Всплеск организованной преступности в Кении: активизировала свою деятельность запрещенная секта "Мунгики"
nytimes.com

Всплеск организованной преступности в Кении: активизировала свою деятельность запрещенная секта "Мунгики", пишет The New York Times. По определению члена кенийского парламента Кихары Мванги, это тайное общество, представляющее собой нечто среднее между сицилийской мафией и чикагскими уличными бандами, с примесью оккультизма. "Эти парни поклоняются дьяволу, - утверждает Мванги. - И никто не знает, чего они хотят". Депутат недавно был похищен людьми из "Мунгики".

Слухи о "Мунгики" ходят по всей Кении и тянут за собой череду смертей. За месяц в результате всплеска преступности и в ходе жестоких полицейских облав, направленных на участников этого общества, погибло более 50 человек. (Полный текст на сайте InoPressa.ru.)

В полиции заявляют, что цель членов "Мунгики" - дестабилизировать положение в стране накануне президентских выборов в декабре, и возлагают на них ответственность за самые отвратительные преступления: отрубание ног, снятие скальпов и поглощение человеческой крови канистрами. Государственные чиновники обвиняют "Мунгики" в том, что они организовали целую империю вымогательства, а издевательства над жертвами - их тактика устрашения.

В местных газетах это явление называют "Угрозой Мунгики". Она произрастает из множества социальных проблем Кении: племенных раздоров, политических махинаций, нищетой и преступностью. Очаг всего этого - Матхаре, гигантский район трущоб и свалок металлолома, среди которых живут полмиллиона человек.

Семнадцатилетний Джон Кинива, продавец сока из маракуйи, который бродит по своему кварталу в Матхаре с пластмассовой миской в руках, потерял друга: его застрелили полицейские в ходе рейда против "Мунгики." Джон собирает пожертвования на похороны друга, но пока в этом не преуспел: бедняки не могут дать ни шиллинга.

Матхаре - одна из бесчисленных кенийских трущоб, до которой у правительства не доходят руки. Здесь нет ни полицейских участков, ни пожарных кранов, ни дорог. Почти нет туалетов, а склоны холмов усеяны кучками свежих отходов. Киоски, сколоченные из гнутого металла, увешаны рекламой - небрежно намалеванными от руки каракулями - парафина для масляных ламп, ибо, несмотря на то, что в соседнем районе полно роскошных домов, по ночам освещенных не хуже футбольных стадионов, у большинства жителей Матхаре электричества нет.

История "Мунгики"

Впрочем, "Мунгики" начинали свою деятельность не в трущобах. Они пришли с нагорья Кикуйю к северу от Найроби, из зеленого уголка Кении. Как утверждает один из основателей "Мунгики" Эзекийя Ндура Варуинге, организация выросла из местного отряда самообороны во время борьбы за земли в конце 80-х годов между силами, лояльными правительству, где доминировало племя калентджин, и фермерами из конкурирующего племени кикуйю.

На языке кикуйю название группировки означает "множество", "большое число". "Мунгики" создавалась по образцу "Мау-мау", группы кенийских борцов за независимость, которые носили дреды, давали тайные клятвы и вели партизанскую войну против британских колонизаторов, специализируясь на "булавочных" ударах.

К концу 1990-х годов "Мунгики" переместилась в город, поясняет Варуинге, установив контроль над сферой продаж городских мини-автобусов. Потом члены организации переключились на сбор мусора, стройматериалы и, в конечном итоге, на "крышевание". "Это было замечательно, - рассказывает Варуинге. - У нас было 500 тысяч членов и миллионы шиллингов ежедневной выручки".

Но потом "Мунгики" допустила ошибку, вмешавшись в политику. Ее руководство поддержало кандидатов, которые проиграли на выборах 2002 года, и в итоге секта оказалась по другую от правительства сторону баррикад.

Лидеров "Мунгики" арестовали и предъявили обвинения в разжигании насилия. Секта ушла в подполье, однако продолжала взимать дань за "крышу", пользование электричеством и водой, даже выдавая квитанции.

Местные жители, впрочем, говорить плохо о "Мунгики" не могут или не хотят. "Они не такие уж и плохие", - считает хозяин закусочной в Матхаре по имени Доминик. У него в заведении работают двое членов "Мунгики". Фамилию свою Доминик назвать отказывается: "эти парни пьют кровь. Как знать, что они могут с тобой сделать".

Доминик, а за ним и другие жители Матхаре, говорят, что их округа просто кишела грабителями и наркоторговцами, пока не пришли ребята из "Мунгики" и твердой рукой не навели порядок.

Но этот порядок дал трещину, когда "Мунгики" попыталась поднять налоги для нелегалов, изготовлявших токсичный самогон под названием чангаа. "Самогонщики" вооружили банду-конкурента под названием Талибан (здесь нет никаких мусульманских связей - просто членам банды понравилось, как звучит это название). В ходе разборок между бандами более десяти человек погибли, а тысячи покинули эти места.

В мае членов "Мунгики" заподозрили в том, что они обезглавили четверых перебежчиков. Затем была устроена засада на двух офицеров. Полиция ответила, обрушив на Матхаре пулеметные очереди и слезоточивый газ. Было убито более 30 человек, сотни арестованы.

Представители оппозиции обвинили правительство в том, что оно упустило контроль над "Угрозой "Мунгики". Министры выступили с угрозой арестовать лидеров оппозиции, включая и одного кандидата в президенты.