Российская мафия поставляла оружие сербским боевиками во время конфликта на Балканах
Архив NTVRU.com

Директор одной из наиболее авторитетных компаний в сфере банковского консалтинга сыграл ключевую роль в контрабандной продаже российской мафией тысяч ракет и миллионов единиц боеприпасов во время войны в Боснии. Как пишет сегодня британская The Guardian в статье, которую публикует Inopressa.ru , Марк Гарбер - директор компании по управлению активами Fleming Family and Partners. До недавнего времени он работал либо в российских представительствах компании, либо в своей штаб-квартире в Mayfair.

Судя по документам, собранным итальянскими следователями, уроженец Москвы Гарбер является одним из 10 человек, которым предъявлены обвинения в сотрудничестве с российской и украинской мафией, а также с бывшими агентами КГБ, политиками и теневыми синдикатами. Предметом такого рода сотрудничества была поставка оружия сербским боевикам во время конфликта на Балканах.

В настоящее время выдан международный ордер на арест Гарбера, который не может приехать в Великобританию из-за опасений, что его могут арестовать и выдать Италии. В документах он сейчас проходит как "лицо, скрывающееся от правосудия", хотя он продолжает работать в московском представительстве Fleming.

Речь идет о крупных поставках оружия: 30 000 автоматов АК-47, 400 управляемых ракет, 10 000 противотанковых ракет и 32 млн. патронов были конфискованы в 1994 году на корабле Jadran Express в Венеции. В число лиц, причастных к этой сделке, входят, в частности, британский гражданин российского происхождения, известный бельгийский преступник и основатель украинской секретной полиции. Пятеро из 10 названных лиц до сих пор находятся на свободе.

Гарбер предположительно начал участвовать в подобной деятельности в начале 90-х годов, когда он еще не работал во Fleming, а был одним из четырех директоров нефтяной компании "Синтез" в Москве - вместе с украинцем Дмитрием Стрешинским и двумя другими россиянами, Леонидом Лебедевым и Александром Жуковым.

В начале 1992 года Стрешинский основал новую компанию Global Technologies International Inc, целью деятельности которой была торговля оружием, оставшимся на Украине в качестве наследства от Советской Армии. Предполагалось, что клиентами Global Technologies были зарубежные правительства, однако, как выяснилось, Стрешинский использовал фальшивые сертификаты для контрабанды оружия в Боснию, несмотря на существовавшее строгое эмбарго.

После конфискации оружия на Jadran Express следователи обнаружили важный документ, свидетельствовавший о том, что оплата за поставки оружия производилась через счета двух компаний, зарегистрированных в Нью-Джерси: Trade Concepts Ltd и Shellenford Ltd (обе они были основаны "Синтезом"). Директорами этих компаний значились Дмитрий Стрешинский и Леонид Лебедев. В 1999 году Стрешинский был арестован в Германии по делу, связанному с оружием, конфискованным на Jadran Express, и экстрадирован в Италию. Он признал свою причастность к контрабанде, однако назвал Гарбера и Жукова своими сообщниками, утверждая, что эти двое дали разрешение на использование счетов компаний "Синтеза" в Нью-Джерси для сделок с оружием. Стрешинский утверждал также, что оружие продавалось не ради прибыли, а в обмен на уступки, позволяющие "Синтезу" вести бизнес на Украине - тем самым Жуков и Габер оказывались еще больше втянуты в это дело.

Жуков был арестован в этом году, когда он направлялся в Сардинию. Он провел 6 месяцев в итальянской тюрьме. Хотя в прошлом месяце Жуков был освобожден под залог, ему запрещено покидать Турин.

На прошлой неделе он дал эксклюзивное интервью The Observer, коснувшись предъявленных ему обвинений. "Я совершенно непричастен к этим сделкам", - подчеркнул Жуков. Он настаивает, что, покинув Лондон, почти не контактировал с другими директорами "Синтеза". Несмотря на это, с ним обошлись очень сурово.

"Они назвали меня опасным преступником и посадили в одиночную камеру. Это было ужасно".

В прошлом месяце итальянские следователи посетили Нью-Джерси, где представители упомянутых компаний предъявили доказательства того, что Жуков не имел полномочий на то, чтобы санкционировать использование счетов компании. Тем не менее, следователи настаивают, что, наряду с Гарбером и Лебедевым, Жуков был "деловым партнером", участвовавшим в контрабанде оружием.

От Гарбера никаких комментариев получить не удалось, однако его представитель заявил, что Гарбер отрицает свою причастность к контрабанде оружием. Fleming Family and Partners отказалась отвечать на вопросы. Связаться с Лебедевым также не удалось.