Неужели американский президент сошел с ума, задается сегодня вопросом журнал Economist, статью которого публикует Inopressa. Как подтвердили выборы в Чечне и Санкт-Петербурге на прошлой неделе, российская демократия - это циничная шутка
Архив NEWSru.com

"Страна, в которой процветают демократия, свобода и законность". Такими словами описал Джордж Буш Россию, когда ее президент Владимир Путин посетил Кемп-Дэвид две недели назад.

Неужели американский президент сошел с ума, задается сегодня вопросом журнал Economist, статью которого публикует Inopressa. Как подтвердили выборы в Чечне и Санкт-Петербурге на прошлой неделе, российская демократия - это циничная шутка. В Чечне все серьезные соперники избранника Кремля Ахмада Кадырова пряником или кнутом изгонялись из предвыборной гонки; избиратели и представители избирательной комиссии получали взятки или угрозы; сторонников оппозиции запугивали и иногда даже убивали; и просто ради успокоения души сами по себе выборы были уподоблены своего рода африканской диктатуре.

В это время на выборах губернатора Санкт-Петербурга победила Валентина Матвиенко - после предвыборной кампании, которая была целиком направлена на ее победу. Господин Путин лично благословил ее в нарушение закона, а ответственность за это нарушение глава центральной избирательной комиссии целиком и полностью возложил на СМИ - в конце концов, именно они рассказали о замечаниях президента.

Так что там со свободой? Государство завладело основными телеканалами, и теперь их скучная однообразная смесь из репортажей о монотонных государственных событиях (в центре которых всегда, естественно, находится блистательный мистер Путин) до жути напоминает советскую эру. Силы безопасности разрослись, и их питомцы теперь занимают государственные посты на всех уровнях. Усилены ограничения на передвижение и поселение в центральных областях России. Гуманитарные и правозащитные организации - среди них Корпус мира США - закрыты или высланы из страны.

А что там с законностью? Наступление прокуратуры на Михаила Ходорковского, самого богатого в России человека, которое началось этим летом, прояснило одну вещь: в России правление закона означает, что закон - это те, кто стоит у власти.

Вероятно, в случае проведения полного расследования может выясниться, что Ходорковский допустил какие-то нарушения во время "эпохи накопления капитала" - приватизаций, которые были проведены в период президентства Бориса Ельцина в 1990-х. Так же, как и любой другой олигарх. Власть манипулирует законодательной системой против Ходорковского, и эту же систему могут использовать против любого другого человека.

Шум и бум

Конечно, существует и другая картина России, нарисованная инвесторами, стекающимися сюда темпами, невиданными после экономического краха, случившегося пять лет назад. Эта Россия процветает. Крупнейшие кампании страны приближаются к мировым стандартам управления. Постепенно упорядочиваются бюрократия и законодательная каша, мешающие мелким фирмам.

Появилось больше гарантий для инвесторов. На этой неделе Moody присвоило России инвестиционный рейтинг. Лучшее тому доказательство по иронии проистекает из бед Ходорковского: вопреки им его нефтяная компания ЮКОС завершила слияние с "Сибнефтью", и говорят, что зарубежные нефтяные гиганты, включая ExxonMobil, хотят приобрести долю в этой новой компании.

Эти две картины отнюдь не противоречат друг другу. И господин Путин может поставить себе в заслугу как вторую, так и первую. Он знает, что для того, чтобы Россия была сильной, ей нужны и экономический рост, и хорошие отношения с Западом, особенно с США. В то же время он уверен, что России нужен короткий поводок. На чистых выборах Матвиенко и Кадыров, вероятно, проиграли бы. И это только увеличивает их признательность Путину.

Сторонники президента утверждают, что для управления таким огромным, бедным и изменчивым государством существует один-единственный способ. Когда Борис Ельцин дал региональным властям больше власти, они создали пародию на федерализм. Магнаты, подобные Ходорковскому, которые сравнивают себя с "баронами-разбойниками" (американскими капиталистами) XIX века, пользуются таким влияниям, какое этим мужам в региональных руководствах и не снилось.

Телеканалы, которыми они некогда владели, были не островками свободы слова, а средством наступления на Кремль. Чтобы процветать в будущем, Россия должна быть демократичной, однако сейчас на это остается только надеяться.

Может, так оно и будет. Но если западные лидеры могут игнорировать такие вопросы, как Чечня, прекрасно понимая, что Россия - это не демократия, они должны, по крайней мере, перестать делать вид, что Россия - это демократия.