Автор опубликованного осенью 2011 года дневника о чеченской войне Полина Жеребцова уехала из России и попросила политического убежища в Финляндии
Wikipedia.org

Автор опубликованного осенью 2011 года дневника о чеченской войне Полина Жеребцова уехала из России и попросила политического убежища в Финляндии. 26-летняя россиянка ссылается на участившиеся после выхода книги угрозы в свой адрес от неизвестных лиц, требовавших прекратить публикации, передает BBC.

Жеребцова родилась в 1985 году в Грозном. В первую и вторую чеченские войны ее семья оставалась в городе, и Полина вела дневник, в котором записывала все, что видела и слышала.

В книге Жеребцовой описана ее жизнь с матерью в разрушенном Грозном во время второй чеченской кампании, которая началась в 1999 году с приходом к власти Владимира Путина и отличалась большим количеством жертв среди мирных жителей. По оценке правозащитного центра "Мемориал", сделанной в 2004 году, во второй кампании погибли от 10 тысяч до 20 тысяч человек мирного населения. Сама Полина в 14 лет была ранена при обстреле городского рынка, передает Reuters.

В 2009 году в российских электронных СМИ начали публиковаться отрывки из ее документальных свидетельств, продолжает BBC, после чего, по словам девушки, ей начали поступать первые угрозы.

Осенью 2011 года в московском издательстве "Детектив-пресс" вышла ее книга с записями о событиях в Чечне в 1999-2002 годов. В январе 2012 года Полина с мужем покинула Россию. Журналистам Жеребцова рассказала, что приехала в Финляндию три дня назад. "Сейчас нам выдали временные документы и сказали, что в ближайшее время прошение будет рассмотрено", - отметила она.

Жеребцова сообщила, что угрозы поступали все время на протяжении 2010-2011 годов. По ее словам, 17 января в Москве на нее и ее мужа было совершено нападение. "Мы с мужем шли по улице, у меня с собой были разные статьи о Чечне, документы. Прямо из машины вырвали пакет из рук, я просто упала на снег. Машина рванула с места и уехала. Рядом был муж и не смог ничего сделать. Я переживала это сильно, меня трясло, - сказала Жеребцова. - До этого осенью сразу после выхода книги ("Дневник Жеребцовой Полины") на мужа напали около его работы, избили, угрожали. Ему пришлось сменить место работы. Мы думали, что это пройдет. Но угрозы продолжались - и по электронной почте, и по телефону".

Однажды, рассказала девушка, ей позвонили на сотовый телефон, "и русский голос без всякого акцента сказал примерно такую фразу: "Если ты не прекратишь писать о Чечне, то тебе не жить".

Помимо книг о Чечне Жеребцова выпустила три тома о жизни в России - "с какой коррупцией сталкивались, о полном беспределе чиновников". "Видимо, (властям) не очень выгодны все эти публикации, особенно перед выборами", - считает автор.

По ее словам, одни из нападавших на нее людей внешне были похожи на правых радикалов. "Я думаю, что это из спецслужб люди, просто так маскируются", - предположила Жеребцова. "Когда я занималась журналистской деятельностью еще в Чечне в 2003-2004 годах и писала о действиях силовиков по отношению к мирным жителям, меня вызывали в ФСБ и предупредили, о чем мне можно писать, о чем нет. Но потом были переезды, я забросила расследования, и эти угрозы прекратились", - рассказывает она.

Однако в 2010 году после взрывов в московском метро в интернете появился ролик, в котором человек, представившийся Доку Умаровым, заявлял, что чеченцы не имеют к этому отношения, обвинял Путина, ФСБ, а в качестве доказательств преступлений российской власти в Чечне приводил отрывки из дневников Жеребцовой. После этого, по ее словам, угрозы возобновились, а ближе к изданию книги начались нападения.

Отметим, что позднее лидер чеченских террористов выпустил другое ВИДЕО, в котором все-таки взял на себя ответственность за взрывы в московском метро, заявив, что они стали "акцией возмездия за продолжающиеся убийства мирных жителей на Кавказе".

В свою очередь правозащитница Светлана Ганнушкина полагает, что угрозы Жеребцовой исходили от националистов. "Она пишет о том, что было, и как вели себя наши военные. Раздражение она вызвала именно у националистов, которые не хотят соглашаться ни с какими фактами нарушения прав человека и законов во время операции в Чечне", - цитирует Ганнушкину Reuters.

Что касается Жеребцовой, то обращение в полицию по поводу нападений она считает бессмысленным. Опрос, проведенный в конце прошлого года "Левада-центром", показал, что в эффективность полиции верит только 6% россиян.

Писательница намерена судиться с Россией и довести дело до Европейского суда по правам человека. "Я намерена предъявить России счет за то, что была лишена жилья, за то, что мой дедушка погиб в больнице под авиационным ударом российских войск в 1994 году, за ранение, которое я получила на грозненском рынке при ракетном обстреле с российской стороны", - сказала она.

"Было мародерство со стороны военнослужащих РФ, был имитационный расстрел с их же участием, когда мне было 14 лет. Нас с русскими стариками с детьми шутя повели на расстрел, стреляли, правда, поверх голов. В квартале от нас расстреляли бабушку и семилетнюю девочку и других людей. То есть нам еще очень добрые ребята попались", - рассказала Жеребцова.

Кроме того, в своем блоге в "Живом Журнале" она пишет, что намерена и дальше издавать книги, а также "снимать по ним кино".