Николас Мадуро
Global Look Press

Избранный президент Венесуэлы Николас Мадуро пускай и является "сыном" "друга России" Уго Чавеса и обещал сохранить преемственность политики почившего команданте, он все же не гарант продолжения следования Каракасом стратегической линии отношений с Москвой. На это аналитики указывали даже до кончины венесуэльского лидера, о том же говорят и теперь, когда выборы в этой латиноамериканской стране прошли по, казалось бы, наиболее благоприятному для РФ сценарию. Все равно, будущее российских интересов в Венесуэле - а как следствие, и на всем континенте - находится под угрозой, считают эксперты. Впрочем, перспективы для разных сфер взаимоотношений различны.

Например, нефтяному сотрудничеству едва ли что-то грозит, пишет "Коммерсант" со ссылкой на опрошенных экспертов. Здесь есть нюансы, не все гладко, признаются собеседники издания: "С венесуэльцами непросто. Они считают, что раз мы работаем на их земле, то должны плясать под их дудку". Но тем не менее работа с местными нефтяниками для россиян крайне выгодна, это бесспорно, говорят те же эксперты: "Мне никто не говорил, что работает здесь себе в убыток, расплачиваясь за какое-то политическое решение, принятое наверху".

В нефтедобыче у нас достаточно сильные обоюдные интересы - Венесуэла заинтересована в разработке новых нефтяных месторождений и не откажется от соответствующих совместных проектов с Россией, уверены и "Московские новости". Газета напоминает: российские компании участвуют в пяти проектах по добыче нефти в Венесуэле, из них "Хунин-6" и "Карабобо-2" - это крупнейшие месторождения в мире, чьи совокупные запасы "черного золота" оцениваются в 13 млрд тонн.

Почти все военные контракты выполнены, новые не гарантированы

Куда сложнее дело обстоит с оружейными контрактами. Лидер венесуэльской оппозиции Энрике Каприлес не раз заявлял о том, что власти должны более экономно расходовать бюджетные средства и, в частности, отказаться от "бессмысленных" закупок российского оружия, отмечает "Коммерсант". Мадуро на эту тему напрямую пока не высказывался, однако, учитывая сложную экономическую ситуацию в Венесуэле, он будет вынужден отказаться от всего, что можно причислить к излишествам, полагает газета.

О том, что оружейные контракты под угрозой, в России говорят давно, с момента ухудшения здоровья Чавеса - на нем лично были завязаны отношения в этой сфере. Так, во время его визита в Москву в 2004 году были подписаны два первых крупных контракта - на поставку 40 боевых вертолетов Ми-35, их обслуживание и обучение персонала, а также на приобретение 100 тысяч автоматов АК-103. "Работа шла тяжело, но, как только к переговорам подключился Чавес, практически сразу возникло взаимопонимание, - рассказывали источники, близкие к "Рособоронэкспорту". - И во всех последующих оружейных сделках он принимал самое непосредственное участие".

Нынешнюю ситуацию усугубляет еще и тот факт, что почти все заключенные при Чавесе военные контракты уже практически выполнены. "Было две большие волны закупок. Первая - контракты заключались в 2006 году. Вторая волна - в 2009-м. За счет этого Венесуэла укомплектовала свои ВВС, ПВО в значительной степени и сухопутные войска. Остается море. То есть теоретически теперь можно ждать крупных военно-морских закупок", - пояснил "МН" замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Но опять же, учитывая огромную долю бедного населения и начавшийся рост цен, правительству Венесуэлы, вероятно, придется думать не об оборонных, а о социальных нуждах. Максимум, на что в таких условиях может рассчитывать Москва,- это сервисное обслуживание поставленной ранее венесуэльцам военной техники, считает "Коммерсант". И при этом имеется риск, что на освободившееся после России место могут ринуться американцы, когда Каракас вновь решит покупать что-то из оружия.

Также не стоит забывать, что оппозиция в Венесуэле по-прежнему представляет угрозу преемнику Чавеса и имеет шансы оказывать серьезное воздействие на проводимую им политику. "Нашим компаниям придется ощутить на себе все перипетии этой борьбы, самым страшным вариантом которой может стать гражданская война", - пугал гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. Насколько реален теперь, после выборов, самый страшный сценарий - большой вопрос, однако нельзя и забывать, что венесуэльская оппозиция пока не сдалась. Она выводит на улицы толпы сторонников, требует пересмотра результатов голосования и даже уже заручилась в этом поддержкой США и Евросоюза.

Впрочем, МИД РФ при всем этом сохраняет как минимум видимое спокойствие: "В Москве исходят из того, что итоги выборов создают условия для обеспечения преемственности отношений стратегического партнерства между Россией и Венесуэлой".

"Мы через Венесуэлу работаем со всеми странами Южной Америки"

Но как бы то ни было, нельзя исключить, что даже при Мадуро у России в Венесуэле может появиться еще одна статья "убытков" - это политическое влияние в Латинской Америке, которое было получено во многом благодаря доверительным отношениям российских властей с Чавесом. "Мы через Венесуэлу работаем со всеми странами Южной Америки", - обмолвился как-то на заседании правительства глава МЧС Владимир Пучков. Похожим образом работали и другие ведомства.

"Венесуэла нам в значительной степени помогала лишний раз выходить на другие страны континента, которые в этом альянсе участвовали. Это еще раз показывало латиноамериканцам, что с нами выгодно сотрудничать, невзирая на политические различия. Венесуэла в этом плане была примером того, что с русскими можно иметь дело", - пояснил "МН" главный редактор журнала "Латинская Америка" Владимир Травкин.

Лояльность же Мадуро Кремлю пока сомнительна. Очень может быть, что он не захочет обострять отношения ни с США, ни с Евросоюзом, потому не станет клясться России в любви, как это делал Чавес. Важнейший политический капитал - доверие - из отношений Москвы и Каракаса, очевидно, уйдет, предполагают аналитики. В этой связи высказываются предположения, что теперь главной страной континента для России станет Бразилия, с которой можно взаимодействовать не только в двустороннем формате, но и в формате БРИКС. Работа в рамках этой "пятерки", как заявил Путин в конце марта на саммите БРИКС, для России является одним из приоритетов.