Газета The Times поставила Путину "тройку" за отсутствие вкуса в одежде на саммите
НТВ

Трехдневный саммит лидеров "восьмерки" завершился кратким, но мощным тропическим ливнем, разрядившим 35-градусную жару. Первым Си-Айленд покинул хозяин саммита Джордж Буш - на вертолете он вылетел в город Саванна, где в международном пресс-центре провел заключительную пресс-конференцию. По протоколу именно такой пресс-конференцией официально завершается форум восьми ведущих стран мира. Вслед за Бушем остров покинули другие лидеры, некоторые из них провели свои пресс-конференции тоже в Саванне. Именно в Саванне сегодня утром из-за угрозы взрыва была оцеплена гостиница Hampton Inn, где проживают российские журналисты. Президент же России Владимир Путин, покинувший саммит последним, был единственным из лидеров "восьмерки", кто не поехал в Саванну, а остался на острове, где провел часовую пресс-конференцию.

- Полная расшифровка пресс-конференции

Пока лидеры 8 стран подводили политические итоги мероприятия, журналисты оценили саммит с бытовой стороны.

Британская журналистка, ведущая раздела моды газеты The Times Эмили Дэвис оценила по 10-балльной шкале костюмы участников саммита G8.

На последнем месте в своеобразном хит-параде оказался российский лидер Владимир Путин. Он набрал всего 3 балла из 10 возможных. "Почему у него такой длинный пиджак? он похож на гробовщика, который забыл надеть галстук", - пишет Дэвис.

Но стоит отметить, что 10 баллов не набрал ни один лидер.

Самыми стильными главами государств оказались президент Франции Жак Ширак (8 баллов) и премьер-министр Италии Сильвио Берлускони (8 баллов).

Ширак предпочел "классическую комбинацию белого и черного, узкий крой его пиджака и расстегнутая верхняя пуговица придали ему стильности". Берлускони был одет в "блестяще скроенный костюм и голубую рубашку, но своим видом он слегка напоминал банкира, который собрался повеселиться".

7 баллов от журналистки получили Джордж Буш и Романо Проди.

Проди, также как и Ширак, был одет в классическом стиле: "Ничего рискованного, только безопасный шик". Ковбойский ремень с большой пряжкой, светло-коричневый пиджак и голубая рубашка "придали американскому президенту более радушный вид".

6 баллов заработали своими нарядами премьер-министр Ирландии Берти Ахерн, канцлер ФРГ Герхард Шредер и премьер-министр Канады Пол Мартин.

Глава ирландского правительства был одет в "стильную рубашку", однако "кремовые тона его костюма придавали ему слишком фривольный вид". Шредер был одет солидно, однако "тяжелые плечи его костюма напоминали сериал "Династия". Премьер-министр Канады смешал черный цвет и клетки - "потенциально опасная комбинация, но ему пошло".

Всего 5 баллов получил премьер-министр Великобритании Тони Блэр: "его светлый пиджак и темные брюки - на грани хорошего тона, а пряжка на ремне слишком вызывающа".

Дзюнъитиро Коидзуми вплотную приблизился к самому безвкусно одетому участнику саммита - Владимиру Путину. У него всего 4 балла. "Глядя на его пиджак, хочется почесаться. Он смотрелся бы на профессоре, но не на главе правительства".

Владимир Путин вернулся в Москву, подведя итоги саммита

Президент России Владимир Путин в пятницу утром вернулся в Москву из США, где принимал участие в саммите "восьмерки", сообщил РИА "Новости" пресс-секретарь президента Алексей Громов. А перед вылетом из США Владимир Путинн общался с российскими журналистами, подводя итоги трехдневного саммита.

Путин провел часовую пресс-конференцию в 150 метрах от океанского берега, на открытой веранде Beach Club - одного из особняков, где проходило пленарное заседание саммита. Пресс-конференция завершалась под аккомпанемент усиливающегося дождя. Однако Путин продолжал отвечать на вопросы: их было более двадцати, и они касались самой различной международной тематики. Президент сообщил, что саммит удался.

Касаясь ряда статей в американских СМИ о том, что Россия не достойна участия в "восьмерке", Путин заявил, что не склонен реагировать на это, передает "Интерфакс". "Что касается России, мы никуда не рвемся и ниоткуда не убегаем, Россия - одна их крупнейших ядерных держав и будет оставаться таковой", пока этого будут требовать условия безопасности, сказал президент России.

Президент России ответил на вопросы журналистов (Полная расшифровка):

Вопрос: Принята резолюция ООН. Эта тема активно обсуждалась и будет обсуждаться. Что дальше с этой проблемой - не с точки зрения бумажного решения, а на практике?

Владимир Путин: Что будет дальше - не знает никто. А вот чего хотелось бы, я могу сказать. Хотелось бы, чтобы на основе принятой резолюции, работа по которой шла достаточно солидарно со всеми участниками этого процесса, со всеми членами Совета Безопасности Организации Объединенных Наций - и документ принят, на мой взгляд, очень сбалансированный, хороший, - так вот хотелось бы, чтобы на основе резолюции Совета Безопасности новое иракское руководство, новое правительство Ирака как можно быстрее набирало силу, завоевывало бы авторитет у своего собственного народа, воспользовалось теми возможностями, которые эта резолюция предоставляет для того, чтобы в кратчайшие сроки создать условия для проведения по-настоящему свободных выборов в этой стране.

Только после того, как это произойдет, можно будет говорить о том, что наступила фаза окончательного урегулирования иракского кризиса. Но, повторяю, условия для этого резолюцией Совета Безопасности ООН созданы.

Вопрос: Каково отношение России к идее Большого Ближнего Востока? Что это за новое географическое понятие - ББВ?

Владимир Путин: Сама идея была обсуждаема нами еще во время моей поездки в Кэмп-Дэвид, где президент Буш поделился этими идеями. И должен сразу сказать, сама идея мне понравилась, я ее поддерживаю, считаю ее своевременной. Вопрос в том, как реализовывать и какие окончательные цели мы должны перед собой ставить в ходе этой работы. И, конечно, подлежит уточнению понятийный аппарат. Я с Вами согласен, Большой Ближний Восток - это что? Нужно понять, что это такое. Это отчасти и было предметом наших дискуссий в ходе состоявшегося саммита. Для нас является очевидным, что идея сама по себе возникла в результате того, что мы все столкнулись с одной из самых серьезных угроз - с международным терроризмом. Мы все прекрасно отдаем себе отчет в том, что главными причинами терроризма являются бедность, нищета и неравенство. Но есть и сопутствующие факторы, которые помогают терроризму развиваться, в том числе это бесконтрольные огромные ресурсы, которые скапливаются в руках частных лиц. Эти огромные денежные ресурсы сопоставимы с доходами целых государств и в условиях отсутствия демократии являются неподконтрольными. Создают в отдельных случаях ту самую финансовую базу для международного терроризма, о которой мы так часто говорим. И в этой связи демократизация - это движение в правильном направлении. Важно только, чтобы и сама идея, и те инструменты, которые, возможно, будут созданы для ее реализации, не были использованы для вмешательства во внутренние дела других стран. Вот это является принципиальным условием для нас в совместной работе по развитию этой инициативы.

В этой связи я сказал своим коллегам о том, что фонд, который предполагается создать для реализации этой инициативы - мы пока не будем принимать участие в его наполнении, до тех пор, пока не поймем, как будут там приниматься решения. Если Россия будет принимать реальное участие в выработке решений, то мы будем работать там активно. Если нет, пока воздержимся. Но не исключаю, что мы подключимся в полном объеме. Повторяю, только в том случае, когда поймем, что мы можем влиять на происходящие там процессы и на принимаемые решения.

Россия всегда проводила и намерена в будущем проводить независимую внешнюю политику, в том числе и на Ближнем Востоке. И мы будем делать это совместно с нашими традиционными партнерами на Ближнем Востоке. Хочу напомнить, что мы развиваем свои контакты с Организацией Исламская конференция, осознаем свою ответственность в качестве ассоциированного члена. И поэтому все эти факты в совокупности и будут нами учитываться в ходе совместной работы по реализации идеи Большого Ближнего Востока.

Вопрос: С точки зрения внешней политики, интерес России в участии в "большой восьмерке" неоспорим. Но с точки зрения внутренней политики - что дает "восьмерка" России?

Владимир Путин: Я считаю, есть. И немаленькие. Прежде всего, "восьмерка" - это то место, где согласовываются позиции по ключевым вопросам сегодняшнего дня в мире. Для России важнейшими являются два: это вопрос международной безопасности, которому было посвящено процентов семьдесят времени всей нашей работы, и вопрос экономического взаимодействия и развития мировой экономики. Я сейчас не буду углубляться в детали, но думаю, вы со мной согласитесь, что это вопросы - важнейшие для России. И, наконец, мы, встречались и обменивались мнениями о состоянии экономик и планах по развитию экономики в своих странах, - для России не безразлично знать, что планируется в крупнейших экономиках мира. Потому что это напрямую будет влиять на развитие экономической ситуации в самой Российской Федерации. Наконец, есть вещи прикладного характера. Вы знаете, что мы обсуждали не просто проблемы Ближнего Востока, что само по себе немаловажно для России (имею в виду наши интересы в этом регионе мира), и не просто Ирак. Мы знаем, как остро все это проходит и отражается на всем комплексе международных отношений. Скажем, мы обсуждали проблемы Афганистана, проблему наркотрафика из Афганистана. Все это имеет значение для нас абсолютно прикладного свойства. Есть и более приземленные вещи, скажем, глобальная инициатива в рамках которой нам предполагается выделение достаточно серьезных сумм для ликвидации отработанных, выведенных из состава Вооруженных Сил, атомных подводных лодок. Мы уже приступили к этой работе. Кстати сказать, Россия выделила на эти цели 470 миллионов долларов. Мы сами себе выделили эти деньги, получили уже 200 миллионов от наших партнеров. В ходе работы здесь окончательно согласовали позиции, подписали соответствующий документ с канадскими партнерами. Думаю, что и другие наши коллеги продвинулись в понимании того, как мы можем дальше реализовывать эту совместную работу. И, с точки зрения экологии, мне кажется, объяснять здесь долго не нужно: с конца 60-х годов прошлого века у нас атомные подводные лодки, выведенные из боевого состава, находятся в базах хранения. Для нас это очень актуальная задача.

Вот это неполный перечень того, что дает полное основание утверждать, что "восьмерка" для нас - мероприятие небесполезное.

Вопрос: Глобальное партнерство - это миф или реальность? Будет когда-нибудь практическая отдача?

Владимир Путин: Мы уже работаем с Федеративной Республикой Германией. Немцы выразили намерение принимать участие в работе на Северо-западе. И с японцами - на Дальнем Востоке. Одна лодка уже утилизирована. Сейчас приступаем к другому контракту. Конкретная работа уже началась.

Вопрос: Некоторая часть экспертов считает, что идея "восьмерки" изжила себя: принимаются необязательные решения. Как Вы к этому относитесь?

Владимир Путин: На "восьмерке" никогда не принималось обязательных решений. Вспомним "восьмерку" в Кельне, где принимались решения о том, чтобы списать России несколько миллиардов долларов государственного долга. И так ничего и не сделали. Этот недостаток всегда был присущ форуму "восьмерки". Но от этого она не становится менее привлекательной. И резонно для России участвовать в ней.

Вопрос: Как Вы относитесь к предложениям некоторых ваших коллег пригласить к работе в "восьмерке", в частности Китай, Индию? Это реально?

Владимир Путин: Положительно. Потому что, кроме того, что это огромные страны с огромным населением, это еще и огромные экономики. Причем очень энергично и интенсивно развивающиеся. Кроме того, это наши традиционные партнеры по очень многим направлениям сотрудничества. Поэтому я считаю, что это заслуживает внимания.

В практическом плане это пока не обсуждалось, но прозвучала мысль о том, что нужно привлекать наших друзей из Индии и Китая для совместной работы.

Вопрос: У Вас не было официальной встречи с временным президентом Ирака. Но удалось ли Вам с ним встретиться, поговорить?

Владимир Путин: Нет. Мы разговаривали только на ланче. Он производит впечатление человека очень содержательного, знающего обстановку, свою страну и человека, который явно настроен на то, чтобы вывести свою страну из кризиса, понимает меру и степень своей ответственности. Это производит хорошее впечатление.

Вопрос: Что касается Ирана, то за последний год наблюдалось сближение российско-американской позиции, все больше настороженность по поводу того, что происходит в Иране. Тем не менее, Россия не отказывается пока от строительства электростанции в Бушере. В каком формате поднимался этот вопрос на встрече с Дж.Бушем и есть ли условия, при которых Россия может отказаться от работы в Бушере?

Владимир Путин: Россия откажется от работы в Бушере, если Иран будет игнорировать требования мирового сообщества о транспорентности своих ядерных программ и о расширении своего сотрудничества с МАГАТЭ. Пока такого не происходит, пока Иран все свои обязательства перед МАГАТЭ исполняет, и мы не видим оснований для прекращения этого сотрудничества.

Вопрос: Япония готовится к следующему юбилейному году - году юбилея Симодского договора, который установил дипломатические отношения между нашими странами и впервые определил границы. Ваш визит в Японию совпадает с этим юбилеем. Это случайное совпадение или нет? И как это совпадение повлияет на содержание Вашего визита?

Владимир Путин: Это, конечно, случайное совпадение. Мы с господином Премьер-министром обсуждали возможность моего визита. Мы еще увидимся с ним на саммите АТЭС в Чили в конце текущего года. И мне, и ему хотелось бы, чтобы мой визит в Японию в следующем году был наполнен конкретным содержанием. Должен сказать, что у нас диалог сейчас на хорошем уровне. Мы обсуждаем и проблемы мирного договора, мы не забываем эту тему. Мы говорим о расширении экономического сотрудничества и о нашем взаимодействии в политической сфере на международной арене. У нас есть о чем говорить, есть чем конкретно наполнить содержание этого визита. Министерство иностранных дел будет работать над этим визитом и надеюсь, что этот визит будет не только праздничным и юбилейным, в связи с 150-летием заключения дипломатических отношений между Японией и Россией, но и полезным.

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать немного о неформальной атмосфере, не о той, когда Вы встречались за круглым столом. Мы видели, Вы гуляли по с Шредером и Шираком. Не было ли там больше взаимопонимания между одними и меньше между другими?

Владимир Путин: Нет. Больше того, я могу вам сказать, что благодаря президенту Бушу (я об этом сказал, когда мы сегодня уже прощались, заканчивали нашу работу), что была создана непринужденная, очень откровенная атмосфера при обсуждении практически всех вопросов. Даже за рамками повестки дня. Должен сказать правду, у нас были и споры, у нас нет полного совпадения мнений по всем вопросам. Мы просто обсуждали проблему, упакованную в какую-то коробочку. Мы говорили широко, мы философствовали, спорили. И атмосфера была очень дружеской, товарищеской, доброжелательной. В общем, мне кажется, что саммит удался, и я бы поздравил американскую сторону и с организацией, и с содержательной частью нашей работы.

Вопрос: Я беседовал с представителями американской администрации, которые мне сказали, что господин Буш поднял вопрос свободной прессы в России. Каков был Ваш ответ?

Владимир Путин: Мы еще в Кэмп-Дэвиде обсуждали проблемы, связанные с прессой вообще и с тем, что мы будем стремиться к тому, чтобы создать такие условия в Российской Федерации для средств массовой информации, при которых они могли бы опираться на собственную экономическую базу. Я глубоко убежден и неоднократно это подчеркивал, что пресса может быть свободной, если она независима в экономическом смысле этого слова, в этом контексте мы и обсуждали с президентом данную проблему, и говорили о том, что мы в рамках имеющейся у нас группы будем продолжать работу над этим вопросом. Эту тему мы обсуждали в таком прикладном звучании.

Вопрос: Хочу вернуть Вас к экономике и политике. Америка предлагает списать долги Ирака. Ирак нам должен значительную сумму. Может быть здесь что-то можно сделать в одностороннем порядке, без участия членов "восьмерки"?

Владимир Путин: В одностороннем порядке мы ничего делать не будем. Мы члены "Парижского клуба". Мы, вступая туда, пошли на определенные издержки. Мы заинтересованы в том, чтобы условия "Парижского клуба" соблюдались, и в итоговых документах состоявшихся дискуссий зафиксировано, что проблема долгов Ирака будет решаться в рамках "Парижского клуба". Нам бы хотелось, чтобы эта проблема была решена в 2004 году. Это не значит, что обязательно это должно произойти в 2004 году, но мы будем к этому стремиться. Это первое.

Второе. Мы действительно полагаем, что Ираку надо помочь. Объем списания будет определен после консультаций с иракским правительством и после изучения соответствующих документов. В подписанном Россией окончательном документе "восьмерки" не говорится об объемах списания. Это мы будем решать в ходе переговорного процесса.

Вопрос: Как Ваши коллеги по "восьмерке" оценивают продвижение России к вступлению в ВТО? Вы обсуждали эту тему?

Владимир Путин: Мы не только обсуждали эту тему. Я проинформировал всех коллег о состоянии российской экономики, сказал о наших планах и в экономике, и в социальной сфере, потому что все связано между собой. Результаты страны в целом зависят от различных сфер деятельности. И я еще раз подтвердил наше твердое желание вступить в ВТО на приемлемых для России условиях. Но не было ни одного из участников встречи, который бы возражал или выступил бы против. Наоборот, все заявили, что поддерживают Россию в этом стремлении и будут ей всячески содействовать.

Вопрос: В одном из документов саммита есть специальный пункт, в котором говорится, что "восьмерка" приветствует прогресс, достигнутый Россией перед вступлением в ВТО, и он отражает тот консенсус, который сложился в организации.

Владимир Путин: Я благодарю наших европейских коллег, конечно, за положительные результаты работы над соответствующим документом о присоединении России к ВТО окончательным протоколом Евросоюза. Выражаю надежду, что наши переговоры с Соединенными Штатами и другими нашими партнерами будут развиваться в том же ключе.

Вопрос: Через два года Россия станет председателем "восьмерки". Но работа начинается уже сейчас. Есть какие-то планы, где будете принимать своих друзей? Россия будет выдвигать в связи с этим событием какие-то новые идеи?

Владимир Путин: Пока рано об этом говорить. Впереди еще достаточно много времени. Нужно еще собраться в Великобритании. Посмотрим, как ситуация будет развиваться в тех сферах, которые являются основными и самыми чувствительными для нас всех. Мы будем стараться, во-первых, создать хорошие условия для работы, во-вторых, сосредоточить внимание всех наших партнеров на ключевых проблемах, которые интересуют всех участников этого форума. Какими они будут в 2006 году - жизнь покажет.

Вопрос: В связи с появившимися во время работы саммита разными публикациями в американской прессе о том, что Россия, якобы, не достойна быть членом "восьмерки", можно ли сейчас считать Россию прочно утвердившимся членом "восьмерки"?

Владимир Путин: Я не обращаю внимания на публикации подобного рода, потому что вызваны они внутриполитическими событиями в самих Соединенных Штатах, и попытками оказать давление на президента Буша по тем или иным вопросам. Я слышал, что на него в ходе предвыборной кампании часто нападают за ситуацию в Ираке его политические соперники. На мой взгляд, я глубоко в этом убежден, они не имеют на это никакого морального права, потому что проводили точно такую же политику. Достаточно вспомнить события в Югославии. Все то же самое делали. А теперь, видите ли, им не нравится то, что Буш делает в Ираке. Вы знаете нашу позицию по Ираку. Это отдельная тема. Я сейчас говорю, что часть материалов, которые идут с той или другой стороны, продиктованы соображениями внутриполитического характера. Что касается России, то мы никуда не рвемся и ниоткуда не убегаем. Россия, как известно, одна из крупнейших ядерных держав в мире. Была такой и в обозримом будущем останется, пока этого будут требовать международные условия и соображения нашей национальной безопасности. И решать проблемы, скажем, нераспространения ядерного оружия и проблемы нераспространения вообще оружия массового уничтожения - а это была одна из ключевых тем обсуждения "восьмерки", - без России, мне кажется, просто несерьезно.

У России развивающийся рынок, развивающаяся экономика. Надеюсь, что усилия, которые мы предпринимаем и прилагаем в сфере смягчения ситуации на энергетических рынках, не просто интересны, а чрезвычайно, жизненно важны для всех наших партнеров "восьмерки". Есть и другие составляющие, которые, на мой взгляд, делают участие России в "восьмерке" привлекательным не только для нас, но и для всех других наших коллег.

Ну, а по поводу того "нужно, не нужно" это отдельная тема. У нас есть тоже свои взгляды на различные международные форумы, в том числе и на этот. Я уже упоминал "восьмерку" в Кельне. Записали в свое время списать долги России - несколько десятков миллиардов долларов. Ну и где все это? Поэтому надо относиться к таким вещам, мне кажется, попроще.

Вопрос: Американский президент на одной из двусторонних встреч сказал, что было бы очень неплохо, если бы парни из НАТО взялись за помощь иракскому народу. В принципе, эта идея противоречит идее, что помогать должны парни из ООН. Эта новость сразу стала первополосной, с нее начинались телевизионные выпуски. Что Вы думаете по этому поводу?

Владимир Путин: Я уже сказал, что не по всем позициям наши мнения совпадают. Вообще, если НАТО займется этим, будет плохо. У них появится враг. Я думаю, что сначала на многие годы появится устойчивый враг. Будет чем заняться. Ну, и, может быть, это нам облегчит ситуацию в некоторых областях. Но, если мы хотим решать проблему, то мне кажется, что лучше ее решать в рамках Организации Объединенных Наций. И, собственно говоря, результат работы над резолюцией, которая была недавно подписана, говорит о том, что на данный момент все согласились именно с таким подходом.

Вопрос: Вас пригласили на похороны Рональда Рейгана и на 80-летие Буша-отца? И было ли выпито за помин души первого и за здоровье другого?

Владимир Путин: Мы выражаем соболезнования всему американскому народу в связи с кончиной бывшего президента Рональда Рейгана. Он был выдающийся политик прошлого века. Россию на этих печальных мероприятиях будет представлять бывший президент Советского Союза Михаил Сергеевич Горбачев. Я с ним разговаривал по телефону. Он находился в Европе. Сегодня или завтра он должен прибыть в Вашингтон. А это печальное событие мы, конечно, вспоминали и говорили об этом именно в том ключе, в котором я сейчас сказал: Рейган был выдающийся политический деятель.

Вопрос: Устали, искупаться удалось?

Владимир Путин: Я акул боюсь.

Вопрос: Что вообще запомнилось? Вы проделали огромный путь, такой марафон, 24 тысячи километров - Нормандия, Мексика?

Владимир Путин: Все запомнилось. Не было фактически ни одного часа, проведенного бесполезно. Я думаю, что мероприятия в Нормандии были правильными, своевременными, нужными. Все понимают, что после иракских событий это объединяющее мероприятие еще раз напомнило нам, когда практически все человечество объединилось в борьбе против нацизма. Сейчас тоже много проблем. И есть необходимость сейчас вспомнить об этом и объединить усилия в борьбе с угрозами сегодняшнего дня. И в этом смысле это мероприятие было своевременным. Мы рассматриваем это в контексте будущего года - 60-летия победы во Второй мировой войне. Для нас - 60-летие победы в Великой Отечественной войне. Примечательным было участие Канцлера ФРГ. Если Вы помните, я еще в Нормандии, встречаясь с нашими журналистами, сказал, кстати, имея в виду мысли наших ветеранов, с которыми я нахожусь в постоянном контакте, что первыми нашими союзниками в борьбе с фашизмом были как раз немецкие антифашисты. Мы не должны забывать об этом. Это первое.

Второе. Мы часто слышим от многих друзей, что идет возрождение России, что Россия нужна на международной арене и так далее. Я бы сказал то же самое и про Германию. Не может огромная 80-миллионная страна быть пораженной в правах на всю оставшуюся жизнь. Мы никогда не должны забывать о трагедии ХХ века - Второй мировой войне. Никогда. Мы должны сделать выводы и сделать все, чтобы не допустить подобного в будущем. Мы должны исходить из реалий сегодняшнего дня и смотреть в будущее. Германия - наш крупнейший торгово-экономический партнер. Мы развиваем отношения по всем направлениям. В конце концов, мы в Европе находимся, и сейчас в ней происходят определенные процессы. Нельзя делать вид, что это страна какого-то второго сорта и что она не имеет на что-то права в связи с тем, что было в ХХ веке. Это было бы ошибкой.

Присутствие Канцлера как бы подводит черту под всеми этими событиями прошлого века. Мне кажется, что это серьезно, это важно и полезно.

Что касается Мексики, это один из наших партнеров в сфере энергетики. Мексика, как вы знаете, один из крупнейших производителей и экспортеров энергосырья. Сейчас мексиканское правительство изучает возможности либерализации в этой сфере и по нефти и по газу. И у наших компаний и у Газпрома есть большой интерес к сотрудничеству. И в Мексике это было самым важным.

Вопрос: Гастрономически, что больше всего запомнилось?

Владимир Путин: Не обращал на это внимания. Если по-честному, я здесь, как и в Москве, с утра ем кашу.

Вопрос: Вы пригласили всех своих коллег на 60-летие Победы?

Владимир Путин: Посмотрим, в каком формате все это делать. Но отмечать этот юбилей мы будем обязательно. Мы объективно должны посмотреть на второй фронт, который начинался не в Нормандии. Он был и до того. Помощь Соединенных Штатов Советскому Союзу в ходе Второй мировой войны была значительной с самого начала. Хоть и называли тушенку "вторым фронтом", но без тушенки тоже было плохо. И самолеты, и машины. Можно вспомнить северные конвои и британских моряков-героев, которые там погибали. Это была очень тяжелая и героическая работа для британских моряков. Это все элементы Второй мировой войны, все элементы нашего сотрудничества. И нельзя забывать ни о чем. Я уже рассказывал, когда Джордж Буш прямо в ходе мероприятия в Нормандии встал и сказал, что этого ничего бы не было без России. Это тоже признание реальной роли Советского Союза и России сегодня. Если мы в таком партнерском духе будем выстраивать отношения, это пойдет на пользу всем.

Вопрос: По Вашим ответам заметно, что Ваша философия - это все же достижение единства, а не игра на противоречиях. Правильно?

Владимир Путин: Конечно. Именно об этом мы подробно и говорили вчера и позавчера.

(Ответы Владимира Путина на вопросы журналистов размещены на официальном сайте президента России)