Le Monde: Русская мафия процветает в тени Кремля
Архив NEWSru.com

Когда 1 января 2000 года Борис Ельцин ушел в отставку, уступив президентских пост Владимиру Путину, западные службы, занимающиеся организованной преступностью в бывшем СССР, с тревогой заговорили о росте могущества новых мафиозных группировок. Много говорили тогда о "тамбовских" - знаменитой санкт-петербургской группировке, связанной с некоторыми членами окружения нового президента.

Но спецслужбы констатируют нечто иное, а именно - возвращение на авансцену лиц, давно уже фигурировавших в докладах ФБР и Интерпола. Как пишет издание Le Monde, перевод статьи которого публикует Inopressa, среди них - братья Черные: Лев, и (прежде всего) Михаил, "алюминиевый король". Весной 2000 года этому человеку удается провернуть громкие промышленные операции. Сегодня один из его бывших партнеров называет его одним из теневых хозяев российской экономики и политики, пишет в своей статье французская журналистка Софи Шихаб.

А что будет с "семьей"? - интересовались спецслужбы. Мог ли президент Путин порвать с этой группировкой банкиров, промышленников, родственников Бориса Ельцина, сделавших себе состояния в тени Кремля? Этого не произошло. Глава президентской администрации Владимир Волошин, премьер-министр Михаил Касьянов и генеральный прокурор Владимир Устинов остались на месте. Как и многие министры, известные своей принадлежностью к "семье".

На сцене появился человек, чье возвышение вызывает оторопь: это Роман Абрамович, компаньон Бориса Березовского, хозяин нефтяной компании "Сибнефть", губернатор Чукотки. Вся Москва говорит о нем как о новом блюстителе интересов "семьи".

Неполных три года спустя, положение Романа Абрамовича еще больше укрепилось и семья "сохранила" свою власть. Как? С помощью "брака по расчету" со скандальным Михаилом Черным и его старым другом Антоном Малевским, лидером одной из самых могущественных мафиозных организаций - "измайловской".

По крайней мере так утверждает уникальный свидетель Джалол Хайдаров. Правда, другие люди и раньше предполагали существование такого альянса. Но никогда еще свидетельские показания не исходили "изнутри" и не были такими конкретными. С начала 90-х годов Джалол Хайдаров работал в самой группе Черного. Ему было поручено обеспечивать "легальное прикрытие" дел этой группы, у которой "на взятки уходило 35-40 миллионов долларов" в год. Он также занимался переправкой капиталов группы в западный налоговый рай.

В 1999 году Джалол Хайдаров попадает под преследование со стороны группы Черного. Будучи директором Качканарского горно-обогатительного комбината на Урале, производящего продукции на 300 миллионов долларов в год, он отказывается от перераспределения акций и отстранения иностранного партнера. Тогда он встречается в Париже с Михаилом Черным. "Мы вместе?" - спросил он меня. "Да, - сказал я, - мы вместе". "Ну, тогда 50 на 50, те, кто играет не по правилам, могут покупать каску и бронежилет", - вспоминает Хайдаров.

Искандер Махмудов, друг детства Джалола Хайдарова, стал одним из баронов российской металлургии, контролирующим многие уральские комбинаты. Прозванный "медным королем", он является ценным союзником для Михаила Черного: "Он ни разу меня не разочаровал, я начинал с ним в 1987 году", - говорит Черной. Ему и поручено избавиться от предателя. Побывав в печально известной Бутырской тюрьме в Москве, Хайдаров бежит из страны. Он знает, что люди Малевского идут по его следам. "Меня заказывали два или три раза", - говорит он.

Как пишет Le Monde, в настоящее время предприниматель живет за границей, чувствует себя в безопасности и делает публичные заявления. Этим летом в Сибири был убит и обезглавлен его шофер - предупреждение от мафиозных группировок. В июле 2001 года Хайдаров передал свои показания в суд южного округа Нью-Йорка. Его рассказ произвел резкий поворот на процессе, инициированном против группировки Черного другим российским бизнесменом - Михаилом Живило, скрывающимся во Франции. В конце 2000 года Живило и его компаньоны подали иск по обвинению в "коррупции, убийстве и связи с организованной преступностью".

Речь идет, в частности, о четырех фигурах: это Михаил Черной, его протеже Олег Дерипаска, директор "РусАла" (второй в мире группы по производству алюминия, ежегодные объемы продаж которой оцениваются в 7 млрд долларов), Искандер Махмудов и Антон Малевский. Джалол Хайдаров рассказывает американскому суду историю конфискации его медного комбината. Шантаж сотрудников администрации, "частная" милиция, купленные судебные решения, наконец, захват предприятия спецподразделениями губернатора этого уральского региона - Эдуарда Росселя. Последний, говорит он, куплен группировкой Черного.

Хайдаров также объясняет, как его иностранного партнера - израильско-американского предпринимателя Джозефа Траума - принудили отказаться от своих акций. В туалете его офиса милиция весьма кстати обнаружила килограмм героина. Израильская полиция была вынуждена вмешаться, обратившись с ходатайством перед российским МВД, чтобы Траум мог покинуть страну.

Эта история почти не отличается от истории Михаила Живило. Он потерял один из главных алюминиевых заводов страны - Новокузнецкий комбинат, банкротство которого было организовано патроном российской электроэнергетики Анатолием Чубайсом и конкурирующей группой "Сибирский алюминий", находящейся под контролем Олега Дерипаски и Михаила Черного. Обвиненный в попытке убийства губернатора края Амана Тулеева, Живило бежал во Францию, которая с этих пор отказывает российской юстиции в его экстрадиции.

Обеспечив полный контроль над Новокузнецком, Михаил Черной и Олег Дерипаска вступили весной 2000 года в союз с Романом Абрамовичем. В результате на свет появился "РусАл" - промышленный монстр, производящий около 80 % российского алюминия. Министерство по антимонопольной политике не сказало ничего по поводу этой операции. С этих пор "РусАл" вырос еще больше, проникнув в автомобилестроение и аэронавтику, попутно "проглотив" шахты и металлургические заводы.

Один человек из группировки Черного исчез, по крайней мере, так считается официально: это Антон Малевский. Преступный лидер "измайловской" группировки нашел свою смерть, неудачно прыгнув с парашютом в Южной Африке. Некоторые сомневаются в том, что он действительно умер.

35-летний Олег Дерипаска стал молодым менеджером. Его влияние в России растет, его принимают в Кремле и прислушиваются к нему, как и к Роману Абрамовичу. И уже неважно, что на Всемирном экономическом форуме в Давосе он был объявлен "персоной нон грата", учитывая висящие над ним подозрения. В интервью российской газете "Ведомости" Михаил Черной сказал, что знает Дерипаску с 1994 года: "Я сразу его полюбил".

"Я акционер, только и всего", - отвечает Михаил Черной своим обвинителям и спецслужбым, приводящим длинный список убийств, преступлений и финансовых махинаций, в которых он подозревается все эти 10 лет. Этот человек, с 1999 года живущий в Израиле, находится в трудном положении: ему запрещено покидать страну в связи с судебным делом о попытке нелегальной покупки 20 % акций фирмы "Безек" - крупнейшей израильской компании мобильной связи. Однако его дело в России продолжает процветать. И Владимиру Путину до сих пор ничего не удалось с этим поделать, заключает французское издание.