Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт утвердил продолжение широкомасштабной антитеррористической операции в секторе Газа, при участии ВМС, ВВС и сухопутных войск страны
Euronews

Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт утвердил продолжение широкомасштабной антитеррористической операции в секторе Газа, при участии ВМС, ВВС и сухопутных войск страны.

Ольмерт впервые принял участие в заседании генерального штаба Армии обороны Израиля. Он заявил высшим офицерам, что сдержанность, проявленная в начале операции "Летние дожди", пошла на пользу имиджу страны на международной арене и позволила оправдать дальнейшие действия военных перед западными государствами.

Новый этап операции "Летние дожди" был запланирован заранее, но на его проведение военным требовалось разрешение политического руководства страны. По словам военных, израильская армия планирует значительно усилить действия против террористов в секторе Газа, и с течением времени давление на террористические группировки будет нарастать, сообщает NEWSru Israel.

Представители командования Южного округа Армии обороны Израиля подчеркнули, что операция будет продолжаться вплоть до достижения двух целей: освобождения похищенного палестинскими боевиками израильского военнослужащего Гилада Шалита и прекращения ракетных обстрелов. "Палестинцы должны понять, что ракетные обстрелы не оправдывают себя", - говорят военные.

Иордания применит все свое влияние на Израиль, чтобы остановить операцию в Газе

Иордания применит все свое влияние на Израиль, чтобы остановить военную операцию в секторе Газа. Об этом, как сообщили в Аммане журналистам, сказал во вторник король Абдалла II в беседе с главой Палестинской национальной администрацией Махмудом Аббасом.

"Иордания усилит дипломатические шаги как во взаимодействии с международным сообществом, так и по собственным каналам", - сообщила пресс-служба монарха по окончании переговоров, передает ИТАР-ТАСС.

В то же время по данным агентства Ynet, тема кризиса в секторе Газа была не единственной во время внепланового визита главы автономии в Амман. Со ссылкой на высокопоставленный палестинский источник оно сообщило, что в Иордании глубоко озабочены возможностью появления самодельных ракет на территории Западного берега реки Иордан. В Аммане не хотят, чтобы на границе королевства возник новый очаг боевых действий.

Согласно сообщению Ynet, иорданская разведка передаст Махмуду Аббасу, возглавляющему все силовые структуры автономии, списки активистов, создающих ракетную инфраструктуру на Западном берегу.

Кто контролирует "Хамас"?

Превращение "Хамаса" в правительство расширило масштабы его амбиций, но главный вопрос - в чьих руках контроль: в руках Халеда Машаля в Дамаске или правительства Исмаила Хании в Газе и на Западном берегу? - пишет The Times. Газета анализирует, кому реально принадлежит власть в партии.

"Хамас", Движение исламского сопротивления, потряс Ближний Восток, победив в январе на палестинских выборах к огорчению западных правительств и арабских автократий, нервничающих из-за гальванизирующего влияния этой победы на их исламскую оппозицию.

Для Израиля "Хамас" - это три лица террористической организации, снявшей маску, когда ее вооруженное крыло приняло участие в похищении ефрейтора Шалита и начало обстрелы Ашкелона ракетами, проникающими на территорию Израиля дальше, чем это бывало ранее.

Для сторонников "Хамаса" его военное, политическое и живущее в изгнании руководство - это три кита, на которых стоит единая дисциплинированная организация, чьи лидеры за два десятилетия превратились из начинающих боевиков в министров, мечтающих взять под контроль всех палестинцев, дома и за границей. Четвертый кит - это заключенные израильских тюрем, пишет британское издание.

Одна из основных зарубежных финансовых баз "Хамаса" - Ливан. В двухстах милях к северу от Газы, в узком переулке офис "Хамаса" в Бейруте за стальными воротами охраняют одетые в черное вооруженные боевики движения "Хизбаллах", ставшего, пожалуй, самой точной ближневосточной аналогией эволюции "Хамаса", полагает The Times.

"Хамас", как и "Хизбаллах", стремится найти равновесие между своей идеологической задачей уничтожения Израиля и прагматичными реалиями правительства, представляющего интересы всех палестинцев, а не только тех, кто голосовал за него. Инсайдеры "Хамаса" признаются, что не ожидали победы на выборах и планировали два-три года оставаться в оппозиции, чтобы осуществить переход от "освободительной" к "конституционной" эпохе.

"Хамас" пытается сочетать политическую деятельность с сопротивлением, - говорит Мустафа Саваф, политический аналитик из Газы. - Политическое руководство устанавливает общие рамки, а военное крыло - это мастера своего дела. Они решают, где, когда и как". Именно эту двухколейную политику, которая восхищает сторонников "Хамаса", осуждают Израиль и Запад.

Некоторые в "Хамасе" утверждают, что теракты смертников контрпродуктивны, если учитывать западное общественное мнение. Другие озвучивают популярное среди палестинцев мнение, что одними переговорами своих целей не добьешься и только оружием можно изгнать Израиль.

Сторонники жесткой линии и многие простые палестинцы были в восторге от "тоннельного налета" и похищения израильского военнослужащего. Они заявляют, что правительству "Хамаса" не давали править, так что оно могло вернуться к вооруженной борьбе. Но ключевой вопрос в том, что было заранее известно об атаке Хание, министру внутренних дел Саиду Сийяму и министру иностранных дел Махмуду Захару, подчеркивает The Times.

Правительство Хании утверждает, что было не в курсе, а непрозрачная внутренняя структура "Хамаса" (им руководит сверхсекретная "шура", куда входят лидеры Газы, Западного берега и изгнанники) делает непонятным процесс принятия решений.

В Израиле полагают, что Халед Машаль организует военные операции из Дамаска, при поддержке Сирии и Ирана. "Я думаю, что внешнее руководство управляло операцией в Керем-Шаломе, имея целью ослабить этот новый укрепленный пост. По-моему, всем известно, что Хания непричастен, а вот Махмуд Захар, похоже, был вовлечен с самого начала", - сказал The Times аналитик израильского правительства.

"Зарубежное руководство боялось нового поста на палестинских территориях. Руководство "Хамаса" на территориях было склонно к сближению с Махмудом Аббасом. Я подозреваю, что зарубежное руководство боялось, что правительство "Хамаса" сойдет со столбовой дороги и выработает собственную независимую политику", - добавил он.

Противники в среде палестинцев тоже ухватились за возможность подорвать правительство "Хамаса". "Политическое руководство "Хамаса" за границей заявляет, что решение остается за военным крылом в Газе, а военное крыло говорит, что решение за политическим руководством за границей, - заявил пресс-секретарь президента Аббаса Валид Авад. - Исмаил Хания, видимо, не имеет права голоса в том, что происходит в данном случае".

50-летний Машаль, бывший профессор физики, ушел в подполье после угроз Израиля убить его. Он пережил покушение в 1997 году, когда агенты "Моссада" брызнули в него ядом. С 2001 года он живет в Дамаске и является ключевой фигурой фандрайзинга (поиска финансирования), в апреле он собрал 100 млн долларов в Иране и Катаре для правительства "Хамаса".

Усама Хамдан, глава "Хамаса" в Ливане, заявил The Times, что зарубежное крыло движения занимается в основном фандрайзингом и пропагандой. "У "Бригад аль-Кассама" свое руководство, принимающее решения, исходя из оперативной обстановки", - сказал Хамдан.

Он отрицал раскол между Газой и Дамаском, заявив, что именно Машаль заключил с Аббасом недавнее соглашение по "инициативе палестинских заключенных", по сути связанной с признанием права Израиля на существование. "Израильтяне делали ставку на гражданскую войну между "Хамасом" и "Фатхом", особенно, когда были разногласия по "инициативе заключенных, - заявил Хамдан. - Но выяснилось, что единственный, кто смог добиться соглашения между "Хамасом" и "Фатхом", это Халед Машаль".

В феврале Машаль провел также встречу с делегацией отставных американских дипломатов в Дамаске. Эдвард Пек, бывший американский посол в Ираке, заявил, что верховный лидер "Хамаса" оказался "умеренным во многих отношениях" и готовым вести диалог с Вашингтоном.

В то же время инсайдеры "Хамаса" признают, что существует напряженность между лидерами и военным крылом, которое хочет продолжать теракты против Израиля. "Политическое и военное крыло иногда имеют разные точки зрения, но я верю, что в конце концов решения будет принимать политическое крыло", - заявил The Times ветеран "Хамаса" Сайед Салем Абу Мусамех.

"В отличие от других организаций, все члены военного крыла "Хамаса" имеют образование в области идеологии и культуры, а не только в военной сфере. Это облегчает нам жизнь. У нас было 15 спокойных месяцев, когда не было серьезных проблем. Кто-то говорил: "Решение прекратить джихад неверно", - но в конце концов они подчинились этому решению", - пояснил он.

Такие заявления противоречат тону лидера военного крыла "Хамаса" Мохаммеда Дейфа в документальном фильме телеканала Al-Jazeera, где он появляется с боевиками в масках, которые готовят взрывчатку, делают ракеты и роют тоннели. Дейф, просидевший в тюрьме 13 лет, с 1982 по 1995 год, является в Израиле активно разыскиваемым преступником и не проявляет признаков смягчения. "Мы доберемся до израильтян. Мы доберемся до них везде, даже в их домах. Мы найдем их на всех оккупированных землях", - заявляет Дейф. - Израиль оккупировал землю, и мы вправе бороться против оккупации, за освобождение земли, потому что это исламская земля".

Многие аналитики согласны в том, что, хотя разногласия существуют, внутренняя дисциплина в "Хамасе" достаточно сильна, чтобы сдержать их. "Хамас" сравнительно дисциплинированное движение, - сказал аналитик израильского правительства. - Это не означает, что напряженности нет. В последние два года трения усилились. Из-за того, следует ли им идти в политику, участвовать в выборах, из-за сопротивления и инициативы заключенных, и трудно сказать, насколько остры разногласия. Но можно говорить о том, что "Хамас" расколот".

Но более серьезная и давняя проблема "Хамаса" состоит в том, как ему добиться признания - и не только недоверчивыми Израилем и Западом, но и светскими палестинцами, отмечает The Times. "Это часть дилеммы, стоящей перед правительством. Ему надо взять на себя национальное бремя, а не проводить в жизнь социальную программу исламистов", - заявила Беверли Милтон-Эдвардс из Университета Белфаста, автор книги "Исламская политика в Палестине".

"Они пытаются взять под контроль все национальное движение, включая "Организацию освобождения Палестины", и сделать его исламским. Это не отражает результаты выборов. Избиратели голосовали за перемены и реформы в национальных интересах. - продолжает Милтон-Эдвардс. - Именно поэтому они до сих пор являются движением, а не правительством и не политической партией". (Полный текст на сайте InoPressa.ru.)