В колыбели западной цивилизации колыбели пусты. От Атлантики до Урала, в хороших и плохих экономиках, в протестантских и католических обществах Европа переживает небывалый спад рождаемости
Архив NEWSru.com

В колыбели западной цивилизации колыбели пусты. От Атлантики до Урала, в хороших и плохих экономиках, в протестантских и католических обществах Европа переживает небывалый спад рождаемости, пишет газета Washington Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Этот "бэби-крах", предупреждают аналитики, отразится на экономическом росте, социальных программах, иммиграции, а также дипломатическом, культурном и военном влиянии Европы в XXI веке, продолжает американское издание.

В 1900 году, по оценкам ООН, каждый четвертый человек на планете – 24,7% – жил в Европе. Сегодня население Европы составляет чуть больше 10%. К 2025 году – при том, что в Европейском союзе средний показатель рождаемости 1,48 ребенка на одну женщину, – доля европейцев в населении планеты составит 7%.

Уровень младенческой смертности в сочетании с увеличением продолжительности жизни "имеет огромное значение для нашего процветания, уровня жизни и отношений между поколениями", говорилось в докладе Еврокомиссии о демографических изменениях в этом году.

При сокращении численности молодых работников, обеспечивающих пенсионеров, вызывает беспокойство судьба щедрых систем социальной поддержки на континенте.

Но "круг вопросов гораздо шире, чем старение работников и пенсионная реформа", заявил Владимир Шпидла, комиссар ЕС по социальным проблемам. "Такое развитие затронет почти все стороны нашей жизни, например деятельность бизнеса и организацию труда, городское планирование, планировку квартир, общественный транспорт, поведение электората и инфраструктуру покупательных возможностей в наших городах. Все возрастные группы будут затронуты, так как люди живут дольше, и их здоровье стало лучше, рождаемость падает, рабочая сила сокращается. Пора действовать", – подчеркнул он.

Джозеф Чейми, бывший директор департамента ООН по проблемам населения, отметил, что повышение образовательного уровня и новые карьерные возможности женщин Европы привели к ситуации, когда почти каждая пятая женщина в Финляндии, Германии, Италии и Нидерландах к 40 годам бездетна. "Уменьшение населения Европы добровольно и является результатом того, что сотни миллионов мужчин и женщин предпочитают иметь меньше детей, чем необходимо для воспроизводства населения", – писал он недавно в вашингтонском журнале Globalist.

ООН, Организация экономического сотрудничества и развития и даже ЦРУ опубликовали серьезные исследования об экономических и социальных последствиях "бэби-краха" в Европе. Анализ ЦРУ подтолкнул прессу всего континента к апокалиптическим предупреждениям о том, что структурам социальной защиты в Европе лет через десять грозит коллапс, если демографическим спадом не заняться.

Даже Папа Бенедикт XVI упомянул об уменьшении населения в августовском обращении, сказав, что падение рождаемости в Европе "лишило некоторые страны свежести, энергии, будущего – того, что воплощено в детях".

Ситуацию усложняет исторический багаж предпринимавшихся в Европе попыток увеличить рождаемость.

Франция и Эстония добились некоторого успеха со своими программами, но итальянское предложение платить премию в 1 тыс. евро семьям, где больше одного ребенка, вызвало неприятные воспоминания о мерах по обеспечению чистоты расы, предлагавшихся фашистами Бенито Муссолини.

По данным Еврокомиссии, численность населения уже падает в таких странах, как Венгрия, Латвия, Литва, Эстония, Словакия и Чехия. Из шести самых многонаселенных стран ЕС лишь Франция и Британия прогнозируют рост численности населения к 2050 году. Уровень рождаемости в Италии, Испании и Германии – менее 1,3 ребенка на одну женщину, тогда как классический показатель "воспроизводства населения" составляет 2,1 ребенка.

Несмотря на щедрые социальные льготы и многочисленные средства поощрения в отдельных странах ЕС, в целом уровень рождаемости падает уже три десятилетия. Население ЕС, которое сегодня составляет 458 млн человек, как ожидается, в 2025 году достигнет пика примерно в 470 млн, а затем начнет уменьшаться.

Швеция, славящаяся щедрыми льготами для родителей, добилась повышения уровня рождаемости с 1,6 ребенка на женщину в 1970-е годы до 2,1 спустя десятилетие. К 1989 году суммарный материнский и отцовский отпуск по уходу достиг одного года с сохранением 90% зарплаты. Но тяжелая экономическая ситуация и сокращение пособий в 1990-е годы быстро вернули шведов к европейскому стандарту. Шведский уровень рождаемости упал до 1,5 ребенка к 2000 году и в настоящее время составляет 1,66.

Цифры непреклонны и на другом краю континента, в католической Испании. Здесь рождаемость упала с 2,86 детей в 1970 году до 2,21 в 1980 и сейчас составляет 1,28, то есть страна по этому показателю входит в последнюю десятку мира.

Факторами принято считать экономическую неуверенность и насыщенный рынок труда, но рождаемость в бедной бывшей ГДР выше, чем в богатой западной части Германии. Демографы признают, что они не в состоянии выделить один фактор, который привел к падению рождаемости на континенте. В немецком исследовании, опубликованном в этом году, говорится, что 15% женщин и 26% мужчин в возрасте от 20 до 39 лет не хотят иметь детей. Десятилетие назад этот показатель составлял 10% у женщин и 12% у мужчин. Комментируя эти выводы, немецкая радиостанция Deutsche Welle отметила: "Естественное и в какой-то мере потаенное желание иметь ребенка почти не связано с государственными субсидиями и рынком труда".

Ситуация в России еще хуже. Судя по демографическим тенденциям, к середине века население страны уменьшится на одну пятую.

Беспорядки во Франции как предвестники будущих проблем

Одно из прямых следствий демографического спада мы видели во время мятежей, которые сотрясали Париж и другие города Франции в ноябре. Большинство мятежников было молодыми безработными сыновьями мигрантов из Северной и Западной Африки. Как и во многих странах Европы, иммигранты, преимущественно мусульмане, приехали во Францию и пошли на низкооплачиваемую работу, которую коренные жители не могут или не хотят делать. За счет массовой иммиграции из бывших колоний, таких как Алжир, мусульмане, которых во Франции, по оценкам, 6 млн, составляют 10% населения страны.

Майкл Влахос, бывший аналитик Госдепартамента, в настоящее время работающий в военно-аналитическом отделе лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса, утверждает, что поколение "арабских бумеров", которое сейчас находится в подростковом возрасте или чуть старше 20, будет иметь огромное влияние на европейское общество. Поскольку коренное население Европы не рождает достаточного количества детей для поддержания нынешнего уровня населения, "волна представителей арабского поколения "бумеров", поддерживаемая агрессивной нелегальной иммиграцией, может довести пропорцию мусульман во Франции, Италии и Испании до четверти и даже трети населения", писал Влахос в недавнем аналитическом отчете. За 40 лет, начиная с 2010 года, "даже если мусульмане в романской Европе будут составлять 20-25% населения, их доля в трудоспособном взрослом населении может достичь или даже превысить 40%", утверждает он. "Эта эпоха, 2010-2050 годы, может изменить природу европейской цивилизации".

Мотивы французских бунтовщиков – экономические, социальные, религиозные – остаются предметом жарких споров. Мало кто думает, что за бунтами стоит исламский фанатизм. Но угроза терактов "Аль-Каиды", подобных тем, что произошли в час пик в Лондоне и Мадриде, витает над Францией и другими странами Западной Европы. Известен случай, когда исламский террорист назвал причиной своего недовольства демографический дисбаланс во Франции. Студент инженерного факультета Кемаль Дауди, сын алжирских иммигрантов во Франции, живший на изолированной окраине, отрезанной от парижской жизни, вступил в "Аль-Каиду" и был арестован сразу после терактов 11 сентября 2001 года за подготовку теракта против посольства США в Париже. Он заявил французским следователям, что главным мотивом его вступления в "Аль-Каиду" было "отвратительное отношение" к нему и другим иммигрантам как к "людям второго сорта, годным лишь на то, чтобы работать и платить пенсии "настоящим" французам, когда основание французской возрастной пирамиды истончится".

Уровень рождаемости в первой волне мусульманских иммигрантов во Францию был втрое выше, чем у коренных французов, и эта модель воспроизводится в других странах ЕС, куда значительная часть иммигрантов приезжает из Африки и с Ближнего Востока. "При нынешних тенденциях, – говорит ведущий американский специалист по исламу Бернард Льюис, – мусульмане станут большинством европейского населения к концу XXI века".

Рождаемость у европейских иммигрантов тоже падает

Но другие аналитики утверждают, что история демографии наводит на мысль, что "нынешние тенденции" вряд ли продолжатся. Рождаемость в мусульманском мире тоже резко падает. Исследователь American Enterprise Institute Бен Уаттенберг, автор монографии о падении рождаемости во всем мире, говорит, что средний размер иммигрантской семьи быстро сравнивается с размером семьи коренного европейца. Обращение недовольных европейских мусульман к радикальному исламу представляет опасность, отметил он, "но, по существу, это не проблема демографии". На вопрос, грозит ли Европе мусульманская "популяционная бомба", он ответил: "С моей точки зрения – безусловно, нет".

Идея о том, что масштабная иммиграция поможет справиться с хроническим снижением рождаемости в Европе, тоже сомнительна, отметил Деметриос Пападеметриу, директор вашингтонского Института миграционной политики и авторитет в сфере глобальных популяционных сдвигов. "Иммиграция в нынешнем своем виде не решит проблему падения рождаемости белых европейских христиан, потому что рождаемость среди постоянных иммигрантов быстро падает до уровня, сравнимого с уровнем коренного населения", – заявил он.