Террорист, покушавшийся на папу римского, должен был убить аятоллу Хомейни по заказу КГБ
Архив NEWSru.com

Али Агджа – террорист, совершивший покушение на Папу Римского, – прошел специальную подготовку у террориста Карлоса в лагере Separat. До покушения с ним работал офицер КГБ в Иране, агент, исчезнувший из Тегерана через несколько дней после признаний Агджи о болгарских заказчиках неудавшегося покушения на Папу Римского.

Эти факты стали известны комиссии Митрохина (специальной комиссии, созданной для исследования документов, вывезенных из СССР бывшим сотрудником КГБ Василием Митрохиным) после прочтения документов о роли группы Карлоса и изучения документов, связанных с процессом над Али Агджой, пишет Corriere della Sera (перевод на сайте Inopressa.ru).

Основным приемам партизанской войны и владению оружием Агджу обучили болгарские инструкторы и инструкторы из "Штази", входившие в группу Separat. Эта группа обеспечивала поддержку и поставляла идеи подрывным группам, действовавшим в половине европейских стран. За год до этого группа появилась в Йемене. Основной ее деятельностью было формирование лагерей для подготовки боевиков. В 1977 году Агджа, которому едва исполнилось 19 лет, прибыл в один из таких лагерей в Сирии. Об этом он сам рассказал римским судьям в 1982 году, прежде чем подробно рассказать обо всем остальном.

В 1978 году Агджу внедрили как агента-провокатора в организацию "Серые волки", чтобы дестабилизировать ситуацию в Турции, которая к тому времени уже была членом НАТО. Там он выполнил свое первое задание как киллер: 1 февраля 1979 года он убил директора либеральной газеты Milliyet. Его арестовали, но через несколько месяцев он бежал из-под стражи. Итальянскому судье он объяснил, что сумел приехать в Иран благодаря Оралу Джелику, который был связным между его группой и болгарскими спецслужбами.

В Тегеране Агджа вошел в контакт с вице-консулом советского посольства Владимиром Андреевичем Кузичкиным, резидентом КГБ в Иране. Этот факт приводится и в досье Митрохина. Под его руководством Агджа попытался организовать покушение на Хомейни. Но попытка не удалась. И тогда Агджу направили в Болгарию. Там он провел два месяца в лучшем отеле Софии. Он находился в распоряжении резидента КГБ и офицера болгарских спецслужб и занимался подготовкой покушения на Папу.

13 мая 1981 года он был на площади Святого Петра. Он выстрелил в Папу. Две пули попали в понтифика, но выстрелы не были смертельными. Агджа был арестован на месте, говорил о сообщниках, но на суде заявлял: "Я действовал один". Он был приговорен к пожизненному тюремному заключению. Но через 11 месяцев он просил о встрече с судьями, чтобы рассказать о сообщниках. Он назвал имена Сергея Антонова, главы представительства Balcan Air в Италии, Орала Джелика и других.

Здесь возникает второе загадочное совпадение, выявленное комиссией Митрохина в одном из документов в 2003 году. Через несколько недель после признаний Агджи в Тегеране при загадочных обстоятельствах исчез офицер КГБ Кузичкин. Через несколько месяцев он объявился в Лондоне в британской секретной службе MI-6. За этой изменой мог скрываться страх перед возможными репрессивными мерами Москвы за поведение Агджи.

Между тем турок продолжал давать показания до октября 1983 года. Одновременно велось болгарское следствие по обвинению Агджи в клевете. И вот в декабре 1983 года турка в тюрьме посетил болгарский следователь Йордан Орманков, которого сопровождал переводчик. Они пригрозили ему: "КГБ хочет тебе помочь. Но ты должен отказаться от всего, что говорил раньше. Или мы уничтожим тебя и твою семью". Агджа поверил угрозам и отказался от показаний.

Это уже не первое "сенсационное" заявление комиссии Митрохина. Ранее представители комиссии уже заявляли о том, что в Неаполитанском заливе лежат советские ядерные торпеды. В ВМФ России тогда эту информацию опровергли.