Действия правозащитников "могут быть расценены как вмешательство в деятельность следователя в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела (ч.2 ст.294 УК РФ)
Архив NEWSru.com

Следственный комитет России намерен вызвать на допрос членов московской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Еву Меркачеву и Андрея Бабушкина в связи с публикациями в СМИ о ходе расследования убийства политика Бориса Немцова, сообщается на сайте ведомства.

"Е.Меркачева и А.Бабушкин в ближайшее время будут вызваны на допросы, с ними будут проведены другие следственные действия, направленные в том числе на выяснение всех мотивов, которыми они руководствовались, подробно интересуясь обстоятельствами уголовного дела и публикуя их в СМИ", - подчеркнули в СКР.

В ведомстве отметили, что члены ОНК, среди которых были Меркачева и Бабушкин, "не являясь участниками уголовного процесса, стали интересоваться материалами уголовного дела, таким образом нарушив не только установленные правила, но и закон".

Как предупредили в СК, "подобные действия могут быть расценены как вмешательство в деятельность следователя в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела, то есть по ч. 2 ст. 294 УК РФ". "Этим действиям будет дана соответствующая процессуальная оценка", - говорится в сообщении.

"Единственной его мыслью было выжить"

Внимание следователей, по всей видимости, привлекла статья в "Московском комсомольце", написанная специальным корреспондентом этого издания Евой Меркачевой после визита в СИЗО "Лефортово" и беседы с арестованными по делу об убийстве Немцова - Зауром Дадаевым и братьями Шагидом и Анзором Губашевыми. Четверо членов ОНК проверяли условия содержания задержанных.

В статье Меркачевой говорится, что Дадаев поведал посетителям о пытках, которым его якобы подвергли следователи после задержания на территории Ингушетии, но до отправки в Москву. В качестве доказательства он показал следы от наручников на руках и "кандалов" на ногах, сообщила правозашитница. Также подозреваемый рассказал, что для того, чтобы скрыть место пребывания и все передвижения после задержания, ему надевали пакет на голову.

Дадаев уверяет, что его вынуждали признаться в преступлении: "Все время кричали: "Ты убил Немцова?" Я отвечал, что нет". По словам фигуранта дела, в момент задержания он был с товарищем, бывшим подчиненным Русланом Юсуповым. "И они сказали, что если я признаюсь, то его отпустят. Я согласился", - сообщил подозреваемый, который уверяет, что в Москве хотел объяснить, что он невиновен.

В интервью телеканалу "Дождь" Меркачева заявила, что ей сложно судить, насколько был искренен Заур Дадаев, однако первое, что он стал делать при приходе правозащитников, - показывать синяки и ссадины.

"Сразу же он говорил, что невиновен, и заявляет об этом официально", - подчеркнула журналистка, отметив, что, по словам Дадаева, в течение двух суток после задержания его держали в неведении относительно того, где он находится, на голову ему надели мешок и не кормили. Поэтому "единственной его мыслью было выжить", - сообщила Меркачева. Дадаев дал понять, что вынужден был признаться в том, чего не совершал, поскольку речь тогда шла "о жизни и смерти", пояснила корреспондент "МК". Отвечая на вопрос ведущего Павла Лобкова, журналистка сообщила, что и Дадаев, и остальные задержанные находятся каждый в одиночной камере на разных этажах. По словам Меркачевой, следственные действия с Дадаевым пока не проводятся, поскольку он недавно был помещен в СИЗО.

"Содержанием в СИЗО они довольны"

В свою очередь глава комиссии президентского Совета по правам человека Андрей Бабушкин опубликовал отчет о посещении СИЗО на сайте СПЧ. В отчете Бабушкин отметил необходимость провести проверку информации о применении насилия к задержанным, о котором те сообщили.

"В связи с тем, что есть достаточные основания полагать, что к Дадаеву и Губашевым применялись пытки, считал бы необходимым от Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека обратиться к Генпрокурору РФ и председателю Следственного комитета РФ о проверке информации о применении пыток, поручив такую проверку лицам, не связанным с расследованием уголовного дела в отношении Дадаева и Губашевых, тщательной проверке всех доказательств по данному делу", - говорится в отчете Бабушкина.

Как отметил Бабушкин, на теле Дадаева "видны множественные телесные повреждения", он утверждает, что с 5 по 7 марта (день доставки в ИВС) его не кормили и почти не давали пить. По словам правозащитника, на Губашеве также "обнаружены множественные телесные повреждения в виде ссадин на переносице, запястьях, ногах", которые он получил после задержания. Член СПЧ также предложил обратиться к директору Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с просьбой об обеспечении безопасности фигурантов дела.

Кроме того, правозащитник поднял вопрос о местонахождении Рустама Юсупова, о котором говорил Дадаев. По данным Бабушкина, после того, как Дадаева взяли под стражу, его приятель пропал. "В связи с этим в ФСБ России направлен запрос о местонахождении Юсупова Рустама", - сообщил представитель Совета.

В то же время, подчеркнул Андрей Бабушкин, никто из арестантов на условия содержания под стражей не жалуется. Как пояснил член СПЧ ТАСС, фигуранты утверждают, что подверглись пыткам после задержания, но до того, как были доставлены в Москву. "В СИЗО пытки не применялись. Содержанием в СИЗО они довольны. Есть замечание, что матрас неудобный", - сказал Бабушкин. "Мы не утверждаем, что к ним применялись пытки. Необходимо следствие, некоторые телесные повреждения они могли получить при задержании, но трудно представить, как при задержании могли быть повреждены пальцы ног", - подчеркнул он.

В эфире радиостанции "Коммерсант FM" Андрей Бабушкин заявил, что три вещи вызвали его "очень серьезную обеспокоенность". Во-первых, множественные следы применения насилия по крайней мере у двоих из задержанных, во-вторых, их слова, что в отношении них применялись недозволенные методы воздействия, в-третьих, ситуация с адвокатами. "Когда мы беседовали с Зауром Дадаевым, он не знал о том, что его родственники приглашали ему адвоката, и, естественно, ни от какого адвоката он не отказывался", - отметил правозащитник.

По словам Бабушкина, все трое задержанных сказали членам ОНК одно и то же: что с момента задержания их жизнь можно разделить на два этапа. "Второй этап - это их попадание в ИВС на Петровке, а затем следственный изолятор "Лефортово", где их права не нарушались, где отношение к ним было человечным, гуманным", - сказал член СПЧ. "И первый этап - это с 5 по 7 число, когда они были задержаны неизвестными лицами, находились в неизвестном помещении. Им сразу не предъявили обвинения, и потом в результате недозволенных методов воздействия, по их словам, один из них дал признательные показания", - отметил правозащитник, очевидно, имея в виду признание Дадаева.

Накануне председатель ОНК Москвы Антон Цветков заявил ТАСС, что сведения об избиении Заура Дадаева, Анзора и Шагида Губашевых пока не подтверждаются. "Мы внимательно проверяем эту информацию", - сказал он, отметив, что 11 марта собирается посетить фигурантов. В среду глава ОНК заявил РИА "Новости", что не обнаружил следов пыток у задержанных по делу Немцова.

В пресс-службе СК, комментируя заявления правозащитников, подчеркнули, что пока никаких заявлений от задержанных не поступало. Если же жалобы появятся, "следствие тщательно проверит их доводы".