Борис Березовский и Ахмед Закаев, по версии российской Генпрокуратуры ключевые свидетели по "делу Литвиненко" уклонялись от ответов на вопросы и не смогли пролить свет на произошедшее
RTV International

Борис Березовский и Ахмед Закаев, по версии российской Генпрокуратуры ключевые свидетели по "делу Литвиненко" уклонялись от ответов на вопросы и не смогли пролить свет на произошедшее. Об этом в интервью "Российской газете" заявил руководитель следственной бригады Генпрокуратуры Андрей Майоров, который принимал участие в допросе.

По словам Майорова, Березовский отказался говорить о своих финансовых и деловых взаимоотношениях с Литвиненко. Они были долго связаны между собой, и экс-офицер ФСБ, в особенности в последнее время, во многом зависел от предпринимателя. Не стал рассказывать Березовский и о том, каким бизнесом в последнее время занимался погибший, как жил. Также следователи генпрокуратуры, как признался Майоров, ничего не услышали о людях, которые, по данным следствия, незадолго до отравления общались с Литвиненко.

Березовский и Закаев, которые называли себя лучшими друзьями погибшего, не ответили на самые ключевые вопросы, подытожил Андрей Майоров. Напомним, что до этого сам Березовский назвал процедуру допроса "фарсом", поскольку, по его мнению, разговор шел только о его собственном бизнесе и бизнесе его знакомых. Вопросы по существу задавали лишь напоследок.

Руководитель следственной бригады эти обвинения отверг: все вопросы, которые были заданы Борису Абрамовичу, касались исключительно гибели Александра Литвиненко. Что касается уголовного дела о мошенничестве, фигурантом которого является Березовский, его расследует другой следователь, у которого, вероятно, есть немало своих вопросов к этому господину, возразил Андрей Майоров.

Россиян не обыскивали

Российский следователь не подтвердил слухи и о том, что в отношении российской группы британцы приняли особые меры безопасности, вплоть до обыска на наличие оружия и отравляющих веществ. "Никаких досмотров с пристрастием и уж тем более обысков нам не устраивали", - заявил Андрей Майоров. Он рассказал, что допрос свидетелей проходил в помещении полицейского участка в центре Лондона. Все, кто входил туда, включая сотрудников Скотланд-Ярда и переводчиков, прошли стандартную процедуру проверки. Через нее прошли и сами свидетели, вызванные на допрос.

"Ничего сверхъестественного в этом не было. Не надо забывать, что Великобритания - это страна, которая не понаслышке знакома с терроризмом, и там очень серьезно подходят к вопросам безопасности", - сказал чиновник генпрокуратуры.

Как проходил допрос

Допросы Бориса Березовского и Ахмеда Закаева проходили одновременно в двух небольших комнатах размером примерно три на четыре метра. В каждой комнате находилось по пять человек: двое полицейских, которые задавали вопросы, представитель следственной бригады из России, переводчик и непосредственно свидетель. Из обстановки в комнатах были стол, стулья и небольшой столик, на котором находился магнитофон.

Все вопросы задавались на английском языке. Затем их переводили на русский, хотя Борис Березовский, к примеру, практически свободно владеет английским. Отвечали свидетели тоже на русском. Их ответы соответственно переводились на английский.

Вся беседа записывалась одновременно на две аудиокассеты. Через 45 минут они менялись. Появлялся небольшой перерыв - минуты 2-3, во время которого одна кассета тут же опечатывалась, и на ней все присутствовавшие на допросе ставили свою подпись. Не считая этих небольших пауз, допрос велся практически непрерывно - по нескольку часов. Правда, в любой момент можно было выйти на перекур. Свидетелей силой никто не удерживал. Каждый раз, меняя кассеты в магнитофоне, британские полицейские говорили, что они имеют право не отвечать на вопросы и вообще закончить допрос.

Как рассказал Андрей Майоров, вопросов к свидетелям было около сотни. Закаев и Березовский не ответили на половину, поэтому им пришлось задать еще немало дополнительных. Правда, на большинство из этих дополнительных следователи также не получили ответов.

Итоги поездки в Великобританию

Отвечая на вопрос журналиста, насколько в Генпрокуратуре РФ удовлетворены ходом следствия в Великобритании, Андрей Майоров ответил так: "В том объеме, в котором британская сторона могла выполнить наше поручение, она его выполнила". Однако он указал, что в России и в Великобритании предварительное следствие проводится по-разному. Поэтому некоторых интересующих документов россияне получить не сумели.

Поскольку расследование гибели Литвиненко проходит практически параллельно в двух странах, Майоров не исключает, что сотрудничество будет продолжено, а значит, возможны и взаимные визиты.

При этом у российских следователей есть несколько версий отравления Литвиненко. Отрабатываются все, включая, по заявлению Майорова, "экзотические". Некоторые из версий пересекаются. Именно поэтому Березовскому задавались вопросы о его финансовых делах с Литвиненко.

Кстати, с английскими коллегами ход расследования обсуждать невозможно - Майоров ссылается на тайну следствия, которая действует для обеих сторон. Однако, как заверил следователь, "мы движемся примерно в одном направлении". Британцы, как и россияне проводят медицинские и химические экспертные исследования.

Напомним, накануне Андрей Майоров в эфире НТВ заявил, что Генпрокуратура и Скотланд-Ярд достигли "большего взаимопонимания".