Инженеры разрабатывают крупнейшую в мире передвижную конструкцию - стальной 20-тысячетонный панцирь для защиты четвертого реактора Чернобыльской АЭС
Архив NEWSru.com

Инженеры разрабатывают крупнейшую в мире передвижную конструкцию - стальной 20-тысячетонный панцирь для защиты четвертого реактора Чернобыльской АЭС, где 16 лет назад произошла страшная авария, последствия которой все еще ощутимы.

В руинах ядерного реактора осталось 200 тонн урана.

Как пишет The Washington Post (перевод на сайте Inopressa.ru), к будущему лету международный консорциум, возглавляемый Bechtel International Systems Corp. из Сан-Франциско, закончит идейную разработку арочного ангара высотой почти в 113 м, которым, как колпаком, плотно накроют старый, тесный, разрушенный непогодой саркофаг.

Затем внутри начнется работа: роботы-краны (а где это возможно, и люди) примутся разбирать завалы, собирая радиоактивную пыль и мусор в бронированные канистры, разрезая на куски старую сталь.

Вся работа - проект, строительство и "стабилизация" старого реактора - представляет собой часть рассчитанного на десять лет плана, инициированного "семеркой" индустриальных стран в 1997 году. Проект на сумму 768 млн. долларов предстоит завершить в 2007 году.

Защитный колпак должен удерживать воду снаружи, а пыль внутри в течение 100 лет - или столько, сколько потребуется украинскому правительству, чтобы создать постоянное хранилище или средства уничтожения тех 200 тонн урана и почти тонны смертельно опасного радиоактивного плутония, что остались под руинами.

Большая часть горючего материала лежит, как застывшая лава, - это сплав жидкого топлива, бетона, 30 тонн горючей пыли и двух тысяч тонн легковоспламеняющихся материалов. Просочившаяся в цоколь здания дождевая вода образовала опасный радиоактивный "суп". Излучающие смерть куски оболочки реактора валяются в мусоре рядом со зданием. Большая их часть была собрана бульдозерами и погребена в "каскадной стене" еще советскими рабочими, сразу после аварии.

"Нам понадобится мощная защита", - говорит Винсент Новак, директор департамента ядерной безопасности при Европейском банке реконструкции и развития, которому поручено общее руководство. "Если б не радиоактивность, это была бы не работа, а удовольствие, а так все крайне усложняется", - добавляет он.

Чернобыльский взрыв произошел 26 апреля 1986 года, когда вышедшая из повиновения ядерная реакция сорвала крышу, выбросив в воздух в 30-40 раз больше радиации, чем вместе взятые атомные бомбы над Хиросимой и Нагасаки в 1945 году.

Страшнее ядерной катастрофы в истории не было. На атомной станции в 130 км от Киева тридцать рабочих умерли сразу, и 135 тысяч человек были эвакуированы из окружающей "запретной зоны".

Еще в 2000 году украинское правительство расходовало 5 % всего валового продукта страны на борьбу с последствиями этого бедствия. Через шесть месяцев после взрыва СССР поспешно выстроил над реактором импровизированное укрытие, прозванное "саркофагом", но за десять лет оно так разрушилось, что грозило рухнуть.

Ученые стали бить тревогу. Дело усугублялось фактором неизвестности. "Беда в том, что почти невозможно понять, откуда на самом деле грозит опасность", говорит Новак.

В 1997 году "семерка" плюс Россия, Европейский Союз и Украина основали Фонд по защите Чернобыля, поручив общее руководство Европейскому банку реконструкции и развития. Банк разработал план действий, оценил стоимость проекта в 768 млн. долларов и собрал эти средства с помощью взносов от 28 стран.

На первой стадии работ, завершенной в 1999 году, были укреплены крыша и несущие колонны саркофага, и усилена устойчивость шаткой вентиляционной трубы реактора, возвышающейся больше чем на 45 метров. Эта труба представляла собой "отдельную головную боль", поскольку обслуживала и соседний, еще работающий третий реактор.

Но это были лишь чрезвычайные меры. "Анализ показал, что имеется еще около тысячи квадратных метров дефектной поверхности крыши и стен", сказал Эрик Шмиеман, главный инженер по защите окружающей среды в Battelle Memorial Institute's Pacific Northwest National Laboratory в Ричмонде, штат Вашингтон. "Значительное количество воды может проливаться внутрь, а пыль вылетать наружу, а птицы и белки все время снуют туда и обратно".

Консорциуму, ответственному за создание защитной конструкции общей стоимостью в 250 млн. долларов, пришлось принимать несколько очень ответственных решений на самой ранней стадии работы. Ни одному из трех разработчиков проекта, включая Battelle и французское государственное предприятие Electricite de France, не будет позволено сослаться на сложность условий.

Сомнения вызывает то, выстоит ли стальная конструкция целое столетие. Уровень радиации внутри корпуса ограничивает возможности ее ремонта и ухода за ней. "Это выполнимо", - говорит Мэтью Врона, руководитель проекта со стороны Bechtel. "Имеются долговечные краски и технологии поддержания рабочего состояния для суровых сред". Эйфелева башня, наверное - самая известная из стальных конструкций, продержавшихся столетие на открытом воздухе. Однако Врона отмечает также, что множество цепных мостов "старится" довольно часто.

Это заставляет команда избегать новых, экспериментальных технологий, предпочитая проверенные временем.

Конструкция, опирающаяся на стальные арки толщиной 12 метров, будет 245 метров в длину и 100 метров высотой. Это решить было легко, поскольку "так раньше уже делалось", сказал Филипп Конверт, представитель Electricite de France. Но дальше, отмечает он, стало труднее: выяснилось, что смертельные гамма-лучи, исходящие от поврежденной оболочки реактора, сильно осложнят сборку.

Тогда было решено разбить каждую арку на четыре 36-метровые секции, потом их соединить и устроить так, чтобы вся структура скользнула сверху вниз по стальным полозьям, выстроенным с каждой стороны четвертого ректора.

Не обладая способностью сдерживать радиоактивность, испускаемую реактором, новый панцирь обеспечит защиту от погодных явлений.

В принципе, рабочие смогут входить в отдельные зоны четвертого реактора и работать там по расчистке в относительной безопасности, но некоторые рутинные задачи могут оказаться смертельно опасными.

"Сюрпризы неизбежны", - говорит Новак. В ходе начального ремонта крыши и несущих конструкций мы нашли большой кусок оболочки реактора, вмурованный в стену. Все остановилось, пока мы не выстроили специальный механизм и не придумали, как защитить от радиации тех, кто с ним работал. Каждый случай - это отдельная история".

Чтобы облегчить разборку стен реактора и саркофага, под крышей новой оболочки будут установлены четыре крана, которые смогут поднять, к примеру, тяжелые стальные балки от старого реактора. Также они будут снабжены гидравлическими резаками.

Одна из загвоздок заключается в том, как управлять микроклиматом внутри новой оболочки. "Она такая огромная, что внутри может даже пойти дождь, и потому надо следить за уровнем влажности", - отмечает Врона. Установка кондиционеров сделала бы проект устрашающе дорогим, поэтому решено использовать "естественные воздушные потоки". "Там примерно так же, как в автомобиле в холодное утро", - добавляет он.