Мэр Берлина Клаус Воверайт отмел всю критику со стороны консервативной оппозиции по поводу его решения направить приветствие сборищу любителей кожи и латекса, которое пройдет в столице Германии
Spiegel.de

Мэр Берлина Клаус Воверайт отмел всю критику со стороны консервативной оппозиции по поводу его решения направить приветствие сборищу любителей кожи и латекса, которое пройдет в столице Германии, пишет The Independent (перевод на сайте Inopressa.ru).

Мэр Клаус Воверайт обвинил своих оппонентов в "узости взглядов". В письменном приветствии к толпам людей, пришедших на фестиваль Folsom Europe в Берлине, Воверайт заявил: "Мы гордимся тем, что люди различного происхождения и склонностей чувствуют себя в нашем городе как дома и празднуют вместе. Первые выходные сентября ознаменуются чистой радостью жизни. Международный фестиваль кожи и фетиша проводится в Берлине второй раз. Добро пожаловать в Берлин".

Берлинский фестиваль – это попытка воспроизвести в Германии фестиваль садомазохизма, проходящий в Сан-Франциско. Однако приветствие Воверайта не понравилось консервативным христианским демократам, которые назвали послание мэра "неописуемым", пишет издание.

"Прославление насилия и садомазохистских крайностей должно исчезнуть из жизни общества", – заявил Николас Циммер, лидер христианских демократов в берлинской палате депутатов.

Однако Михаэль Мюллер, лидер социал-демократов, предположил, что консерваторы просто используют инцидент ради собственной выгоды в качестве инструмента своей кампании в период подготовки к выборам, предстоящим через три недели. 51-летний мэр Берлина – открытый гей и член социал-демократической партии канцлера Герхарда Шредера. Журнал Time недавно присвоил ему звание "Гламурного парня". Он намерен превратить Берлин в креативную столицу Европы, пишет газета.

В интервью газете Bild он отметил: "Приветствие всегда является и рекламой, прежде всего для иностранных гостей – мы хотим видеть их в Берлине. Если кого-то это не устраивает, пусть не приезжают".

"Господину Циммеру свойственна узость взглядов, – добавил он. – Берлин – открытый город, и Циммер должен это понять. И если не происходит ничего запрещенного, я хотел бы видеть терпимость".