Шведская академия назовет сегодня лауреата Нобелевской премии по литературе, пожалуй, самой противоречивой из всех шести номинаций самой престижной премии в мире
Архив NTVRU.com

Шведская академия назовет сегодня лауреата Нобелевской премии по литературе, пожалуй, самой противоречивой из всех шести номинаций самой престижной премии в мире. Именно эта премия приносит непосредственную и наибольшую финансовую выгоду лауреату. Не только потому, что целиком - а это в нынешнем году 1 млн. долларов - присуждается одному автору. После ее объявления тиражи книг лауреата и объемы их продаж в мире возрастают в несколько раз, принося немалый доход и ему, и издателям.

Наиболее показателен прошлогодний пример. До присуждения китайцу Гао Синцзяню Нобелевской премии в Швеции не было продано ни одной его книги, после - свыше 40 тыс., что стало рекордом за последние 10 лет для нобелевских лауреатов. Обычным же считается рост тиражей в 20-30 раз.

Как сообщает ИТАР-ТАСС, во многих книжных магазинах Швеции сегодня уже заготовлены плакаты "Книга Нобелевского лауреата" - остается только вписать в них имя. А в крупных "книжных" уже в течение дня появится произведение практически любого автора, чье имя произнесут на крыльце Шведской академии в стокгольмском Старом городе в 15:00 по московскому времени.

В отличие от премий в научных дисциплинах, где спекуляции редки в силу специфики предмета, литературная премия заранее обрастает слухами. В качестве возможного лауреата называют, например, недавно побывавшего в Москве шведского поэта Томаса Транстремера. Он сотрудничает с крупнейшим издательским домом "Боньер", а "клиенты" этой фирмы уже четырежды за последнее десятилетие становились нобелевскими лауреатами. Шведское информагентство ТТ упоминает эстонского писателя Йана Кросса и латышку Визму Бельсевиц. Журналисты называют также имена буддийского монаха Ко Уна, американца Филиппа Рота, бельгийца Гуго Клауса, голландца Сееса Ноотебома, француза Мишеля Турнье и других.

Впрочем, директор-распорядитель Нобелевского фонда Микаэль Сульман не призывает гадать и предупреждает против скепсиса в отношении "новых звезд" на вековом нобелевском небосклоне. В интервью ИТАР-ТАСС он сказал: "В области литературы каждый может быть судьей. В газете я видел занятный шарж. "Средний швед", у которого берут интервью после вручения премии по литературе, сердито говорит: "Почему опять не дали премию тому, кого знаешь? Например, Астрид Линдгрен, Яну Гийю (автор детективов) или... Класу Ульсону (название каталога почтовой торговли)?"

Кстати, первая Нобелевская премия по литературе в 1901 году не досталась ни одному великому писателю того времени. Ее получил французский поэт Сюлли Прюдом, что вызвало в Швеции мощную волну протеста в писательских кругах. 49 ведущих литераторов, в том числе и Август Стриндберг, выступили с гневным письмом, возмущаясь, что премию получил не Лев Толстой. Сульман объясняет решение Шведской академии в 1901 году неточным толкованием одного слова в завещании Нобеля: "идеальный" было понято как "идеалистический", а не как "содержащий идеалы", что имел в виду Нобель. Впрочем, по мнению Сульмана, "первые 20 лет Академия явно использовала эту премию в литературно-политической борьбе".

Сегодня с неверным толкованием покончено. Кстати, литературная Нобелевская премия - единственная, где не доминируют выходцы из США.