Frankfurter Allgemeine: решение о смещении Лукашенко будет приниматься в Кремле
Коллаж NEWSru.com

Белоруссия – это исключительное явление. Это одно из немногих по-настоящему суверенных государств, которые в своей внешней политике не зависят ни от какой другой страны, пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung (текст на сайте Inopressa.ru).

К сожалению, из-за своей совершенно независимой внешней политики Белоруссии порой приходится сносить обиды и оскорбления, но на международной арене Россия и далее будет оказывать помощь своей соседке, продолжает германское издание.

Этим высказыванием, недавно произнесенным во время встречи с Лукашенко в Санкт-Петербурге, президент Путин, пожалуй, окончательно, похоронил надежды Запада на то, что Россия рука об руку с демократическим Западом сможет смягчить режим белорусского президента Александра Лукашенко, "последнего диктатора Европы".

В том, что Белоруссия – это явление уникальное, давно убеждены как белорусские демократы и Запад, так и некоторые политологи-международники. Авторитарный режим Александра Лукашенко, строго ориентированный на советскую модель, не вписывается в политический ландшафт ни Востока, ни Запада.

- Европейская пресса поддержала демократию в Белоруссии карикатурами на Лукашенко

Именно с этой оценкой политологи и политики из ЕС и Совета Европы связывали надежду воздействовать на демократические перемены в Белоруссии вместе с Россией, сотрудничающей с Западом. Поскольку Россия стремится к созданию единого с ЕС экономического пространства, единой политики безопасности, как внешней, так и внутренней, а также к сотрудничеству в области науки, образования и культуры, московское руководство, как предполагалось, должно быть заинтересовано в реформах в соседнем белорусском государстве, вплоть до смены режима.

С нынешней Белоруссией на прицепе, с которой в 1999 году был заключен договор о создании единого Союзного государства, сближение России с ЕС проблематично. К этому следует присовокупить мнение экономистов, которые утверждают, что господствующее влияние белорусского государства и, прежде всего, Лукашенко на экономику и запрет на приватизацию белорусских предприятий россиянами является еще одним яблоком раздора, так как крупные российские предприниматели не имеют в Белоруссии практически никаких шансов.

Российские политики, например Борис Немцов, который входит в руководство Союза правых сил, требуют от Кремля действия. Немцов, бывший некоторое время при Ельцине заместителем главы правительства, полагает, что в 2004 году Россия упустила благоприятную возможность. В результате манипуляций при проведении референдума в Белоруссии, который дал Лукашенко право на третий президентский срок, не предусмотренный конституцией, Путин показал себя Западу "истинным демократом", как назвал его тогдашний канцлер Шредер. Вместо того чтобы отказаться признавать сфальсифицированные результаты данного референдума, Кремль предпочел отмолчаться, вместо того чтобы потребовать проведения в марте свободных и честных президентских выборов, он предпочел снова заступиться за Лукашенко.

С тех пор, как считают белорусские демократы, надежда на прорыв "в Европу" при помощи России и вместе с Россией практически умерла. Зато Лукашенко наглядно демонстрирует направление, в котором, к сожалению, все более явственно продвигается и Россия. Когда несколько месяцев назад Немцов захотел принять участие в конференции по демократизации Белоруссии, которая проходила в Минске, и был депортирован как лицо, представляющее "потенциальную угрозу безопасности", официальная Россия смолчала. Российская оппозиция видит в высказывании Путина, прозвучавшем в Петербурге, подтверждение пакта, который заключили два диктатора.

Но, вероятно, так далеко дело не зашло. Ведь в России, по сравнению с режимом Лукашенко, оппозиционерам дышится пока что гораздо легче. Хотя демократия здесь еще не полностью списана со счетов, а экономика в гораздо большей степени соответствует правилам рынка, чем белорусское плановое хозяйство и командная экономика, нельзя пройти мимо другого факта – без сомнения, из-за авторитарных тенденций в кремлевской политике последних лет сходство между политикой Россией и режимом в Белоруссии увеличилось.

Кроме того, следует напомнить о том, что и при Ельцине давление на Лукашенко в вопросах демократии едва ли ощущалось. Теперь к этому добавилось то, что Минск и Кремль объединяет стремление задушить в зародыше любое проявление "бархатной революции". Россию, таков посыл, смена режима в Белоруссии затронет больше, чем в Грузии, на Украине или в Киргизии, так как это не просто бывшая советская республика из "ближнего зарубежья", не только соседняя страна, но еще и часть единого Союзного государства – на каких бы принципах оно ни строилось. Это еще одна причина для продолжающейся поддержки Лукашенко и препятствия тому, чтобы из Белоруссии исходили демократические сигналы в сторону большой братской страны.

Под таким углом зрения расчеты Лукашенко на то, чтобы сделать Кремль заложником своего режима, кажутся на первый взгляд верными. Споры о введении единой валюты, значительные и опасные для России диспаритеты в экономической политике и политике реформ или борьба за обладание газораспределительной системой Белоруссии, очевидно, не имеют большого значения для Кремля. Москва уверена в том, что при случае она сможет навязать упрямому Лукашенко решения, которые соответствуют российским интересам. Без политической поддержки Москвы и без российских дотаций, которые периодически достигают 7% белорусского ВВП, якобы суверенному и независимому президенту очень скоро пришел бы конец.

Ведь союз с Россией, об оформлении которого ведутся переговоры, похоже, все больше тяготеет к варианту присоединения Белоруссии. Это не вызывало у Лукашенко отторжения до тех пор, пока в нем жила надежда стать президентом этого союза. Но все это уже в прошлом, поэтому Лукашенко, от которого первоначально исходила идея союза, в последнее время высказывается против "присоединения" или даже выступает с заявлениями, что в результате Россия получит "Чечню на западе". Лукашенко пытается спасти свои полномочия в российских объятиях, поэтому ему приходится лавировать. С этой точки зрения слова поддержки Путина, произнесенные им в Петербурге, имеют, возможно, ироничный оттенок. Ведь в Кремле прекрасно понимают, что даже внезапный поворот в сторону Запада не спасет режим Лукашенко, который полностью исчерпал там кредит доверия. Самодержцу в случае возможного конфликта с Москвой, как два года назад при газовом конфликте, вряд ли удастся опереться и на белорусскую демократическую оппозицию, так как он подавляет ее всеми возможными способами. Кремль держит "независимого" президента Белоруссии в своих руках и может потянуть время. Решение о его смещении будет приниматься в Кремле. Демократическая общественность, Запад или позиция белорусского народа, чьи политические права попраны, очевидно, не сыграют при этом никакой роли.

Российские оппозиционные партии демократического толка не собираются вмешиваться в белорусскую политику Кремля. Неважно, что они только что предоставили белорусской оппозиции и ее кандидату в президенты Александру Милинкевичу площадку в Москве, с которой он мог обратиться к российской общественности. Ведь они, рассорившиеся СПС и "Яблоко" Григория Явлинского, больше не представлены в парламенте, и шансы на то, что выборы 2007 года как-то изменят эту ситуацию, не велики.

Тем временем Запад постепенно начинает трезво смотреть на возможности коалиции с Россией с целью достижения перемен в Белоруссии. Депутат Европейского парламента Элизабет Шредтер сказала на днях без обиняков, что возможность оказания Европейским союзом давления на Белоруссию через Москву – это иллюзия. Более того, Россия, похоже, не заинтересована в изменении режима в Белоруссии, считает она.