Есть два Путина, а, может быть, и больше
Архив NEWSru.com

Российский писатель Виктор Ерофеев недавно в интервью сказал о политике президента Путина: "Есть два Путина, а может быть, и больше. Он еще не решил, каким он хочет быть: русским или европейским, демократическим или авторитарным".

Такая же двойственность свойственна зачастую мнению Запада о загадочном Путине и об управляемой им огромной империи. Несомненно, после турбулентной и хаотичной эпохи Ельцина Путин во многих отношениях стабилизировал Россию. Уже пять лет страна демонстрирует гораздо более высокие показатели экономического роста, чем крупные западноевропейские промышленные страны, - главным образом благодаря значительным доходам от сильно возросшего экспорта нефти. Своей, на первый взгляд, несокрушимой популярностью, которой может позавидовать большинство его зарубежных коллег, он обязан повышению стабильности и признакам расширяющегося процветания, по крайней мере в крупных городах.

Тем временем под руководством бывшего многолетнего сотрудника КГБ Путина постсоветская Россия снова управляется решительно авторитарными методами. Как в Думе, как и на федеральных телеканалах уже мало осталось от живого плюрализма мнений. Однако, похоже, что очень немногих российских граждан это всерьез беспокоит. На встречах с руководителями ведущих западных стран Путину тоже едва ли приходится выслушивать неприятные вопросы - например, о позорной ситуации в Чечне или о других деликатных темах, таких, как свобода слова и гарантии прав человека.

О гарантии прав не в последнюю очередь идет речь в связи с травлей российскими органами власти до недавних пор богатейшего человека страны и главного владельца нефтяного концерна ЮКОС Михаила Ходорковского. Бизнесмен, которому всего 40 лет, вот уже скоро год как сидит за решеткой по обвинению в налоговых махинациях и других преступлениях. Все признаки указывают на то, что скоро ЮКОС будет либо доведен до банкротства из-за срочно подлежащих оплате миллиардных налоговых требований, либо компанию, которую успешно развивал Ходорковский, возьмет под свой контроль государство, пишет швейцарская газета Neue Zurcher Zeitung (перевод на сайте Inopressa.ru).

Путин демонстративно отрицает заказной характер дела Ходорковского. Он уверяет, что все дело ЮКОСа - это лишь вопрос юстиции. В России этому, конечно, никто не верит. Дело такого масштаба и значения в путинской империи никогда бы не запустили без явного согласия президента.

Однако если бы в деле Ходорковского речь в первую очередь шла о законе и демократическом порядке, тогда все остальные олигархи, которые после коллапса СССР сомнительным способом сколотили огромные состояния, тоже должны были бы предстать перед судом.

Как Западу следует реагировать на сильного Путина и его отчасти констуктивно-реформистскую, отчасти авторитарно-произвольную политику? Рекомендуется не упускать из виду, что "есть два Путина", о чем говорит Ерофеев. Это, в частности, означает, что постсоветскую Россию и ее в некотором смысле свободно избранного президента нужно рассматривать как можно более целостно, со всеми их внутренними противоречиями. Строя умозаключения на таком базисе, легче избежать крайностей: обожествлять или, наоборот, демонизировать феномен Путина.

Его политические партнеры на Западе - от Буша до Шредера - до сих пор с трудом находят в своих высказываниях о кремлевском друге нужный баланс.