Российские стратеги отмечают, что Путин больше не верит в то, что Багдад возместит долг в размере 10 млрд. долларов
Архив NTVRU.com

Москва все более разочаровывается в Ираке и его политике. Российские стратеги отмечают, что Путин больше не верит в то, что Багдад возместит долг в размере 10 миллиардов долларов, пишет World Tribune.

Издание отмечает, что интересов России в Ираке гораздо больше, чем в любой другой арабской стране. Между тем, согласно опросу общественного мнения, результаты которого приводит радио "Свобода", только 4% россиян считают, что Москва должна поддержать Багдад в случае военного конфликта между США и Ираком.

В то же время российские промышленники говорят, что Путин уверял их в том, что свержение режима Саддама Хусейна никак не отразиться на сотрудничестве с Ираком. По словам представителя "Лукойла" Михаила Долгова, Москва обязалась защищать многомиллиардные интересы компаний в Ираке независимо от режима в Багдаде.

Издание приводит мнение Сергея Маркова, главы Института политических исследований. "Россия сомневается в том, что деньги по 40-миллиардному энергетическому контракту с Ираком будут выплачены", - считает он.

Газета отмечает, что уже несколько месяцев Багдад ведет переговоры с Москвой о том, чтобы остановить нападки США на Ирак. "Россия против военных действий на иракской территории, поскольку они поставят под достаточно сильный удар экономические интересы страны", - сообщает издание.

По словам Маркова, Москва не может рассчитывать на продолжение сотрудничества с Ираком и в том случае, если ООН введет санкции в этой стране.

Между тем, пишет World Tribune, в Москве сейчас уже склоняются к тому, что войну в Ираке не остановить.

Ирак попал в число важнейших экономических партнеров России в разгар "холодной войны", когда Советский Союз поставил Багдаду огромное количество современной боевой техники и вооружений и приступил к строительству целого ряда предприятий тяжелой промышленности.

Важный этап в истории российско-иракского экономического сотрудничества начался в 1969 году, когда в Ираке была создана национальная нефтяная компания. Для обеспечения ее инвестициями и для обучения ее работников навыкам освоения месторождений были заключены договоры с иностранными государствами, в первую очередь с СССР.

С этого времени советские нефтяники работают в Ираке, а после национализации нефтяной промышленности в 1972-1975 годах они занимают в ней приоритетные позиции. Численность советских специалистов, работавших в иракской нефтяной промышленности, превышала 6000 человек. Война 1990-1991 годов заставила их покинуть страну. К тому моменту долг Ирака Советскому Союзу составлял 7 миллиардов долларов.

Сейчас представители Саддама Хусейна не устают повторять, что Ирак признает этот долг, но вернуть его можно будет только после снятия международных санкций. Надежда получить эти деньги - одна из составляющих российских экономических интересов в Ираке.

Но, конечно, главный интерес для России - это нынешние доходы от участия в торговле иракской нефтью и перспективы участия российских компаний в разработке иракских нефтяных месторождений.

Контакты с иракскими нефтяниками возобновились в 1994 году. В 1995-м было заключено межправительственное соглашение, определившее принципы и пути сотрудничества двух стран в нефтяной области. С декабря 1996-го Россия стала участницей ооновской программы "Нефть в обмен на продовольствие". А в 1997-м был заключен самый крупный контракт между Ираком и консорциумом российских компаний во главе с "Лукойлом" о разработке нефтяного месторождения "Западная Курна - 2".

В течение последних лет именно Россия является крупнейшим торговым партнером Ирака в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие". По данным первого заместителя министра энергетики РФ Ивана Матлашова, с декабря 1996 года по 29 мая 2002 года российскими компаниями было продано около одного миллиарда баррелей иракской нефти на сумму 15 миллиардов долларов, что составило примерно 40 процентов от общего объема иракского экспорта нефти. Такого впечатляющего результата российские компании добились не потому, что превосходят своих западных конкурентов в изворотливости на мировом рынке нефти, а в силу того, что Саддам Хусейн предоставляет им режим наибольшего благоприятствования.

Американцы называют такую его политику "разыгрыванием российской карты" в борьбе за отмену международных санкций. Тот же режим наибольшего благоприятствования позволил ряду российских компаний застолбить за собой некоторые из богатейших иракских месторождений нефти.

Проблема только в том, что, пока действуют санкции, иностранные компании не могут добывать нефть в Ираке, они вправе лишь выполнять подряды на разведку и бурение скважин для иракцев. Тем не менее контракты на разработку иракских нефтяных месторождений чрезвычайно ценны. Ведь после отмены санкций (рано или поздно это произойдет) Ирак способен очень быстро превратиться в нефтяную супердержаву.