Иранские власти не подтверждают сообщения о задержании на АЭС "Бушер" украинского террориста, информация о котором распространилась накануне
Global Look Press

Иранские власти не подтверждают сообщения о задержании на АЭС "Бушер" украинского террориста, информация о котором распространилась накануне. Ничего не знают об этом и в посольствах России и Украины.

В мировые СМИ информация о задержании гражданина Украины, который проник на АЭС "Бушер" вместе с российским сотрудником, работающем на станции по контракту, попала от агентства AP.

Со ссылкой на иранскую государственную газету Hamshari сообщалось, что "украинский эксперт" каким-то образом был связан с российским подрядчиком, обслуживающим иранскую АЭС. Характер и сроки предполагаемой диверсии не уточнялись, однако в сообщении AP отмечалось, что из-за международных санкций Иран вынужден закупать необходимые детали для ядерной программы через третьих лиц, что создает возможности для саботажа.

Кроме того, приводились слова Асгара Зарина, заместителя руководителя ядерной программы Ирана по безопасности, который обвинял Сандийские национальные лаборатории Министерства энергетики США и корпорацию Lockheed Martin в манипулировании деталями, необходимыми Ирану для ядерных объектов.

Стоит отметить, на сайте иранской газеты сообщение о задержании диверсанта отсутствует, а в СМИ, в частности, на сайтах, посвященных иранской ядерной программе, информация распространялась со ссылкой на AP. Арабские издания сообщение проигнорировали.

"Действительно, проходило такое сообщение, и многие иранские СМИ его перепечатали и опубликовали, но посольство не было об этом уведомлено", - заявили РИА "Новости" в российским посольстве в Тегеране.

В украинской дипмиссии, как оказалось, тоже ничего не знают о задержании соотечественника: "Мы не комментируем эту ситуацию. У меня нет информации".

А источник в российской атомной отрасли заверил агентство, что иранские власти не подтверждают информацию СМИ.

В настоящее время "Бушер" является единственной иранской атомной электростанцией. Ее строительство начала немецкая компания Siemens еще в 1975 году, но из-за исламской революции, произошедшей в Иране в феврале 1979 года, строительные работы прекратились, а контракт был расторгнут. В январе 1995 года достраивать "Бушер" начали российские специалисты. Тогда соглашение было подписано с российской компанией "Атомстройэкспорт" (входит в "Росатом").

Первый энергетический блок электростанции "Бушер" мощностью 1000 МВт российский подрядчик сдал иранским заказчикам 23 сентября 2013 года. Тогда стороны заявили, что "Бушер" будет находиться на гарантии России два года, а российские эксперты останутся на станции для консультирования персонала и оказания технической поддержки.

Летом 2014 года Иран и Россия согласовали условия нового соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере. В соответствии с условиями договора, Росатом построит на Бушерской АЭС два дополнительных энергоблока. Всего Тегеран заинтересован в строительстве 20 энергоблоков, что должно позволить стране нарастить экспорт нефти.

Также предполагается, что Россия и Иран будут сотрудничать, помимо энергетики, в области строительства железных дорог, промышленности и сельского хозяйства. Окончательно намерения должны быть подтверждены на полях Каспийского саммита в сентябре 2014 года.

Добавим, в сентябре 2010 года стало известно о поражении компьютеров сотрудников АЭС в Бушере вирусом Struxnet. Тогдашний президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад обвинил "врагов Ирана" в создании "ограниченных" проблем в работе центрифуг комплекса для обогащения урана. Предполагается, что этот вирус являлся совместной разработкой американской и израильской разведок.

Вирус успешно выводил из строя системы управления центрифуг, вызывая различные неполадки. Позднее он перебрался на домашний компьютер одного из сотрудников АЭС и распространился по интернету. Там его обнаружили несколько антивирусных лабораторий и независимых экспертов. Проанализировав структуру программы, специалисты заявили о причастности к разработке спецслужб. В итоге было выведено из строя более 20% имеющихся у Ирана центрифуг. Считается, что это был первый случай эффективного использования кибероружия.