Более 2 млн долларов надеется отсудить у владельцев аквапарка "Трансвааль" в качестве компенсации морального ущерба дедушка 8-летней Юли Милогородской. Накануне в Черемушкинском суде столицы состоялось первое заседание на процессе по этому делу
НТВ

Более 2 млн долларов надеется отсудить у владельцев аквапарка "Трансвааль" в качестве компенсации морального ущерба дедушка 8-летней Юли Милогородской. Накануне в Черемушкинском суде столицы состоялось первое заседание на процессе по этому делу, сообщают "Известия".

Юлины родители погибли 14 февраля этого года под рухнувшей крышей аквапарка. Дедушка надеется, что благодаря этим деньгам внучка удержится в "среднем классе", к которому принадлежали ее родители. Самой Юле до суда дела нет. Она больше всего боится, что с дедушкой и бабушкой тоже может что-то случиться, отмечает газета.

Корреспондент издания встретился с девочкой. Она не хочет общаться с журналистами, хотя, как рассказал ее дедушка Вячеслав Сергеевич Киселев, сначала интересовалась передачами про "Трансвааль" и сама хотела попасть на телевидение. А потом интерес к этой теме вдруг угас.

"Она начала понимать, что на самом деле произошло, - объясняет бабушка Юлия Александровна. - Первое время она относилась ко всему проще и даже людей, пришедших на поминки, воспринимала как гостей".

Юлин папа погиб под завалами сразу, а мама еще 6 дней была в коме. Врачи говорили, что спасти ее вряд ли удастся (РАССКАЗ о них). Сама Юля в это время лежала в Морозовской больнице и не знала, что родителей у нее больше нет. Бабушка убеждала внучку, что они живы, только пока неизвестно, в какой больнице лежат.

Мама умерла в тот день, когда выписали Юлю. Плачущая бабушка решила больше не обманывать ребенка и сказала ей все как есть. Тогда Юля тоже разрыдалась. А теперь, говорит бабушка, у нее горе не слезами выходит. Она просто сидит и смотрит в одну точку. Впрочем, иногда все-таки плачет. Находит для слез пустяковый повод - мороженого не дали, занозу загнала или живот заболел. Но дедушка с бабушкой знают, что дело не в мороженом и не в животе: Юля плачет о родителях.

Их портреты стоят на столике у стены - хрупкая Аня и широкоплечий Андрей. Они были ровесниками - этим летом обоим исполнилось бы 30 лет, пишет газета. Вместе учились в МИСИ, вместе пошли работать в рекламное агентство. Начинали с нуля, потом стали подниматься по служебной лестнице. В перспективе Андрей планировал открыть свой бизнес. Заработали на квартиру в Мытищах. В ней теперь и живут Юля с дедушкой и бабушкой. Там все напоминает об Ане и Андрее.

Недавно Киселевы с внучкой на полмесяца ездили к родственникам во Владимирскую область. Возвращаться в мытищинскую квартиру, признается Вячеслав Сергеевич, было тяжело даже им. А у Юли вообще случилась истерика. Впрочем, о родителях напоминает не только квартира, но и весь город. Часто, гуляя с дедушкой по Мытищам, Юля рассказывает ему, куда они ходили с мамой, что покупали, вспоминает житейские истории.

У Юли в квартире есть своя комната, но она там больше не живет: боится оставаться одна. После "Трансвааля" у нее вообще появилось много фобий: она боится темноты, замкнутых пространств, прозрачных куполообразных потолков, панельных домов. Она знает: они тоже рушатся. Но самый большой ее страх - страх потерять дедушку с бабушкой. Юля в курсе, что у 54-летней бабушки сахарный диабет, а у 56-летнего дедушки нелады с сердцем.

"Она очень повзрослела, - говорит Юлина бабушка. - Была капризным, избалованным ребенком. Бывало, отвожу ее в школу, а она просит меня ее сумку понести. А теперь наоборот, когда идем из магазина, она у меня сумку берет. Бережет нас".

"Бабушка, ты никогда не умрешь?" - как-то спросила у Юлии Александровны внучка. В другой раз она попросила у нее разрешения хотя бы изредка называть ее мамой.

Пока мы разговариваем, Юля крутится вокруг нас, ласкается к бабушке, играет с черепахой, приговаривая: "Ты мой пупсик!" Но в разговоре участвовать по-прежнему отказывается. Оживляется только когда речь заходит о Саше Ершовой - Юлиной ровеснице, которая спасла из-под обломков "Трансвааля" трехлетнюю девочку.

В больнице Юля с Сашей лежали в одной палате. Девочки подружились, но не обменялись ни телефонами, ни адресами.

"Хочешь встретиться с Сашей? - спрашивает корреспондент "Известий". "Да! - с энтузиазмом отвечает Юля. - Только как это сделать?". Журналист обещает ей найти Сашин телефон, и девочка говорит, что пускай Саша приезжает к ним в гости.

Сейчас Юлия Александровна и Вячеслав Сергеевич придумывают, как им заменить Юле родителей не только с духовной, но и с материальной стороны. Родители, говорит Вячеслав Сергеевич, денег на Юлю не жалели. А дедушка с бабушкой и рады бы не жалеть, да денег-то особо нет.

Формально Юлия Александровна еще работает - инженером на предприятии, где периодически не платят зарплату, и ведет кружок мягкой игрушки. Но фактически она уже несколько месяцев в отпуске за свой счет - сидит с Юлей. А Вячеслав Сергеевич из-за внучки решил досрочно выйти на пенсию. С нового года он хочет поискать подработку. Он хороший технический переводчик, может переводить с английского и японского языков. Тем не менее в удачу не очень верит: кому нужен человек предпенсионного возраста?

Вячеслав Сергеевич боится, что Юля из среднего класса, к которому принадлежали ее родители, перейдет в более низкий социальный слой. Хорошо еще, что пока она может учиться в своей старой частной школе: там пообещали учить ее бесплатно.

Улучшить материальное положение внучки Киселевы надеются, отсудив у владельцев "Трансвааля" - ЗАО "Европейские технологии и сервис", 60 млн рублей.

"В правовом рыночном государстве такая ситуация разрешилась бы очень просто, - рассуждает Вячеслав Сергеевич. - Пострадавшие получили бы нормальные компенсации - и перед ними бы извинились. Я понимаю, что это несчастный случай, что не нарочно кто-то колонну подпилил, но кто-то должен принести нам за это извинения, в том числе материальные?"

Киселев согласен на то, чтобы с ними рассчитались не деньгами, а услугами - оплатой Юлиного отдыха, наблюдением у психолога, контрактом с хорошим семейным врачом.

"Мне всегда говорили, что я витаю в облаках, - смеется Вячеслав Сергеевич. - Но надеяться-то надо, иначе зачем мы меняли государственный строй? А то что же получается: строим рыночные цивилизованные отношения, а тот, кто надеется на них, наивен?"

Среди гражданских дел по "Трансваалю" иск Вячеслава Киселева первым дошел до рассмотрения по существу. По словам председателя московской коллегии адвокатов "Князев и партнеры" Андрея Князева, который ведет это дело, получить все 60 млн рублей вряд ли удастся. Но даже если сумма будет снижена в два-три-четыре раза, получится вполне разумная цифра. Вчера заседание Черемушкинского суда было отложено до 10 августа, чтобы адвокаты могли подготовить возражения на "оправдательные" документы ответчиков, пишут "Известия".