Кто следующий в очереди революций: Казахстан, Белоруссия или Армения
Архив NEWSru.com

В первое десятилетие после распада СССР демократия пустила корни во многих республиках лишь номинально. За исключением стран Балтии – Литвы, Латвии и Эстонии, сегодня тесно связанных с Европой. Из постсоветского хаоса возникли новые системы и новые лидеры, обещавшие свободу, но как-то ухитрившиеся сделать так, что свобода обеспечивала продолжение их власти.

Подобно Шеварднадзе и Кучме, Акаев, похоже, верил, что государственная власть может диктовать условия якобы демократического процесса, благоприятные для угодных ей кандидатов. Белоруссия и Туркмения превратились в диктатуры, раздавившие оппозицию. Президент Белоруссии Александр Лукашенко прошлой осенью организовал референдум, который позволил ему выставлять свою кандидатуру неограниченное количество раз. Президент Туркмении Сапармурат Ниязов заставил парламент объявить его пожизненным президентом.

Как пишет The New York Times, сейчас в этих странах идет распространение демократической инфекции. "Люди везде устали", – заявил в интервью Александр Рондели, президент грузинского Фонда стратегических и международных исследований. Восстания в Грузии и на Украине, добавил он, продемонстрировали возможность что-то изменить. "Люди увидели, как это легко, с экранов телевизоров". (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Страх и неприятные предчувствия сильнее всего в самой большой и сильной республике, в России. Президент Владимир Путин постоянно укрепляет государственный контроль, хотя и изображает себя демократом, отмечает издание.

Больше всего удивляет то, насколько быстро сдаются правительства, столкнувшись с участниками акций протеста, заявляющими о своих правах. Противостояние власти в бывших советских республиках в значительной мере зависит от готовности властей применить силу. "Приходится либо быть тверже, применить силу и уничтожить оппозицию, либо отдать власть другим. Разница между Акаевым и Лукашенко заключается в том, что Акаев - больший демократ. И он проиграл", - считает профессор политологии Московского института международных отношений Андраник Мигранян.

После шквала критики в адрес России из-за ее роли в украинских выборах Путин и другие чиновники меньше проявляли себя в ходе парламентских выборов в Киргизии. Но после начавшихся беспорядков российские власти стали призывать к порядку и стабильности – то есть к сохранению статус-кво, одновременно критикуя тех, кто призывал к демократии.

Министр иностранных дел Сергей Лавров предупредил о последствиях, которые влекут за собой попытки прийти к власти незаконным путем. И, наверное, не просто совпадением являются циркулирующие в России слухи о политическом будущем Путина после недавних восстаний в соседних государствах, пишет американская газета.

Эксперт: варианты развития "революции тюльпанов" - гражданская война, раскол между севером и югом, исламские фундаменталисты на юге, наркомафия у власти в стране

В ближайшее время революции произойдут в Казахстане, Белоруссии и, возможно, в Армении. Такое мнение высказал в интервью итальянской газете Corriere della Sera аналитик, эксперт по Киргизии, директор Института политических исследований Сергей Марков. На вопрос, почему революции пока не предвидится в России, он ответил, что в нашей стране есть фундаментальное отличие: президент пока очень популярен. (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

События в Киргизии продемонстрировали неспособность России защищать союзников. "Это колоссальный удар для России. Потерпел поражение самый пророссийский политик. Москва уходит из постсоветского пространства. И основная причина – политическая недееспособность российского правящего класса", - говорит Марков.

Говоря о движущих силах киргизской революции, Марков говорит, что её делают мощные силы, которые стремятся усилить свой собственный вес, - это южные кланы. В последние 15 лет у власти находились преимущественно кланы севера, самой развитой и европеизированной часть страны. "Речь не идет о восстании узбеков, которые населяют юг, но о восстании как киргизских, так и узбекских кланов. Другой политической силой, которая пытается укрепиться, является радикальный исламизм, движение "Хизб-ут-Тахрир". На юге страны, в Ферганской долине, проживает очень бедное население, исповедующее ислам, оно и пытается усилить свой вес", - считает Марков.

По мнению эксперта, еще одной очень влиятельной силой является наркомафия. Чтобы поддерживать хорошие отношения с местными воротилами, Соединенные Штаты, которые контролируют Афганистан, закрывают глаза на распространение наркотиков. А между тем плантации мака увеличились в 50-60 раз. И мафия накопила огромные ресурсы, чтобы развернуть свою деятельность в России и Европе. Она уже захватила участок афгано-таджикской границы, добилась вывода российских пограничников, имеет контроль над многими государственными чиновниками в Таджикистане.

"Киргизская оппозиция не имеет единого центра и не контролирует толпу. У этой оппозиции нет четкой идеологии", - комментирует Марков. Будущее "революции тюльпанов", по его мнению, неоптимистично. "Существует множество потенциальных опасностей. Одна из них - гражданская война. Потом – раскол между севером и югом. Приход к власти исламских фундаменталистов на юге. Наконец, самый худший сценарий - наркомафия у власти в стране", - заключил Марков.