Эдуард Успенский против присвоения имени Михалкова главной детской библиотеке страны
RTV International

Известный детский писатель Эдуард Успенский в эфире радиостанции Сити-FM заявил, что выступает против присвоения Российской государственной детской библиотеке имени Сергея Михалкова. По его словам, Михалков - "довольно средний детский писатель". "Он подписывал документы против академика Сахарова. Это личность, которая облизывала все власти, которые были у нас", - добавил Успенский.

Напомним, ранее Министерство культуры утвердило приказ о присвоении Российской государственной детской библиотеке имени Сергея Михалкова. Это вызвало возмущение сотрудников библиотеки, поскольку решение было принято без их участия, кроме того, они возражают против такой инициативы руководства.

Как заявил накануне заведующий отделом рекомендательной библиографии, главный редактор сайта "Библиогид: книги и дети" Алексей Копейкин, сотрудники считают, что присвоение детской библиотеке имени Михалкова сделает ее ангажированной и "сведет профессиональные задачи персонала к узкому кругу". Само решение Алексея Копейкина не удивляет. Михалковы, говорит он, это фонды, это деньги, это власть. По его словам, он не исключает увольнения в случае, если переименование действительно состоится. Но пока руководство библиотеки на компромиссы не идет.

Тем временем в интернете началась кампания протеста против переименования библиотеки в честь автора "Дяди Степы". Многие утверждают, что Михалков прежде всего был чиновником от литературы, "в течение многих десятилетий душившим отечественный "детлит", и в качестве альтернативы предлагают увековечить в названии Российской государственной детской библиотеки имя Корнея Чуковского.

Напомним, Сергей Михалков, известный не только как детский поэт, но и как автор гимна СССР, член ЦК КПСС и видный функционер Союза писателей, принимал активное участие в кампаниях против Бориса Пастернака, Андрея Синявского и Юлия Даниэля, Александра Солженицына.

Многие серьезные литературоведы считали его творчество вторичным, говорили о стремлении угождать сиюминутным интересам властей. Так, например, многие из его произведений представляют собой, в сущности, адаптацию классики к требованиям социалистического реализма. Например, пьеса "Балалайкин и компания" (по мотивам произведений Салтыкова-Щедрина), пьеса "Том Кенти" (по мотивам "Принца и нищего") и другие. Хотя и считалось, что Михалков признанный сатирик, но его произведениям в этом направлении не хватало настоящей остроты и обличения. Кроме того, нельзя забывать и о том, что некоторые его сатирические произведения были направлены против очень достойных и талантливых людей в угоду власти.

Выходец из дворянской семьи и беспартийный (вступил в партию только в 1950 году), Михалков, сделавший удивительную карьеру на писательском поприще, постоянно навлекал на себя критику. Больше всего его противникам не нравилась лояльность к любой власти, конъюнктурный подход, публикация в советское время произведений откровенно пропагандистского характера.

Писатель Владимир Тендряков так отзывался о нем:

"Правительство появилось, и сразу вокруг него возникла кипучая угодливая карусель. Деятели искусства и литературы, разумеется, не все, а те, кто считали себя достаточно заметными, способными претендовать на близость, оттирая друг друга, со счастливыми улыбками на потных лицах начали толкучечку, протискиваясь поближе. [...] То с одной стороны, то с другой вырастал Сергей Михалков, несравненный "дядя Степа", никогда не упускающий случая напомнить о себе" (Тендряков Вл. На блаженном острове коммунизма. - Новый мир, 1988, N 9, с. 31).

Когда началась кампания против романа Бориса Пастернака "Доктор Живаго", Михалков откликнулся басней про "некий злак, который звался Пастернак".

В период, когда в СССР начались гонения литературных диссидентов (Синявский, Солженицын, Пастернак), Михалков также принял участие в этом процессе, осудив и заклеймив идеологических противников. В ответ на присуждение Солженицыну Нобелевской премии (1970) Михалков заявил, что считает эту инициативу не чем иным, как очередной политической провокацией, направленной против советской литературы и ничего общего не имеющей с подлинной заботой о развитии литературы.

Владимир Буковский, известный советский диссидент, сын писателя и журналиста Константина Буковского, отзывается о Сергее Михалкове как о ярком примере безграничного цинизма и лицемерия:

"К примеру, когда моего отца склоняли из-за меня на партсобраниях Союза писателей, больше всех витийствовал Михалков, типа "в рядах партии не место таким, как Константин Буковский, воспитавший врага народа!". После собрания он, однако, подбегал к отцу и спрашивал: "Ну что, как там твой?" Или потом, когда Союз развалился, он - член ЦК КПСС - одним из первых заговорил о своем "дворянстве".