Berliner Zeitung: в России собственность - это то, что дает и что может отобрать власть
Архив NEWSru.com

Во вторник российское правосудие должно было решить, является ли самый богатый человек России настолько опасным для общества, что его необходимо и дальше держать в пресловутом следственном изоляторе "Матросская Тишина". Об этом в среду пишет Berliner Zeitung. (Перевод статьи публикует сайт Inopressa.ru)

Неизвестно, звучали ли при этом в ушах судей слова, которые президент Владимир Путин с момента ареста олигарха три недели назад повторяет как молитву при каждом выступлении, а именно: "Перед законом все равны".

Достаточно мельком взглянуть на насквозь коррумпированные структуры управления, на нередкий произвол при расследовании (или, наоборот, нерасследовании) преступлений и на общее состояние правосудия в России - и это высказывание Путина будет звучать как неприличная шутка.

Однако когда Путин ее произносит, никому не до смеха, потому что в его устах она звучит как угроза, означая: завтра очередь может дойти до следующего, следующего среди новых богачей. По мнению Berliner Zeitung, в России все знают, что статью N 1 Конституции следует переписать следующим образом: "Вся власть исходит из Кремля".

Слово Путина по-прежнему действует, хотя ему сейчас некоторые не верят, когда он говорит о приватизации и собственности в своей стране. Но его нужно слушать особым образом. Так, Путин говорит о том, что некоторые в России поставили предприятия под свой контроль. Он, вероятно, намеренно избегает формулировки, что олигархи, мол, присвоили эти предприятия, превратили их в свою собственность.

Некоторые предполагают, что за этим стоят оставшиеся с социалистических времен пережитки. Другие гадают, сам ли Путин обдумывает нюансы формулировок или такой тон диктуют бывшие чекисты из его окружения. Однако эти размышления ошибочны, отмечает издание.

Путинское понятие о собственности имеет мало общего с социалистическо-номенклатурным происхождением президента и его команды. Оно коренится в гораздо более глубоких российских традициях. Хотя при царе существовали крупные землевладельцы, которые зачастую располагали вотчинами, превышающими по размерам некоторые государства Западной Европы, однако единственным истинным хозяином земель была сама царская династия.

Это болезненно ощутили на себе декабристы: князь Сергей Волконский был родом из одной из старейших и богатейших семей России. Во время войны с Наполеоном он служил адъютантом царя Александра (Александра I - прим.ред.). Князь Сергей был настолько близок к правителю, что многие с завистью говорили, что он практически принадлежит семье.

Однако когда Волконский настоятельно посоветовал своему царю реформировать отсталое государство, Александр, не долго думая, на десятки лет изгнал его в Сибирь. Собственность Волконских царь просто передал другому, послушному, дворянину, как говорится, "поставил под контроль".

Зерно царистских представлений о власти продолжает жить. Современные олигархи тоже получили собственность от государства. Путин тоже не хочет широкомасштабного пересмотра. Он не хочет национализации в традиционном понимании. Однако для него собственность - это нечто, что власть предоставляет в распоряжение кому-то и что она в любое время и по полному праву может забрать обратно. Поэтому он сейчас забирает у Ходорковского контроль над нефтяным концерном ЮКОС.

Царистское правление, которое историки называют самодержавием, тем не менее, нельзя так просто перенести в XXI век. Многие рамочные условия изменились. Одно лишь обстоятельство, что систему нельзя поддерживать путем династического наследования, создает кое-какие проблемы. Однако решение этой проблемы пока не стоит остро. Ведь после выборов весной 2004 года России предстоит провести вместе с Путиным еще четыре года.