Однозначно очень хорошим был год для президента РФ Владимира Путина, пишет The Washington Times
Архив NEWSru.com

Издание The Washington Times подводит итоги 2003 года в России. По мнению издания, уходящий год принес россиянам и хорошее, и плохое. Для людей это был неоднозначный год. Однако он однозначно был очень хорошим для их президента Владимира Путина, пишет The Washington Times (перевод статьи на сайте Inopressa.ru).

Путин заканчивает год на высокой ноте, объявив о намерении переизбираться в будущем году. Россияне 7 декабря подавляющим большинством проголосовали за пропрезидентскую партию на парламентских выборах. В результате теперь под рукой у Путина - покорнейшая после краха коммунизма Государственная дума.

Это был год, в течение которого Путин заработал довольно впечатляющие очки на экономическом и внешнеполитическом фронтах. Медленная, но уверенная экономическая стабилизация и затем подъем, которые начались в России после назначения Путина в 1999 году на пост премьер-министра, продолжились.

На внешнеполитическом фронте Путин продолжил осторожно утверждать свои позиции. Отношения России с США остались сердечными и стабильными, и Путину удалось избежать какого бы то ни было крупного раздора или прямой конфронтации по вопросам Ирака, Ирана, Грузии и других острых углов.

Негативным событием для России, по мнению издания, стала потеря давнего союзника: в Ираке был свергнут президент Саддам Хусейн, и Россия не смогла получить гарантий от США, что 8 млрд долларов, которые Саддам задолжал Москве, в основном еще в советский период, будут выплачены американскими оккупационными властями или новым иракским режимом.

В то же время Путин укрепил отношения с Китаем. Кроме того, к концу этого года после отставки грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе значительно расширилось российское влияние на неспокойный Кавказ.

Однако все внешнеполитические и экономические достижения Путина не в состоянии повернуть вспять или как-то серьезно повлиять на ужасные тенденции российской жизни в новом тысячелетии, пишет The Washington Times. Рождаемость остается катастрофически низкой, а уровень смертности крайне высоким. Таким образом, демографический спад, который переживает российский народ (численность населения сокращается более чем на миллион человек в год), похоже, не прекратится.

Путин, как и его вашингтонский коллега Джордж Буш, продолжил бороться с радикальным исламизмом путем сохранения дорогостоящей и кровавой оккупации, конца которой не видно. Для Буша местом действия является Ирак, для Путина - Чечня. Чеченские террористы-самоубийцы совершают зверские теракты против российских гражданских объектов. Количество погибших российских солдат в Чечне составляет 10 тыс. человек, это две трети потерь в Афганистане в 1979-1987 годах, пишет The Washington Times.

В уходящем году не возникало никаких сомнений в том, "кто в доме хозяин". Победа Путина в парламенте обернулась разгромом для его критиков из демократического лагеря, сторонников свободного рынка, разделенных на две вечно конфликтующие между собой партии. Также был повержен его главный "враг" - коммунисты, которые скатились на второе место, набрав на выборах только 12,7% голосов.

Путин сыграл видную роль в деле ареста и заключения бывшего главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского, слова и действия которого давали возможность предположить, что он намерен стать политическим соперником президента и, возможно, даже надеялся в итоге свергнуть его и стать его преемником. На российского президента не оказала никакого влияния буря протестов против его жестких действий, прокатившаяся по Европе и США. В России эти действия оказались популярными, и это подтверждает древнюю российскую традицию: когда бы боярин, богатый купец или бизнесмен ни посмел столкнуться лбом с царем, проигрывал всегда боярин.

Западные критики и отдельные российские наблюдатели предупредили, что консолидация Путиным власти угрожает выживанию молодой российской демократии. Другие указывают, что экономический удар по Ходорковскому грозит новой волной утечки капитала и создает опасность для укрепления российской экономики.

Вне всякого сомнения, утечка капитала достигла очень высокого уровня еще до ареста Ходорковского. А эта театральная конфронтация, несомненно, внесла драматический момент в усилия Путина по централизации и консолидации власти в Кремле, пишет The Washington Times.

Однако эти тенденции, по мнению американского издания, не были открытием 2003 года. Ходорковский стал третьим олигархом, испытавшим на своей шкуре президентский гнев за то, что рискнул вторгнуться в политическую сферу на стороне противника. До него были Борис Березовский и Владимир Гусинский. В 2003 году все стали свидетелями консолидации и укрепления того, что происходило и раньше.

Для большинства россиян, живущих за пределами "потемкинской" Москвы, жизнь по-прежнему является жестокой борьбой за выживание, каковой она стала после краха советской директивной экономики и коммунизма.

Неожиданное возрождение ультранационалистов во главе с Владимиром Жириновским стало отрезвляющим сигналом, обозначившим, что на смену коммунистам-геронтократам могут прийти молодые, более сильные и радикальные политические силы. Либерал-демократы Жириновского получили 11,6% голосов на думских выборах, став третьей крупнейшей партией в парламенте.

В свете таких проблем и таких сил Путин не может предложить какого-то волшебного решения. Но к концу 2003 года он остался в игре единственным игроком, заключает The Washington Times.