10 марта, стало известно, что их примеру последовал и министр внутренних дел республики Рамазон Рахимов. Теперь он зовется Рахимзода, что означает, как и в прежнем случае, - потомок Рахима
ozodi.org

Высшие чиновники в Таджикистане продолжают массово отказываться от русского написания своих фамилий и звать себя на традиционный персидский лад. С начала 2014 года новыми паспортами обзавелись главы Минздрава, Минсельхоза, Агентства по борьбе с коррупцией, не говоря уже о руководителях районов и городов республики. В понедельник, 10 марта, стало известно, что их примеру последовал и министр внутренних дел республики Рамазон Рахимов. Теперь он зовется Рахимзода, что означает, как и в прежнем случае, - потомок Рахима. Информацию о переименовании распространила пресс-служба МВД республики. Эта инициатива стала "данью уважения к национальным и традиционным обычаям таджикского народа", цитирует "Интерфакс" текст заявления ведомства.

Кампания по смене фамилий в стране началась еще в 2007 году, когда президент республики Эмомали Рахмон, до марта 2007 года носивший фамилию Рахмонов, объявил, что решил именоваться Рахмоном - "по имени покойного отца". От прежнего отчества - Шарифович - он также отказался, его продолжают использовать при обращении к таджикскому президенту лишь русскоязычные официальные лица. Тогда же выступая перед собранием представителей таджикской интеллигенции, он призвал вернуться "к культурным корням" и "использовать национальную топонимику". Ряд чиновников сразу же последовали примеру президента. Впрочем, далеко не все. Так, дочь президента, работающая заместителем главы МИД страны, продолжает оставаться Озодой Рахмоновой.

Еще меньше желающих возвращаться к культурным истокам обнаружилось среди тех слоев, которые могут в будущем связать свою жизнь с российским рынком труда. Согласно данным статистики, приведенным в недавней статье генпрокурором страны Шерхоном Салимзодом, за последние три года в ведущих вузах страны лишь двое студентов остались верны национальным традициям. Остальные 513 учащихся выбрали русское написание фамилий и отчеств в паспортах. Это притом, что в 2007 году президент даже запрещал загсам регистрировать детей, фамилии которых имеют славянские окончания "-ев" и "-ов".

В своей статье генпрокурор упрекнул молодежь в низком уровне самосознания и патриотизма, своя порция обвинений досталась и системе образования. Главу надзорного ведомства поддержала и глава комитета по языку и терминологии при правительстве страны Гафхар Шарифзода, по мнению которой, "избавление от русских суффиксов в фамилии - национальный долг каждого гражданина Таджикистана". С этого началась нынешняя волна переименований высших чиновников. В социальных сетях, впрочем, эти заявления были встречены критически. Госслужащим предложили заняться развитием экономики страны, а не заменой имен и фамилий.

Специалисты, между тем, и ранее, еще до 2007 года, признавали определенную неразбериху с фамилиями в республике, население которой говорит на разновидности персидского языка, распространенного также в Иране и Афганистане. Так профессор истории, литературы и языкознания Миннесотского Университета ‎США Ирадж Башири еще в 2002 году писал, что некоторые люди принимают персидские имена (прежде всего, на "зод" или "зода"), бывшие в обиходе еще до советского периода в истории республики, другие, однако, по тем или иным причинам колеблются это делать. В частности поэтому, считает исследователь, некоторые персонажи новейшей истории Таджикистана больше известны не под своими именами и фамилиями, а под прозвищами. Так, например, писатель Облокул Хамроев больше известен под псевдонимом Сорбон ("вожак каравана").