В стране объявлен трехдневный траур в связи с совершенным накануне национального праздника убийством лидера христианской общины страны, министра промышленности и активного противника Сирии Пьера Жмайеля
Reuters

Свой 63-й День независимости Ливан встречает в среду со спущенными флагами. В стране объявлен трехдневный траур в связи с совершенным накануне национального праздника убийством лидера христианской общины страны, министра промышленности и активного противника Сирии Пьера Жмайеля.

Намеченные на среду похороны по соображениям безопасности были перенесены на четверг. Как ожидается, они пройдут при большом стечении народа и выльются в демонстрацию сплоченности партий, входящих в правящую коалицию.

Наблюдатели опасаются, что убийство министра промышленности и лидера ливанских христиан-маронитов может привести к гражданской войне в Ливане.

- Инопресса: убийство Жмайеля ставит регион на грань хаоса
- Хронология последних политических убийств в Ливане

В этот же день собиралась вывести на улицы своих сторонников шиитская группировка "Хизбаллах" и ее союзники, которые добиваются свержения кабинета Фуада ас-Синьоры, обвиняя его "в пособничестве американо-израильским планам". Однако объявленный в Ливане трехдневный траур заставил оппозицию отменить антиправительственную манифестацию, сообщает ИТАР-ТАСС.

Вереницы автомашин нескончаемым потоком направляются по горным серпантинам в курортный городок Бикфайя на полпути к вершине Саннин. В своем семейном поместье глава старинного христианского рода Амин Жмайель принимает соболезнования. Во вторник его сын Пьер, 34-летний министр промышленности в правительстве Фуада ас-Синьора, был застрелен в упор в собственном автомобиле на оживленной трассе в бейрутском пригороде Нью-Ждейде.

Амин Жмайель, бывший президент Ливана и верховный председатель старейшей христианской партии Катаиб, призвал общественность воздержаться от бурных акций протеста. Он назвал своего сына "борцом за свободу, независимость и национальное согласие в Ливане". 24 года назад Бикфайя и весь Ливан прощались с Беширом Жмайелем - 28-летним президентом, братом Амина Жмайеля, также погибшим в результате теракта.

"Преступлением против всего Ливана" назвал убийство министра промышленности президент и сторонник движения "Хизбаллах" Эмиль Лахуд, пообещав "во что бы то ни стало найти его убийц". Лидер Свободного патриотического движения генерал Мишель Аун предупредил, со своей стороны, "об опасности заговора с целью раскола христианской общины". Он считает, что преступники, избравшие своей мишенью Пьера Жмайеля, преследовали именно эту цель.

Жмайель стал уже седьмым ливанским политиком, убитым за последние два года. При этом министр погиб в момент, когда в Нью-Йорке Совет Безопасности обсуждал проект решения о создании международного трибунала над организаторами убийства другого видного ливанского политика - бывшего премьер-министра Рафика Харири, жизнь которого оборвал 14 февраля 2005 года теракт на бейрутской набережной.

В итоге Совбез ООН ноября одобрил создание международного трибунала по Ливану, инициированного правительством Ливана. Под юрисдикцию этого трибунала подпадают все теракты, совершенные в Бейруте, жертвами которых стали видные политические и общественные деятели. При этом оппозиция назвала нелегитимным решение правительства Ливана об учреждении трибунала, поскольку оно принималось без одобрения 6 просирийских министров, вышедших из его состава в знак протеста.

Инопресса: убийство Жмайеля ставит регион на грань хаоса

Британская The Guardian отмечает, что нынешнее убийство видного политического деятеля в Ливане свидетельствует о крайне высоких ставках на Ближнем Востоке после 11 сентября и вторжения в Ирак и тесной взаимосвязи многочисленных непрекращающихся трагедий этого региона. Однако смерть Пьера Жмайеля еще и подчеркивает непреодолимое отсутствие решения. Те, кто надеются на мир, хватаются за соломинки. Те, кто хотят дальнейшего разрушения, берут верх.

Немедленные и неизбежные обвинения Сирии в причастности, раздавшиеся из Вашингтона и донесшиеся до Брюсселя и Бейрута, подняли кризис на новый уровень. Тони Блэр недавно отправил в Дамаск своего высокопоставленного политического советника. Предположительно, эта дипломатическая инициатива предваряет возобновление участия режима президента Башара Асада в мирном процессе от Палестинской автономии до Ирака.

Однако, если обнаружатся связи между Асадом или его приближенными и убийством Жмайеля, как это произошло в результате расследования ООН убийства ливанского премьер-министра Харири, мосты, которые могли бы быть наведены, рухнут как вчерашние мечты. Вместо того чтобы вернуться в мировое сообщество, Асад в эти выходные двинется в противоположном направлении - в Тегеран, на саммит с Ираном и Ираком.

Волны, распространяющиеся после убийства, не останавливаются в Дамаске. Как старший партнер в альянсе Иран - Сирия, президент Махмуд Ахмади Нежад, разумеется, окажется рядом с Асадом среди подозреваемых. И это только усилит позицию неоконсерваторов. Ястребы Вашингтона скажут с новой настойчивостью, что время, когда Иран требуется остановить любой ценой, настало, заключает британская газета (полный текст на сайте Inopressa.ru).

По мнению итальянской La Repubblica, связь между убийством Жмайеля и политическими амбициями Сирии в Ливане более чем очевидна. Гибель этого министра обезглавило движение христиан-маронитов и сделало еще более уязвимым правительство суннитов и христиан. И это убийство, заключает газета, "следует, видимо, воспринимать как еще одно предупреждение Дамаска правительству, у которого больше смелости, чем средств и которое, похоже, не собирается уходить в отставку даже после этого последнего удара". (Полный текст на сайте Inopressa.ru).

Асад располагает в Ливане достаточно эффективными инструментами, как политическими, так и военными, чтобы устранить тем или иным путем правительство, сформированное в Бейруте суннитами и маронитами. Его основным союзником является "Хизбаллах", шиитское движение, которое этим летом воевало с Израилем и вышло из этой войны, не только став крайне популярным, но и, как кажется, добившись фактического признания со стороны Тегерана и Дамаска, а также пополнив за последние два месяца свой арсенал тысячами ракет.

Шииты, которые чувствуют себя ущемленными в условиях действующей парламентской системы, ищут поддержки у Тегерана и Дамаска. Сунниты и марониты склонны доверять Эр-Рияду и западным странам. Как только с горизонта ушел враг, Израиль, разногласия вновь обострились - с довольно опасными для солдат ООН последствиями. У этих "голубых касок" достаточно туманный мандат, ставший еще более противоречивым после принятия резолюции, при помощи которой Совет Безопасности ООН кое-как положил конец войне в Ливане.

Дамаск, естественно, отрицает любую ответственность за убийство Жмайеля, называя это преступление "недостойным". Не многие наблюдатели называют это убийство удачным ходом. Это правда, что отец убитого министра отказался обвинить кого-либо и призвал своих соотечественников сохранять спокойствие. Этот достойный человек был свидетелем того, как 24 года назад таким же образом разделались с его братом, тогдашним президентом Ливана, и он знает обо всех ужасах гражданской войны, которой он хотел избежать. Как и он, ливанцы, кажется, понимают, что если они вновь начнут бороться друг с другом, как в прошлом, то победителей не будет, побежденными окажутся все. Память об этой трагедии жива, и сегодня, возможно, она удерживает группировки от борьбы друг с другом: но этой памяти недостаточно, чтобы заставить стороны прийти к патриотическому согласию.

Решение Совбеза ООН учредить международный трибунал по политическим убийствам в Ливане стало знаковым. Отказ от него означал бы капитуляцию или, еще хуже, предательство, пишет La Repubblica. Но инициатива должна исходить и из стран региона. Потому что даже если Соединенные Штаты и Европа совершили огромные ошибки в этом катастрофическом процессе на Ближнем Востоке, то "тоже самое или еще более худшее" совершили Лига арабских государств или Организация Исламская конференция, которые в эти дни "оказались неспособными ни к чему, даже к тому, чтобы дистанцироваться от режимов, как, например, эмират талибов, который придавал исламу гротескный и не заслуживающий уважения имидж", продолжает издание.

ЛАГ не в состоянии даже подготовить повестку дня для заседаний, которые постоянно отменяются. Организация Исламская конференция столь же разобщенная. И становится все более очевидно, что конфликт в Кабуле и Ливане противопоставляет не только Запад исламским странам, но все больше и больше - мусульман мусульманам, шиитов суннитам, арабов персам, курдов арабам и туркоманам. "И поэтому та часть мира, которая называет себя "мусульманским миром", должна прояснить свои позиции, предпринять инициативы и взять на себя риски, связанные с этими инициативами. Или же раз и навсегда заявить о том, что речь идет о надуманной общности", - заключает итальянская газета.

Хронология последних политических убийств в Ливане

Справка предоставлена NEWSru Israel.

6 октября 2004. Тяжело ранен бывший министр экономики Ливана Маруан Хамадэ.

14 февраля 2005. Убит экс-премьер Ливана Рафик Харири. Тяжело ранены сопровождавшие его бывший министр экономики Базель Флейхан и депутат парламента Атеф Мадждалани.

3 июня 2005. Убит оппозиционный журналист Самир Касир, работавший в издании "Ан-Нахар".

21 июня 2005. Убит бывший генсек компартии Ливана Джордж Хауи.

12 июля 2005. Ранен вице-премьер ливанского правительства, министр обороны Ливана Элиас Мурр, зять президента Ливана Эмиля Лахуда. В результате взрыва погибли несколько человек.

25 сентября 2005. Покушение на независимую журналистку Мэю Чидиак, сотрудницу Lebanese Broadcasting Corporation (LBC). Она была тяжело ранена. Врачи ампутировали ногу и руку пострадавшей.

12 декабря 2005. В результате взрыва погиб депутат и главный редактор газеты "Ан-Нахар" Джибран Туайни, а также еще три человека.

21 ноября 2006. Убит министр промышленности, лидер партии фалангистов Пьер Жмайель, сын бывшего президента Ливана Амина Жмайеля.