Европейский суд обязал Россию выплатить пенсии израильтянам, эмигрировавшим из СССР
RTV International

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) накануне вынес постановление по делу 20 пенсионеров - граждан Израиля, лишенных пенсий в России после эмиграции из СССР на историческую родину. ЕСПЧ расценил это как нарушение принципа правовой определенности, права граждан на справедливое судебное разбирательство и права на частную собственность. Согласно постановлению суда Российская Федерация должна выплатить пенсионерам все, что задолжала, а также компенсировать причиненный моральный вред, пишет "Время новостей".

В ЕСПЧ обратились: 75-летняя Олена Торнопольская, 78-летняя Наталья Рубенчик, 83-летний Зиновий Гетцелев, 87-летняя Еня Лудер, 74-летняя Любовь Горфукель, 81-летняя Белла Славина, 87-летняя Елена Саблонская, 82-летний Михаил Друккер, 75-летняя Ирина Друккер, 74-летняя Мая Зак, 78-летний Арнольд Зак, 77-летняя Берта Полонетская, 77-летняя Хана Скопура, 77-летний Юзеф Липкин, 87-летний Владимир Соркин, 80-летняя Елена Марголина, 83-летний Павел Дыбкин, 83-летняя Еся Ламедман, 81-летний Юлий Берман и 80-летняя Лидия Берлин.

Заявители эмигрировали из СССР в Израиль в 80-х и 90-х годах и получили гражданство этой страны. Но еще до своего переезда на Землю обетованную они уже были на заслуженном отдыхе и получали пенсию. Однако после эмиграции по закону советского времени пенсию им платить перестали. А поскольку они покинули Советский Союз еще до его распада, под новое законодательство о пенсионном обеспечении Российской Федерации не попали, пишет газета.

В начале 2000-х годов эмигранты обратились в управления Пенсионного фонда по местам их прежнего проживания с просьбой восстановить пенсию, но им отказали. Тогда пенсионеры затеяли с фондом судебные тяжбы, и поначалу решения были вынесены в их пользу.

Суд постановил, что хотя пенсии люди получили еще в соответствии с советским законодательством, требования по их выплатам можно предъявлять и в соответствии с российскими законами, независимо от того, когда и куда они эмигрировали. Соответствующие разъяснения еще в 1998 году сделал Конституционный суд РФ. Пенсионный фонд восстановил пенсию по 10 делам: Рубенчик, Лудер, Полонетской, Липкина, Соркина, Марголиной, Дубкина, Ламедман, Берлин и Бермана.

В июне 2005 года Пенсионный фонд обратился в Верховный суд РФ за разъяснением, поскольку единообразия практики не было и в разных регионах суды относились к данной проблеме по-разному. Так, например, в Москве, Московской области и в большинстве других регионов суды отказывали в восстановлении пенсии эмигрантам, а в Санкт-Петербурге, Самарской, Калужской и Ярославской областях, наоборот, выплаты восстанавливали.

Одновременно Пенсионный фонд обратился с жалобами о пересмотре уже вступивших в силу решений в надзорном порядке в президиумах судов регионов, и все они были удовлетворены. Надзорные инстанции рассуждали следующим образом. Пенсии, которые выплачивались на основании законодательства СССР, невозможно восстановить, потому что заявители уехали из страны. А Конституционный суд говорил лишь о пенсиях, требования о выплате которых предъявлялись на основании законодательства Российской Федерации. Поэтому, заключили суды, у эмигрантов нет никаких законных оснований для продления этих выплат.

После этого в 2007-2008 годах пенсионеры-эмигранты написали жалобы в ЕСПЧ, где заявили, что отмена решений о продлении им выплат нарушила принцип правовой определенности. Следовательно, нарушено право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека).

Правительство РФ в лице уполномоченного при ЕСПЧ Валерия Матюшкина полагало, что в отношении бывших советских, а ныне израильских граждан никакой несправедливости допущено не было. Пенсионеры исчерпали все средства правовой защиты, а жалобы в надзорном порядке подавались Пенсионным фондом в связи с выявленными существенными нарушениями закона, поскольку нижестоящие суды требования этого закона проигнорировали и злоупотребили властью. В итоге, как следует из заявления российского правительства, закон восторжествовал, а пенсионерам нечего жаловаться ради собственной выгоды только потому, что первоначально решение было принято в их пользу.

Надзорный пересмотр уже вступивших в силу судебных решений - в свете европейского права в принципе не воспринимается как эффективное средство правовой защиты, а ЕСПЧ вообще считает его вредным. Об этом он заявлял во многих постановлениях по делам против России, и это же явилось толчком для проведения реформы. Теперь надзор применяется только в исключительных случаях, когда имеет место существенное нарушение закона или прав человека.

У Европейского суда по жалобам израильтян оказалось мнение, отличное от точки зрения российских властей. "Суд повторяет, что правовая определенность, которая является одним из фундаментальных аспектов верховенства закона, предполагает уважение к принципу окончательности суждений. Отступление от этого принципа оправдано, только когда есть необходимость устранить существенные нарушения и исправить фундаментальную ошибку", - говорится в постановлении ЕСПЧ. Согласно ему, надзорная инстанция высказала лишь свое мнение, не совпадающее с решением нижестоящих судов, и это нельзя считать исключительным обстоятельством.

Пенсионный фонд сначала возобновил выплаты пенсий, а потом аннулировал их. Поэтому, рассудил ЕСПЧ, данный факт подорвал веру заявителей в принцип правовой определенности, в обязательность судебных решений, что нарушило их право не только на справедливый суд, но и на частную собственность.

Не все пенсионеры требовали от суда выплат материального ущерба, но остальные по решению ЕСПЧ должны получить из российской казны то, что причитается им за годы работы в Советском Союзе, - от 51 до 17 421 евро (в общей сложности 141 828 евро). И каждый из 20 заявителей получит еще по 3 тыс евро за понесенные моральные страдания.