуры, по мнению Невзлина, означают, что "вскоре такие же обвинения будут предъявлены и мне. Ведь понятно, что Алексей Пичугин нужен Генпрокуратуре лишь для того, чтобы предъявить обвинения мне, сократив расстояние между мной и какими-то бандитами. Можно предположить, что сначала надо было установить причастность Пичугина к убийству Горина, которая, кстати, не доказана. А затем через Горина связать со всеми остальными преступлениями".

"У них (Генпрокуратуры) есть какой-то план, понятный только им. Не случайно Михаил Ходорковский сказал на процессе, что в Генпрокуратуре засилье людей с криминальным мышлением, - продолжает Леонид Невзлин в интервью "Коммерсанту". - Что касается цели давления на Пичугина, не исключено, что все это делается, чтобы оказать давление на судей, занятых в процессе по делу Ходорковского-Лебедева. Дело Пичугина расследовали в спешке, чтобы успеть до окончания процесса по делу ЮКОСа".