Экипаж российского самолета, погибший над Боденским озером, действовал верно
Архив NTVRU.com

Экипаж российского самолета, погибший над Боденским озером, действовал верно. Об этом заявил в интервью Russkaja Germanija главный редактор специализированного немецкого журнала Pilot und Flugzeug ("Пилот и самолет") Хайко Тиген. Он считает, что авария произошла потому, что система сопровождения полетов в Европе, в особенности в Центральной Европе, давно и безнадежно устарела.

В интервью газете он описал как, по его мнению, развивались события. "Два авиалайнера столкнулись на высоте 36 000 футов, один летел с юга, другой - с востока. Согласно международным правилам, самолет, зафрахтованный почтовой компанией DHL и следовавший из Бахрейна в Бельгию, находился на запрещенном для грузовых рейсов горизонте. Башкирский Ту-154 летел правильно, в своем коридоре",- говорит он.

Из этого Хайко Тиген делает вывод, что ответственность за трагедию несут диспетчерские службы: как швейцарская, так и немецкая, передавшая управление российским бортом коллегам из Цюриха за 14 км до точки, где произошло столкновение. "Все поспешные обвинения в том, что русский самолет находился на чужом горизонте, что русская команда не знала английского языка и слишком поздно отреагировала на указания диспетчерской службы, следует отмести, как ложные. Они используются лишь для сознательного обмана общественного мнения. Истинные виновники трагедии √ швейцарская диспетчерская служба Skyguide и немецкая DFS (Deutsche Flugsicherung GmbH)", - поясняет Тиген.

Впрочем, к этому же мнению склоняется и официальная комиссия по расследованию √ по крайней мере, в отношении швейцарцев. О вине немецкой фирмы почему-то все молчат.

Как поясняет редактор журнала, к катастрофе привело то, что система сопровождения полетов в Европе, в особенности в Центральной Европе, давно и безнадежно устарела. "Такая катастрофа не случается вдруг, к ней приводит целый ряд обстоятельств", - говорит он. "Возможность ее становится очевидной порой за полчаса до "пункта Х" √ не для пилотов, а для диспетчеров. Их аппаратура слежения позволяет засечь опасность, когда самолеты находятся еще далеко друг от друга. Диспетчеры, как в Мюнхене, так и в Цюрихе, без всяких сомнений, могли определить возможность столкновения на экранах своих радаров за много минут до того, как стало поздно что-либо предпринимать. Они могли заметить, как два лайнера на одной и той же высоте летят к точке столкновения. В конце концов, это же они продиктовали обеим командам, как коридор, так и высоту!", - добавляет немецкий специалист.

По его словам, полетная структура немецких служб сегодня все еще такова, какой ее создали страны-победительницы сразу после Второй мировой войны. "Европейская и в особенности немецкая система безопасности полетов давно уже находится в центре критического внимания специалистов. Непригодная организация, плохо обученные диспетчеры, недостаток кадров √ вот составляющие картины. За последние годы только в зоне ответственности мюнхенской службы безопасности полетов произошли 4 катастрофы √ без малейших последствий. Сталкивались и падали небольшие машины, о которых едва-едва сообщали средства массовой информации. Соответственно, никаких мер по улучшению ситуации принято не было", - рассказывает он.

Тем не менее, отмечает Тиген, правилами полетов предусмотрено, что два самолета никогда не должны сближаться на расстояние меньше 5 морских миль (9,25 км), и именно диспетчерская служба обязана за этим следить. "Если это правило нарушено, лоцман уже виновен в нарушении профессионального долга. А если это нарушение приводит к катастрофе √ именно он несет за нее ответственность. Он, его фирма, его государство, как главный работодатель. Кто знает это правило, не станет долго плутать в поисках виновника. Другой вопрос √ почему не отреагировали немецкие лоцманы, спокойно передавшие русский самолет в 14 км от места столкновения. Но это уже тоже √ компетенция комиссии, я не хочу строить предположения", - говорит Хайко Тиген.

Хайко Тиген - профессиональный пилот, имеющий 5000 полетных часов на международных авиалиниях, эксперт Федерального управления воздушных трасс. В течение 21 года издает и редактирует профессиональный журнал Pilot und Flugzeug.