Нестыковка в докладе о крушении SSJ-100: в Индонезии вину возложили только на летчика, не упомянув диспетчера
Global Look Press

Анализируя итоги обнародованного накануне отчета Национального комитета по безопасности на транспорте (NTSC) Индонезии о катастрофе самолета Sukhoi Superjet-100 9 мая, эксперты обратили внимание на явное противоречие. В комиссии признали, что диспетчер, находившийся в аэропорту Джакарты, ошибся в своих рекомендациях по полету, так как был уверен, что летит военный самолет Су-30, летчик которого хорошо знает местность.

Тем не менее вина была возложена только на командира корабля Александра Яблонцева, который отвлекся от управления на разговоры с представителем потенциального покупателя самолета и проигнорировал предупреждения автоматической системы оповещения TAWS об опасности столкновения с землей. В итоге в NTSC рекомендовали российским пилотам научиться летать в горах и правильно трактовать команды систем самолета, а о просчетах собственной диспетчерской службы умолчали.

О статьях, посвященных итоговому докладу индонезийских властей и комментариям экспертов, пишут в среду "Заголовки". Как известно, 9 мая SSJ-100 c бортовым номером 97004 проводил плановый демонстрационный полет в Индонезии в ходе азиатского рекламного турне по Юго-Восточной Азии. На борту самолета находились 45 человек, в том числе четыре члена российского экипажа, четыре сотрудника ЗАО "Гражданские самолеты Сухого", представитель французской компании Snecma и 36 приглашенных гостей, в основном индонезийцев. Самолет столкнулся с горой Салак, все находившиеся на борту погибли.

Полет проходил в районе Богор, расположенном к северу от столицы страны Джакарты. Над этой местностью не проложены воздушные трассы, поэтому экипаж должен был вести машину, ориентируясь на карты и указания диспетчера. Вылетел самолет из местного аэропорта Халим. Диспетчеры наблюдали за полетом SSJ-100 из международного аэропорта в Джакарте, где есть необходимое радиолокационное оборудование.

Управлял самолетом шеф-пилот ГСС Александр Яблонцев. Помимо него и второго пилота, в кабине находился индонезиец - представитель потенциального покупателя. Именно на разговоры с ним отвлекся Яблонцев и в нужный момент ошибся в маневре и полетел не обратно к аэропорту Халим, а на юго-запад к горе Салак. Яблонцев рассказывал индонезийцу о расходе топлива в SSJ-100, пропустив точку выхода из круга, сообщает "Коммерсант". Газета "Московский комсомолец" выяснила, что этим индонезийцем был пилот местной авиакомпании, планировавшей купить SSJ-100.

До того, как заложить круг перед возвращением в аэропорт Халим, Яблонцев получил от диспетчера разрешение на снижение с 3000 до 1800 метров, что стало в итоге роковым. Как говорится в докладе, диспетчерская служба аэродрома Джакарты не активировала функцию звукового оповещения об опасном снижении метки SSJ-100 ниже установленной над Богором минимальной высоты. В базе данных диспетчеров вообще не было информации о минимальных высотах в районе Салака. Из-за отсутствия звукового сигнала исчезновение SSJ-100 c радара диспетчер заметил только через 18 минут после катастрофы.

Диспетчер, который 9 мая, помимо SSJ-100, обслуживал еще 13 самолетов, до последнего момента думал, что ведет истребитель Су-30 ВВС Индонезии. Считая, что за штурвалом военный летчик из местных, который прекрасно знает местность, диспетчер не уделил должного внимания российскому лайнеру. Как пояснил газете "Ведомости" гендиректор ЛИИ им. Громова, испытывавшего самолет для сертификации в России, Павел Власов, воздушное пространство, в котором проходил демонстрационный полет, находилось в районе, где обычно испытывается военная авиация, поэтому диспетчер ошибся с идентификацией.

В результате разрешенного снижения высоты машина попала в зону плотных грозовых облаков. Система TAWS рядом с Салаком подала команду "Тяни вверх, впереди земля", но Яблонцев проигнорировал ее, считая, что произошел сбой в базе. Как сообщили накануне индонезийские эксперты, с первого предупреждения у пилота было еще 24 секунды на то, чтобы избежать катастрофы. Последним стало предупреждение TAWS, что "посадка совершается с невыпущенными шасси", но даже на это Яблонцев не обратил внимания и за несколько секунд до трагедии отключил систему.

Еще одним серьезным промахом экипажа стало то, что они вылетели без подробных карт района, поэтому считали, что летят над безопасной равниной, утверждается в отчете. Как сообщил источник "МК" близкий к следствию, имевшиеся у экипажа карты скорее не соответствовали рельефу местности. Данные, внесенные в систему TAWS, также отличались от указанных в картах. Когда после первого предупреждения системы Яблонцев стал советоваться с индонезийским пилотом относительно рельефа местности, тот подтвердил, что внизу равнина.

Эксперты единодушны: вину должен разделить диспетчер

По мнению "Коммерсанта", таким образом, исходя из материалов следствия, можно с уверенностью говорить о том, что индонезийский диспетчер должен разделить ответственность за катастрофу с российским пилотом. Однако рекомендации экспертов NTSC касаются только российских летчиков.

Специалисты тоже считают, что вину нужно возлагать и на индонезийскую сторону. Заслуженный пилот СССР Олег Смирнов в интервью ВВС заявил, что причиной катастрофы стало стечение обстоятельств: ошибка пилота и диспетчера, а также недостаточная проработка маршрута следования самолета. По его словам, которые цитирует Русская служба ВВС, "валить все на погибших пилотов - это слишком просто".

"О тех же, кто разрешил снижение ниже высоты горы и вообще проложил маршрут так, что самолет оказался близ единственной высокой горы на сотни километров, почему-то молчат", - добавил он. Пилот обратил внимание на то, что индонезийская комиссия не дала оценки действиям диспетчера, который разрешил снижение самолета ниже высоты, считающейся безопасной в регионе.

В свою очередь в ЗАО "Гражданские самолеты Сухого" газете "Комсомольская правда" заявили, что причина катастрофы - в сочетании нескольких факторов. Во-первых, экипаж самолета не принял в расчет гористый рельеф местности на маршруте полета и проигнорировал предупреждения системы TAWS. Во-вторых, на радарах в Джакарте не была установлена минимальная граница высоты для полетов в районе горы Салак. В-третьих, пилота отвлекли разговорами, и он ошибся при маневре.

Есть и еще одна версия, согласно которой пилот Яблонцев намеренно "продлил" полет. Как сообщил близкий к следствию источник "МК", связано это было с тем, что изначально был задан слишком короткий профиль полета, и на борту не успели выпить шампанское. "Тогда, как следует из записи переговоров, кем-то из пассажиров принимается решение, слегка продлить полет. Ну и продлили..." - рассказал собеседник газеты.