Бывший президент боснийской Республики Сербской Радован Караджич, которого обвиняют в геноциде несербского населения Боснии и Герцеговины в 1992-1995 годах, надеется на поддержку из России
RTV International

Бывший президент боснийской Республики Сербской Радован Караджич, которого обвиняют в геноциде несербского населения Боснии и Герцеговины в 1992-1995 годах, надеется на поддержку из России. По его мнению, на слушаниях в Гааге российские дипломаты, политики и эксперты могли бы выступить в качестве свидетелей защиты. Как напомнил младший брат экс-президента Лука Караджич, такая практика была при рассмотрении обвинений против Слободана Милошевича. На этом процессе в качестве свидетелей защиты выступали экс-премьер СССР Николай Рыжков, экс-глава российского правительства Евгений Примаков, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России генерал Леонид Ивашов, пишет "Время новостей ".

"Россия активно участвовала в процессе боснийского урегулирования, поэтому свидетельства ее представителей могли бы помочь установить истину. К примеру, Евгений Примаков знает о существовании соглашения, заключенного в 1996 году Радованом Караджичем и тогдашним спецпредставителем президента США на Балканах Ричардом Холбруком", - считает брат экс-президента.

По словам Луки Караджича, этот документ от имени американского правительства гарантировал лидеру боснийских сербов неприкосновенность при условии, что тот покинет пост президента Республики Сербской и не будет выступать с публичными заявлениями. Ричард Холбрук прямо заявил Караджичу, что знает о его невиновности, однако его присутствие в политической жизни Боснии и Герцеговины "создает проблемы" для реализации Дейтонского мирного соглашения 1995 года.

Кроме того, младший брат экс-президента Лука Караджич считает, что Россия также могла бы оказать дипломатическое содействие, активно выступая в ООН и с других трибун с разоблачением незаконной антисербской практики Гаагского трибунала.

"Согласно решениям Совбеза ООН трибунал должен был завершить рассмотрение всех дел до 31 декабря 2008 года, а затем два года работать с апелляциями, - пояснил Лука Караджич. - Однако деятельность трибунала продолжается, несмотря на требования о его закрытии и передаче оставшихся дел на рассмотрение национальных судов балканских стран". Радован Караджич с самого начала выступал за то, чтобы его судили на Балканах - в боснийской Республике Сербской или в Сербии, где он был арестован, добавил его брат.

Говоря о психологическом состоянии брата Лука Караджич отметил, что "он держится бодро, сохраняет присущий ему оптимизм и ожидает предстоящие слушания с уверенностью в своих силах".

"Его поддерживает семья - жена Лиляна, двое детей. Я регулярно бываю в Гааге и передаю ему необходимые вещи, свежую прессу, книги. Однако Радован понимает, что влиятельные мировые силы не заинтересованы в установлении истины по событиям вокруг развала бывшей Югославии и потому боятся его показаний... ", - добавил Лука Караджич.

Тем временем судебный процесс над Караджичем натолкнулся на серьезные трудности. В рамках намеченного на 19 февраля досудебного заседания стороны должны были договориться о начале слушаний. Предполагалось, что к этому времени находящийся в камере предварительного заключения в Гааге 63-летний Караджич изучит предъявленное ему обвинение. Однако подсудимый заявил о намерении до 28 января опротестовать дополненный текст обвинительного заключения (представленный в сентябре 2008 года документ отличался от первоначального варианта 2000 года).

Радован Караджич требует предоставить ему сопроводительные и разъяснительные документы в переводе на сербский язык, что серьезно затянет процесс. Кроме того, само обвинительное заключение нуждается в одобрении судебной палатой Гаагского трибунала.

"Еще находясь на свободе, Радован Караджич хорошо подготовился к защите. Он выработал особую тактику, собрал большое количество документов и других материалов, свидетельствующих о его невиновности и, наоборот, о преступной деятельности тех, кто развалил Югославию и осуществлял террор против сербов", - рассказал Лука Караджич. По его словам, речь идет не только о лидерах политических партий и военных формирований Боснии и Герцеговины, но и о представителях мирового сообщества, покрывавших и продолжающих покрывать истинных преступников на Балканах.

"Мой брат решил самостоятельно осуществлять свою защиту и рассказать на суде всю правду о том, что происходило на пространстве бывшей Югославии в 1990-е годы", - добавил Лука Караджич.

Как напоминает издание, такую же линию защиты проводил покойный президент Сербии и Югославии Слободан Милошевич, скончавшийся в марте 2006 года в камере предварительного заключения Гаагского трибунала. Несмотря на наличие схожих моментов, Лука Караджич не хотел проводить параллели между этими делами.

"У Радована Караджича и Слободана Милошевича разная политическая судьба, да и отношения между ними были сложными. Мой брат будет защищать не Слободана Милошевича и других руководителей тогдашней Югославии, а интересы боснийской Республики Сербской и сербского народа", - сказал Лука Караджич.

По официальной версии, Караджич, в течение 13 лет скрывавшийся от международного правосудия, был арестован спецслужбами Сербии в пригороде Белграда 21 июля. Представ перед МТБЮ, он дважды отказался отвечать на вопрос, признает ли он себя виновным в предъявленных ему обвинениях, что по правилам трибунала расценивается как непризнание себя виновным ни по одному пункту обвинения.

Караджичу предъявлены обвинения по 11 пунктам, в том числе по двум - в геноциде несербского населения Боснии и Герцеговине. Остальные девять пунктов касаются убийств, депортации, негуманного обращения, незаконных нападений на гражданских лиц и других преступлений, совершенных в отношении боснийских мусульман, хорватов и других несербов в ходе боснийской войны 1992-1995 годов.