Апелляционный суд Афин признал в понедельник неудовлетворительными документы, присланные Генпрокуратурой по поводу экстрадиции в Россию задержанного в Греции Владимира Гусинского
НТВ

Апелляционный суд Афин признал в понедельник неудовлетворительными документы, присланные Генпрокуратурой по поводу экстрадиции в Россию задержанного в Греции Владимира Гусинского. Российской стороне предоставлено 15 дней, чтобы попытаться найти более серьезные аргументы, пишет сегодня "Коммерсант".

Заседание суда началось с вопросов государственного прокурора Анны Заири, представлявшей российскую Генпрокуратуру, к господину Гусинскому:
"Осталась ли у вас собственность в России? Могла бы она по сумме возместить нанесенный ущерб?".
Владимир Гусинский ответил только на первый вопрос:
"Имеются акции в газовых компаниях и дом". На второй отвечать не стал, пояснив, что никакого ущерба не наносил.


Тогда прокурор спросила:
"Если вы выиграете этот процесс, вернетесь ли в Россию?".
На это господин Гусинский твердо, но немного грустно ответил: "Нет".
Затем Анна Заири встала, окинула взглядом зал и снова спросила:
"Есть ли представители российской стороны?".
Никто ей не ответил.
"Может, из посольства? Неужели тут только заинтересованные лица со стороны Гусинского?"
"Да", - ответил кто-то из зала.

Далее прозвучала обвинительная речь госпожи Заири, в которой она оспаривала тезис о том, что прецедент оправдания в Испании, когда испанский суд счел запрос Генпрокуратуры необоснованным и имеющим политическую подоплеку, а также заявление Интерпола о политическом характере дела, могут быть решающими при вынесении вердикта в Греции, указав на главенство национальных законов над международными.

Однако тут же выяснилось, что греческое законодательство не предусматривает такого преступления, как хищение одним юридическим лицом кредитных средств другого юридического лица с последующим их отмыванием (именно так оценивает Генпрокуратура РФ имущественный спор бывшего владельца "Медиа-Моста" Владимира Гусинского и руководства"Газпрома").

Далее последовал вывод: раз не было мошенничества в отношении "Газпрома", то нет и денег, добытых незаконным путем, которые господин Гусинский мог бы отмыть.

На этом основании прокурор Заири и рекомендовала Апелляционному суду Греции не выдавать бизнесмена России, назвав запрос российских властей "непонятным".

После этого адвокатам можно было бы ограничиться простым подтверждением факта несоответствия российского и греческого законодательства. Но Александр Ликурезос, защитник Владимира Гусинского, стал решительно опровергать доводы прокурора об отсутствии политического заказа. "Прокурор уверяет нас, что в России существует правовое государство, - отметил он. - В каком правовом государстве Европы вы могли бы представить себе следующую ситуацию: человека вызывают как свидетеля, а задерживают на три дня, угрожают и путем шантажа заставляют подписать документы об отказе от собственности? В каком правовом государстве президент страны до вынесения решения суда может объявить преступником того или иного человека, да еще и владельца независимого телеканала?"

"Как госпожа прокурор может говорить о правовом государстве, когда в международном обществе в связи с Россией сейчас горячо обсуждаются только два вопроса: преследование свободы прессы и зверства на войне в Чечне, творимые, надо отметить, обеими сторонами?" - добавил адвокат.

Затем наступила очередь следующего адвоката, Адониса Вгонзаса. Роли между ним и Александром Ликурезосом были распределены следующим образом. Господин Ликурезос выступает по сути дела, адвокат Вгонзас исследует каждую запятую обвинения. После выступления последнего и было принято решение признать документы российской Генпрокуратуры неудовлетворительными.

Адонис Вгонзас нашел в присланном Россией тексте множество противоречий. Например, в одном месте указано, что господин Гусинский должен "Газпрому", а в другом - что некоей третьей организации.

Между тем был приведен документ самого "Газпрома", в котором говорится, что господин Гусинский ничего этой компании уже не должен. Были отмечены и другие неточности и ошибки.

В завершение суд предоставил слово еще раз господину Гусинскому:
"Вы спросили у меня, могу ли я вернуться в Россию. В 1937 году был арестован мой дед. И через два дня расстрелян, как немецкий шпион. Бабке моей, как жене врага народа, дали 11 лет концлагеря. А в 1957 году моя семья получила документы, в которых оба они были реабилитированы за отсутствием состава преступления. Я верю, что лет через десять я вернусь в Россию, и тогда суд выдаст мне такой же документ. Но не сейчас".

Судья Никос Фагиолас заявил, что доказательств вины Гусинского мало, поэтому он дает российским прокурорам еще две недели для поиска каких-то новых документов. Если и эти материалы не устроят суд, процесс по экстрадиции Гусинского, скорее всего, будет прекращен.

Напомним, что с просьбой прекратить дело об экстрадиции Владимира Гусинского в Россию и освободить бизнесмена к главе Минюста Греции Филиппосу Петсалникосу обращался его испанский коллега Хосе Мариа Мичавила.

К правительству Греции с просьбой относительно дела Гусинского обращалась и администрация Джорджа Буша. "Мы следим за делом Владимира Гусинского, у которого имеется американская иммиграционная виза, начиная с 21 августа, когда он был задержан греческими властями, - сказал Баучер. - Мы попросили власти Греции информировать нас".