Японский МИД открестился от заявлений своего руководителя Таро Асо, который накануне высказал мнение о том, что одним из вариантов решения территориальной проблемы в отношениях с Россией могла бы стать передача Россией Японии трех островов
Reuters

Японский МИД открестился от заявлений своего руководителя Таро Асо, который накануне высказал мнение о том, что одним из вариантов решения территориальной проблемы в отношениях с Россией могла бы стать передача Россией Японии трех островов. Официальный представитель заявил, что личное мнение министра не отражает официальную позицию Токио.

В ночь на среду по местному времени сразу после первого заседания нового кабинета министров Японии во главе с премьер-министром Синдзо Абэ сохранивший свой пост глава МИДа Таро Асо выступил на пресс-конференции перед группой освещающих деятельность министерства членов журналистского клуба "Касуми курабу" и сказал, что Токио готов отказаться от прежнего жесткого требования о возвращении всех четырех спорных территорий - островов Шикотан, Кунашир, Итуруп и гряды Хабомаи.

- Курилы: война перечеркивает договоры

"Нельзя больше говорить, что мы победим, если получим четыре острова, а они победят, если будет только два, - сказал глава МИД. - Если не будет взаимных уступок, то обе стороны никогда не смогут добиться себе выгоды".

В качестве одного из новых вариантов компромисса он предложил передачу Россией Японии трех островов - Кунашира, Шикотана и гряды Хабомаи. Абэ отметил также, что при решении территориальной проблемы "обеим сторонам важно сохранить лицо". Именно поэтому, пояснил он, Токио не согласен на передачу лишь Шикотана и Хабомаи. И поскольку Россией неприемлема передача четырех островов, компромиссом могло бы стать возвращение трех островов. При этом Абэ признал, что такой вопрос вряд ли можно будет решить на уровне министров и для решения проблемы потребуется "политическое решение высших руководителей".

И вот спустя день МИД Японии, давая разъяснения по этому поводу на пресс-конференции, в лице своего официального представителя Мицуо Сакаба заявил, что идея Асо, которая была озвучена, не является официальной позицией Токио. "Мы не рассматриваем официально идею возвращения трех островов в качестве пути к урегулированию территориальной проблемы", - сказал дипломат. По его словам, министр, видимо, высказал ее лишь "в качестве примера".

Идея, высказанная Асо, стала фактически беспрецедентной для японских государственных деятелей подобного уровня. Представители японского правительства до сих пор неизменно говорили о "возвращении четырех северных островов", то есть перечисленных выше, а также Итурупа, называя их "исконными японскими территориями". Никакие предложения Токио, которые преподносились как "компромиссные", не приводили к уменьшению масштабов территориальных претензий Японии к России, а касались лишь сроков, порядка и условий передачи "всех четырех островов".

Таро Асо, ранее занимавший пост министра внутренних дел и коммуникаций, получил кресло главы внешнеполитического ведомства в октябре 2005 года. Ранее министр, известный своими националистическими взглядами, уже несколько раз поднимал большую шумиху своими громкими высказываниям.

Так, в начале февраля 2006 года Асо высказал мнение, что высокий уровень образования на Тайване стал возможен, благодаря колонизации этого острова Японией, продолжавшейся с 1895 по 1945 год. Эти замечания вызвали резкую критику со стороны Китая и даже в США. Министра обвинили в том, что он "не в ладах как с дипломатией, так и с историей", подтверждением чему являются его замечания, ухудшившие японско-китайские и японско-южнокорейские отношения.

А во время неформальной встречи с жителями Токио в помещении городского собрания 18 февраля Асо заявил, что, по его мнению, на спорных с точки зрения Японии островах Южнокурильской гряды необходимо установить специальное оборудование - антенны для приема передач японского телевидения, чтобы жители Южных Курил "могли убедиться в нашем высоком уровне жизни и стали более положительно относиться к идее объединения четырех южнокурильских островов с Японией".

После этого в МИД РФ был приглашен временный поверенный в делах Японии в России Йоситака Акимото - ему было сделано представление, в котором говорилось: "В Москве обратили внимание на ряд сделанных в последнее время министром иностранных дел Японии Таро Асо публичных высказываний, которые касались как вопросов российско-японских отношений, так и отношений России с другими странами", которые "могут трактоваться как вмешательство во внутренние дела России".

Однако, по мнению японского внешнеполитического ведомства, слова Асо "имели целью углубить взаимопонимание" между двумя странами.

Кроме того, в декабре прошлого года Асо заявил, что военное строительство в Китае представляет угрозу для Японии.

Позже он высказался в пользу того, чтобы японский император начал посещать токийский храм Ясукуни-дзиндзя, где захоронен прах военных преступников, казненных по приговору Токийского трибунала. Токийский храм Ясукуни посвящен душам воинов, погибших за императора, и напоминает военный музей. В нем выставлены образцы старой боевой техники, установлены памятники особо отличившимся подразделениям императорской армии. Но в составленных в храме списках погибших героев значатся и 14 главных японских военных преступников, повешенных в 1948 году по приговору Международного военного трибунала для Дальнего Востока. Посещения этого храма, в частности, предпринимаемые премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми, вызывают резкую реакцию соседних стран, прежде всего, Китая и Южной Кореи, видящих в них приверженность японского руководства своему милитаристскому прошлому.