Документ, выпущенный 22 июня в соответствии с нормами Международной организация гражданской авиации (ICAO) также содержит предписания
NTSC

ЗАО "Гражданские самолеты Сухого" (ГСС), которому принадлежал разбившийся в Индонезии самолет Sukhoi Superjet-100, отреагировал на "срочные рекомендации" по процедурам проведения и подготовки демонстрационных полетов, а также летных экипажей к ним, которые опубликовал Национальный комитет по безопасности на транспорте (НКБТ) Индонезии. В компании не обнаружили в них чего-то принципиально нового, сообщает "Интерфакс" со ссылкой на представителей российской корпорации.

Документ, выпущенный 22 июня в соответствии с нормами Международной организация гражданской авиации (ICAO), также содержит предписания, касающиеся "утвержденной минимальной безопасной высоты для проведения демонстрационных полетов по приборам и процедурам подачи манифеста пассажиров". Рекомендации также касаются служб организации воздушного движения и производителей самолетов.

Вместе с тем, отмечают в ГСС, документ не содержит рекомендаций эксплуатантам существующего парка воздушных судов. В компании также заявили, что в рамках вынесенных рекомендаций проводит "детальный анализ процедур подготовки экипажей к демонстрационным полетам, предусматривающих, что экипаж должен быть осведомлен с метеорологической, рельефной и орнитологической обстановкой в зоне полета при подаче flight-плана".

"Документ не имеет никаких особенных рекомендаций к эксплуатируемому парку самолетов, сверх информации, уже указанной в эксплуатационной документации. Эта документация остается в силе, и ее предписаниям надлежит неукоснительно следовать", - заявили в компании

Стоит отметить, что вице-президент ГСС Игорь Виноградов опроверг активно муссирующиеся в прессе версии о технической неисправности разбившегося лайнера и слабой подготовке экипажа. В частности, он заверил, что командир экипажа Александр Яблонцев прекрасно знал рельеф местности, над которой проходил демонстрационный полет.

Также он исключил предположения о неисправной системе кондиционирования в лайнере, столкновении SSJ-100 с другим самолетом, грозы или из-за того, что пилот плохо себя чувствовал или отвлекался. По его словам, даже если кто-то заходил в кабину пилота, это вряд ли могло отвлечь его от управления самолетом - командир экипажа "вел себя внятно, корректно".

Исправна, по его словам, была диспетчерская аппаратура и система предупреждения об опасном столкновении. Впрочем, Виноградов не исключил, что пилот Яблонцев мог ее отключить. Вице-президент ГСС заверил, что пилот был осведомлен о рельефе местности, над которой проходил демонстрационный полет.

Стоит отметить, что на этой неделе НКБТ Индонезии опубликовал промежуточные итоги расследования катастрофы самолета. В частности, индонезийские специалисты рекомендовали ГСС лучше готовить экипажи для демонстрационных полетов в горной местности. Также они отметили, что перед отправлением в последний полет экипаж не оставил на земле список находящихся на борту.

Однако их российские коллеги с ними не согласны. Они напомнили, что SSJ-100 под управлением командира Александра Яблонцева неоднократно летал в горах в России. По их мнению, к трагедии могла привести несогласованность действий между российским экипажем и индонезийскими наземными службами.

Напомним, SuperJet-100, выполнявший второй демонстрационный полет в Индонезии, 9 мая врезался в вертикальный склон горы Салак. На борту находились 45 человек, в том числе восемь россиян, все они погибли.