"Оранжевые революционеры" боролись против старого режима, чтобы занять место у государственной кормушки
Архив NEWSru.com

Скандал, связанный с сыном украинского президента Ющенко, нарушавшего правила парковки при управлении автомобилем BMW за 130 тысяч евро, стал символом всех противоречий и контрастов, которые существуют на Украине спустя восемь месяцев после мирной революции ноября 2004 года.

С одной стороны, это горькое, но неопровержимое признание: многие из "оранжевых революционеров" боролись против представителей старого режима, прежде всего, для того, чтобы занять их место у государственной кормушки. С другой - многих бывших соратников и финансистов Ющенко обвиняют в том, что они делают деньги на своих новых должностях в правительстве.

Никто и не ожидал, что на следующий день после революции из аппаратчиков и бывших комсомольцев получатся образцовые демократы. И поэтому то, что сегодня кажется недостатком, и есть настоящий успех революции: о скандалах и неудачах как минимум сообщается в СМИ, а коррупция и произвол чиновников не считаются, как в Москве, обычным явлением, которое уже практически никого не возмущает. Сейчас все зависит от Ющенко, сможет ли он умерить аппетиты своих аппаратчиков и предотвратить скатывание к недемократическому поведению.

Новое на Украине после "оранжевой революции": можно открыто говорить в СМИ о скандалах и ошибках власти

Избалованные сыночки и борцы с сахаром или нефтью в правительствах – это вовсе не украинский феномен. Новое на Украине – это то, что после революции можно открыто говорить и писать в СМИ о скандалах и ошибках.

Управляемые российские СМИ искусно используют скандалы в Киеве, чтобы пробудить впечатление, будто после победы демократов украинцам живется, как римлянам после вторжения гуннов, тогда как Россия – это оплот добропорядочности и стабильности.

Тогда как в Москве цензура не дает ведущим СМИ рассказывать о повсеместно распространенных скандалах и беспрецедентной коррупции, поэтому там, на первый телевзгляд, царит порядок, новая открытость на Украине делает все для того, чтобы даже мелкие скандалы подробно обсуждались, пишет немецкий журнал Focus.

В то время как политические коллеги в России, как правило, считают ниже своего достоинства допустить даже постановку критических вопросов, Ющенко после обвинений в адрес старшего сына хотя бы на них ответил, отмечает немецкое издание: роскошный автомобиль не принадлежит его сыну, "он арендует его за деньги, и для этого у него достаточно собственных средств".

Даже когда недавно Ющенко распустил ненавистную дорожную полицию, которая как в России, так и на Украине занимается санкционированными на государственном уровне поборами на дорогах, российское государственное телевидение представило этот шаг, радостно воспринятый населением, как трагедию для Запада, несущую хаос и анархию, приводит пример Focus, перевод которого публикует на сайте Inopressa.ru.

Когда недавно в Москве сын министра обороны России Сергея Иванова, превысив скорость, задавил в центре Москвы женщину, об этом сообщили лишь несколько несгибаемых газет, которые мало кто читает, картина повторилась, когда следствие в отношении "сыночка" прекратили. То, что второй сын Иванова в 24 года стал заместителем директора контролируемого государством "Газпромбанка", в Москве тоже является запретной темой, отмечает издание.

Драка в Раде, украинском парламенте, где в ход пошли кулаки и микрофоны и немало микрофонов и костюмов пострадало, сделала бы честь любому солидному народному празднику в Баварии, язвило российское телевидение. Но если посмотреть на политически кастрированное и абсолютно инертное поведение российской Госдумы (где, по словам ее председателя, не место для политических дискуссий), то любой человек в Москве позавидует спорам в киевском парламенте. Поэтому там охотно прощают депутатов, если дело вдруг доходит до драки – по принципу: "Лучше народный праздник, чем Народная палата".

В то время как "оранжевые революционеры" балуют своих детей, многим украинцам приходится отказываться от сладкого. Галина Иванова еще в ноябре стояла на киевской площади Независимости и кричала: "Ю-щен-ко!". Сейчас пенсионерка сидит с лотком сигарет на Бессарабском рынке, в пяти минутах ходьбы от площади Независимости, и жалуется. "Цены на сахар взлетели до небес, а сейчас как раз сезон заготовок, когда нужно наварить варенья на зиму. Виновники сидят в правительстве и жируют, а расплачиваться нам", - говорит она.

На высоких ценах на сахар хорошо зарабатывает кондитерский и сахарный магнат Петр Порошенко. Предприниматель даже получил прозвище "денежный мешок революции". Сегодня он, будучи главой Совета безопасности, является одним из ключевых политиков новой Украины. Депутаты сделали все, чтобы высокие протекционистские пошлины защитили народ, который они представляют, от дешевого импортного сахара, а производителей отечественного сахара - от снижения прибыли.

Поэтому неудивительно, что простой украинец, посаженный на урезанный сахарный паек, завидует сладкой жизни президентского сына с его BMW за 130 тысяч евро. Люди все больше теряют терпение, но "оранжевые революционеры" хотят хотя бы немного подсластить своему народу его горькую жизнь в условиях сахарного кризиса. На всех улицах в Киеве висят плакаты, оплакивающие сокращение населения. "Нас должно быть 54 миллионов", – гласит одна надпись, или: "Стране нужны космонавты!". А внизу крупными буквами красуется недвусмысленно двусмысленный призыв к действиям: "Давайте любить друг друга!", заключает издание.