С момента штурма захваченной террористами школы номер 1 в Беслане прошло 100 дней. Жители города до сих пор не получили ответов на главные вопросы, поставленные ими сразу после развязки кровавой драмы
AFP

С момента штурма захваченной террористами школы номер 1 в Беслане прошло 100 дней. Жители города до сих пор не получили ответов на главные вопросы, поставленные ими сразу после развязки кровавой драмы. По городу ползут слухи, один страшнее другого, и все больше бесланцев обращаются за психиатрической помощью, пишут "Новые Известия".

В Беслане продолжают хоронить жертв трагедии. На днях жители города простились с Артуром Кцоевым, который умер в московской клинике. Три месяца за его жизнь боролись лучшие столичные врачи. До сих пор в Москве лечатся несколько десятков бесланцев. Около 20 из них по-прежнему в тяжелом состоянии, пишет газета. Те же, кто остался в Беслане, продолжают каждый день приходить к школе номер 1. Людей не останавливают ни проливной дождь, ни снег, который в этом году выпал рано.

В остатках спортивного зала, где находились заложники, - море свежих цветов и игрушек, рядом с которыми, несмотря на дождь, горят свечи. Вся внутренняя стена, начиная с тренировочной лестницы, увешана маленькими бумажными ангелочками, у всех руки подняты к небу. На каждом ангелочке написаны фамилия и имя погибшего ученика. В зале до сих пор находятся два баскетбольных кольца, на которых, как рассказывали очевидцы, террористы развесили взрывные устройства. Почему-то кольца остались целыми, без единой царапины, отмечает газета.

Школу могут снести, поставить на ее месте часовню или законсервировать под стеклянным куполом

О судьбе самой школы в Беслане ходят разные слухи. Одни говорят, что ее снесут и вместо нее поставят мемориал в виде мраморной доски. Другие - что здесь поставят часовню с именами погибших. А еще предлагают снести школу и оставить остов спортзала, законсервированный под стеклянном куполом, чтобы люди не забывали о случившейся трагедии.

Не исключено, что власти по-своему собираются распорядиться зданием, "правда, с учетом мнения жителей города". "Это будет некий комплекс, который понравится всем", - сказали в администрации президента.

Бесланцы обращаются за психиатрической помощью

Самая большая проблема Беслана на сегодняшний день - это моральное состояние пострадавших, их близких и родственников погибших. Они возмущены тем, что к их мнению не прислушиваются власти.

"Я не могу смотреть на эту власть, на их попытки реабилитировать себя, - говорит Рая, потерявшая свою десятиклассницу-дочь. - Они говорят, что не виноваты. Тогда кто виноват? Почему школа не охранялась? Почему все наши гаишники стояли на какой-то трассе? Нам говорят: вы носите траур, вам по кавказским обычаям нужно молчать. А это по кавказским обычаям - убивать детей? Мы написали обращение президенту Путину, а реакции пока нет. В столицу доносят, что возмущающихся всего-то несколько человек. А нас много, очень много".

"Они нас теперь пытаются задобрить деньгами - кому они нужны, эти деньги? - говорит женщина. - Посмотрите, что стало с теми детьми, которые остались живы. Многие из них до сих пор не пришли в себя".

"Для нас самое главное - реабилитация тех детей и взрослых, которые пострадали во время теракта. Моему племяннику 10 лет. Несмотря на то что он проходил курс лечения в Подмосковье, он до сих пор жалуется на боль в голове. Таких, как он, много", - рассказывает Юрий Дазгоев.

Один из врачей-психологов местной больницы рассказал, что в последнее время участились случаи заболевания сердечно-сосудистой системы, нервные расстройства. Днем к медикам приходят родители с детьми. А по вечерам - мужчины. Именно они наиболее тяжело переносят случившееся.

Вокруг денег, перечисляемых различными организациями, много разговоров. Одни говорят, что деньги до людей не доходят. Другие - что власти прибрали к рукам перераспределение средств, и те, кто выступает против них, ничего не получат, пишут "Новые Известия".

Председатель общественной комиссии Маирбек Туаев слухи отвергает. По его словам, все деньги распределяет министерство труда и социальной защиты Северной Осетии, а списки на получение помощи составляет комиссия.

"Мы уже организовали первые выплаты родственникам. По 1 млн рублей - близким 317 погибших. Тяжелораненым - по 700 тыс. рублей, за ранения средней степени тяжести - по 500 тыс. рублей. Сиротам, помимо 1 млн рублей, мы выдали еще по 350 тыс. рублей. По 70 тыс. рублей выдано и тем детишкам, которые в первые часы после захвата отсиживались в котельной рядом со школой. Выплаты будут производиться до Нового года. Далее мы намерены определиться и с теми, кому в дальнейшем потребуется лечение", - говорит он.

"Могу со всей ответственностью сказать, что все деньги, которые перечисляются на наш счет, будут распределены между пострадавшими и их близкими", - подчеркнул Маирбек Туаев.