Большинство же парламентариев настаивало на более поздних сроках, и принятое решение предоставило им дополнительное время на подготовку
AFP

Долгий день споров между президентом Израиля Моше Кацавом и депутатами израильского парламента завершился: Кацав представил юридическому советнику правительства Мени Мазузу соглашение, согласно которому досрочные парламентские выборы предлагалось назначить на 28 марта, и Мазуз данную рекомендацию утвердил.

Больше всего разногласий вызвали два вопроса, первый из них - дата грядущих выборов. Шарон требовал провести выборы как можно раньше. Кнессет требовал проведения выборов 28 марта, что в итоге и было решено.

Дебаты вызвал также второй немаловажный вопрос - кто будет назначать министров в переходное правительство. Эта функция в результате досталась премьер-министру Ариэлю Шарону.

Весь день юридические советники мучались непростым вопросом - что более правомочно, указ президента о роспуске кнессета, о чем просил Кацава Шарон, или решение собственно израильского парламента, проголосовавшего за самороспуск? В конце концов, было достигнуто соглашение между президентом и парламентом, при телефонном участии председателя Кнессета Реувена Ривлина, председателя законодательной комиссии Михаэля Эйтана и юридического советника правительства Мени Мазуза, назначить досрочные выборы на 28 марта, сообщает Mignews.

Президент Израиля внезапно оказался втянутым в политический конфликт, но сумел избежать прямого участия в политических баталиях. "Председатель кнессета сообщил мне, что заморозил продолжение обсуждения законопроекта о роспуске кнессета из уважения к президенту. Я хотел быть уверен, что дата выборов устроит всех, поэтому я предпочел бы 28 марта. Я хотел бы избежать неверного прочтения закона и использования закона для политических спекуляций. Глава правительства высказал опасение, что он остается лишь с пятью министрами - и, по моему мнению, невозможно нормально управлять страной с таким правительством", - заявил Моше Кацав.

По его словам, кабинет министров, в свою очередь, опасался, что принятие закона о роспуске кнессета приведет к необходимости начать переговоры о назначениях новых министров, а парламент опасался, что за назначением министров не будет никакого контроля.