Власти Нью-Йорка согласились обнародовать рассказы очевидцев терактов 11 сентября 2001 года
Архив NEWSru.com

Власти Нью-Йорка в пятницу должны обнародовать большое количество материалов о теракте 11 сентября 2001 года, в том числе более 12 тыс. страниц устных рассказов, записанных со слов 503 пожарных, врачей и сотрудников служб спасения. Эти рассказы - мозаика воспоминаний о борьбе людей с огнем, смятением и ужасом - начали собирать в нью-йоркском пожарном департаменте с октября 2001 года, однако пока ни один представитель департамента не читал их целиком и не использовал с официальными целями, пишет газета The New York Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Власти Нью-Йорка объявили, что также будет обнародован список звонков в службу спасения 911, многие из которых поступили от попавших в ловушку сотрудников офисов в здании Всемирного торгового центра (ВТЦ), а также аудиозаписи диспетчеров пожарной службы. Кассеты с записями разговоров операторов 911 находятся еще в процессе подготовки и пока не могут быть обнародованы.

В феврале 2002 года редакция The New York Times запросила доступ к этим материалам, ссылаясь на закон о свободе информации, однако администрация мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга отказалась их обнародовать, и газета подала на нее в суд. В начале этого года Апелляционный суд приказал нью-йоркским властям обнародовать большую часть материалов, но не все.

В течение последних трех с половиной лет газете удалось получить некоторые материалы по неофициальным каналам, и их можно найти в интернете на странице www.nytimes.com/sept11. Среди них - записи разговоров диспетчеров, почти 100 устных рассказов сотрудников пожарного департамента и список звонков в экстренную медицинскую службу, которые проходили через систему 911.

К иску газеты против муниципалитета присоединилась группа родственников людей, погибших в терактах: они тоже призывали обнародовать материалы. Розалин Тэллон, одна из родственниц, заявила, что Закариас Муссауи, член "Аль-Каиды", обвиняемый в сговоре с боевиками, осуществившими теракты 11 сентября, уже давно получил для подготовки к суду те документы, в которых администрация Блумберга отказала ей и другим семьям. Муниципалитет также изначально отказывался предоставить доступ к этим данным и следователям из комиссии по расследованию терактов 11 сентября и из Национального института стандартов и технологий, однако уступил после угрозы судебного разбирательства.

Показания многих пожарных и сотрудников департамента были и трогательными, и грубыми. Когда были обнародованы материалы, полученные The New York Times, они открыли новую страницу в дискуссиях об операциях пожарных в тот день и подняли ряд вопросов о том, можно ли было избежать части смертей среди пожарных.

В своих рассказах пожарные вспоминают, как в то утро постоянно теряли связь друг с другом и не могли слышать или передавать предупреждения о неизбежном обрушении башен ВТЦ. Они описывали, как сложно им было преодолевать по 20-30 лестничных пролетов с оборудованием и в спецодежде весом более 100 фунтов. Они говорили о том, что поднимающимися по лестницам пожарными никто не руководил, и указывали на отсутствие коммуникации между полицией и пожарным отделением.

Среди этих рассказов - чудесное спасение помощника начальника пожарной бригады, который отлучился из холла южной башни ВТЦ в соседний отель в туалет. Вскоре после того, как он вышел, южная башня обрушилась, убив всех, кто находился внутри.

Личные рассказы мужчин и женщин, которые в тот день все видели своими глазами, порой находясь в нескольких метрах от смерти, начали собирать по приказу комиссара пожарной службы Нью-Йорка Томаса Фон Эссена, который заявил, что хочет сохранить эти сведения, прежде чем они изменятся в коллективной памяти. В январе 2002 года ему на смену пришел Николас Скоппетта. Он просмотрел часть рассказов, но не все, сообщил в четверг его представитель. Сам Скоппетта от интервью отказался.

Салли Регенхард, мать Кристиана Регенхарда, погибшего в тот день пожарного, была одной из тех, кто присоединился к иску с требованием обнародовать данные в надежде, что устные истории могут пролить свет на то, где был ее сын. "Это было почти четыре года назад, а я все жду какой-либо весточки о своем сыне, - говорит Регенхард. - В тот день он исчез со всей своей бригадой. Никто не может мне сказать, что с ним случилось - нет даже никакой ниточки".

Вначале Скоппетта отказывался обнародовать устные истории, потому что федеральные прокуроры сказали ему, что это может навредить судебному преследованию Закариаса Муссауи. В суде департамент настаивал на том, что пожарные, которые предоставили устные истории, делали это на условии конфиденциальности. Затем департамент от этого утверждения отказался. Скоппетта не встретил поддержки ни среди федеральных прокуроров, ни среди судей, ни среди адвокатов, в том, что праву Муссауи на справедливый суд может повредить публикация воспоминаний пожарных или медиков.

Муниципалитет Нью-Йорка был более успешен в другом аргументе: в том, что обнародование некоторых данных нарушит право мертвых на неприкосновенность частной жизни или нанесет эмоциональный удар живым. Апелляционный суд разрешит подвергнуть устные рассказы некоторой редакции. И отказался приказать муниципалитету обнародовать кассеты службы 911, заявив, что не стоит обнародовать голоса звонивших. Вторая половина разговоров, включая разговоры операторов, будет обнародована.

"Мы довольны тем, что наконец это будет сделано", - говорит юрист The New York Times Дэвид Маккроу. - Мы полагаем, это следовало сделать уже давно. Мы уверены, что общество от этого только выиграет, и надеемся, что муниципалитет не будет медлить с обнародованием кассет службы 911".